Владимир Путин

Почему Юмашев считает себя ответственным за приход к власти Путина, но не за спецоперацию в Украине. Рассказываем 10 историй про зятя Ельцина, над которым снова сгустились тучи

4 25 4

«Как потомственный русский дворянин я буду на стороне родины, а не истины». Почему директор Эрмитажа выступает за войну в Украине

22 90 3

Это моя личная война. Как извлечь пользу из разобщенности российской оппозиции: четыре правила для бойцов-одиночек

16 52 8

Как Путин пытается «управлять» историей и почему у него не всегда это получается. Интервью с историком Иваном Куриллой

3 37 1

Отличить поражение от победы. Каким видит послевоенный мир Европа

11 65 2

Петр Первый и Владимир Последний. О чем умалчивает Путин, сравнивая себя с царем-реформатором

8 111 6

Поклонская назначена советником Генпрокурора России. Она прекратит вести соцсети и публичную деятельность

2 5 0

Суд морального превосходства. Зачем России альтернативный суд по правам человека

8 37 1

Победила «Дружба». Евросоюз согласовал шестой пакет санкций против России

19 48 1

Кафедра научного патриотизма. Как будет выглядеть идеологическая вертикаль в российском образовании

19 49 3

«В элитах есть ощущение, что Путин скоро уйдет». Публицист Валерий Соловей — о будущем президента, своем уголовном деле и информационных мистификациях

18 116 10

Игрушка для дедушки: зачем в России возрождают «пионерию»?

10 60 0

И вот общественное мненье. Несколько слов в защиту объединенного Запада и Эмманюэля Макрона

17 92 6

«Пятно на совести человечества» или либеральный автократ? Новым президентом ОАЭ стал старый друг Путина

3 45 1

Уволься и покайся. Почему санкционный список Навального не может быть моделью для люстрации

8 39 5