В ночь на 8 марта Брюссель и Анкара согласовали основные пункты плана по борьбе с миграционным кризисом. Эта новость не так хороша для Европы, как может показаться. Если вглядеться в условия, предложенные Турцией, можно увидеть, что сделка – это выкуп, который Евросоюзу придется заплатить за самого себя. Такое заявление делает старший корреспондент журнала Politico в Европе Мэтью Карничниг.

Как объявили участники переговоров, Брюссель согласился увеличить выплаты Анкаре с ранее обещанных 3 млрд до 6 млрд евро до 2018 года. Анкара со своей стороны примет у себя беженцев, которые пытались попасть с турецкой территории в страны ЕС без необходимых документов. Наконец, Брюссель пообещал ускорить вопрос о членстве Турции в ЕС и введение безвизового режима для турецких граждан, въезжающих в страны Шенгена.

Такие условия, пишет Карничниг, – четкое послание Анкары Европе, которое читается так: мы нужны вам больше, чем вы нам. И то, что Брюссель не только рассматривает предложение президента Реджепа Эрдогана, но и, скорее всего, примет его, если не полностью, то частично, – это признак отчаянного положения Евросоюза, и прежде всего Германии, которые столкнулись с самым серьезным кризисом европейского единства в истории, считает журналист.

С Турцией Европа оказалась в очень сложном положении. С одной стороны, – и это, безусловно, волновало многих в ходе прошедших переговоров, – принятие условий Анкары создает опасный прецедент и сигнализирует о том, что основополагающие принципы блока можно продать и купить. В конце концов, Эрдоган может получить то, что хочет, именно тогда, когда он укрепляет собственную власть внутри страны и превращает Турцию в то, что многие на Западе назовут диктатурой. Уступки такому партнеру могут нанести непоправимый ущерб имиджу ЕС. С другой стороны, отсутствие решения по миграционному вопросу приведет к крушению европейского принципа открытых границ и также нарушит доверие к институтам ЕС.

Второй вариант был бы для Европы страшнее. Именно поэтому канцлер Германии Ангела Меркель на встрече с главами стран ЕС убеждала, что сделка с Турцией «полностью в интересах» содружества и именно поэтому, вместо того чтобы упрекать или наказывать Анкару за очередное покушение на свободу слова и подавление протестов, Брюссель объявляет о том, что переговоры о вступлении Турции в Евросоюз могут ускориться.

В этой ситуации самое смешное и одновременно грустное, по мнению Карничнига, то, что на самом деле Эрдоган даже не хочет вступать в ЕС – членство в союзе несовместимо со стилем турецкого лидера. Поведение Эрдогана здесь во многом напоминает образ действий и мыслей его российского коллеги: заставив европейские страны вернуть Анкару за стол переговоров и продавив отмену виз, он продемонстрирует своему народу, что Запад считается с Турцией, а те, кто говорил иное, были не правы.

Еще на прошлой неделе предполагалось, что участие Анкары в решении кризиса беженцев обойдется Евросоюзу в 3 млрд евро. Новые условия, презентованные премьер-министром Ахметом Давутоглу утром 7 марта, шокировали глав европейских стран, пишет корреспондент Politico. В определенном смысле обновленное предложение Турции щедрее, чем то, на что европейцы рассчитывали первоначально, – например, Анкара согласилась увеличить количество мигрантов, которых она готова принять у себя. Но и цена за решение проблемы оказалась куда выше, чем кто-то в Брюсселе мог предположить. Может ли ЕС торговаться – вот главный вопрос.

«Предложение Турции станет прорывом, если будет реализовано, – убеждала Ангела Меркель журналистов после переговоров. – Да, обстоятельства осложнились. Но я правда считаю, что лучше иметь такое предложение, чем никакого».

Подпишитесь на Slon Magazine, чтобы читать больше аналитических статей на нашем сайте

Последние новости