На прошлой неделе стало известно, что Россия в 2016 году планирует занять на внешних рынках $3 млрд одним траншем. В Минфине подчеркнули, что выпуск евробондов состоится даже в том случае, если американские банки откажутся от участия в размещении (что и произошло). По мнению редакции журнала Economist, за решением о размещении бондов стоят не те причины, которые кажутся самыми очевидными.

Россия не выпускала номинированных в долларах облигаций с 2013 года, напоминает издание. Зачем делать это сейчас? Одно из объяснений – потребность страны в иностранной валюте: доллары могут перенаправить важным для экономики компаниям, чтобы уменьшить давление, которое они испытывают, обслуживая кредиты в иностранных банках после падения курса рубля. Кроме того, правительство могло бы и само использовать эти деньги: баррель Brent стоит $36, а при такой цене на нефть бюджет ждет дефицит на уровне 4% ВВП.

Однако, по мнению Economist, российский частный сектор не находится в отчаянном положении, за последние два года ему удалось сократить свои внешние долги на треть, а гигантских выплат в ближайшее время не предвидится. То же можно сказать и о российском правительстве: у государства по-прежнему есть значительные международные резервы, а Минфин готовит новый проект бюджета, в котором дефицит должны сократить за счет снижения издержек и увеличения налоговых поступлений. Кроме того, правительство может брать займы в рублях – это проще, а процентные ставки будут ниже.

Тогда почему страна заявила о выпуске евробондов? За этим решением могут стоять не столько финансовые потребности, сколько стратегические цели, предполагает Economist. Как отмечает аналитик лондонской Capital Economics Лиза Ермоленко, это может быть рассчитанный на долговременную перспективу шаг, призванный доказать, что Россия, несмотря на санкции и рецессию, может достать деньги, когда ей это потребуется, в том числе на иностранных рынках. На фоне риска, что российские резервные фонды обмелеют в случае, если низкая стоимость нефти продержится несколько лет, способность осуществить заимствования сыграет для Кремля роль успокоительного. По данным Economist, впоследствии Москва планирует привлечь еще большие средства – до $6–8 млрд уже в следующем году.

Наконец, успешное размещение суверенных облигаций станет для России хорошим пиар-ходом. Возможно, если власти США действительно рекомендовали крупным банкам отказаться от покупки российских бондов, Москве труднее будет найти себе партнеров. Но все указывает на то, констатирует издание, что она их найдет.

Подпишитесь на Slon Magazine, чтобы читать больше аналитических статей на нашем сайте