На фоне падения мирового фондового рынка голоса пессимистов всегда заметнее. Причем пока коррекция не кончилась, она всегда воспринимается как затяжной кризис и провоцирует рост активности инвестиционных гуру всех мастей, которые пытаются прославиться, соревнуясь в публикации апокалиптических прогнозов. СМИ нужны читатели и их клики, а страх является отличным продавцом: «ФРС совершила тяжелую ошибку», «Продавай все!», «Жесткая посадка в Китае приведет к затяжному спаду».

Кто из нас не видел этих публикаций, кто из нас не допустил хотя бы на минуту, что «заглядывает в глаза» первому тяжелому глобальному кризису с момента Великой Рецессии 2008 года?

Не верьте гуру, не верьте себе

Что со всем этим делать? Стоит ли срочно действовать, пытаясь опередить финансовые рынки, или принимать тактические решения, стремясь успеть за быстро меняющейся обстановкой? Обложиться графиками, терминалами, включить все соцсети и жадно ловить новости о прибылях и убытках?

Лучше сделать все наоборот. Глубоко выдохнуть и заняться своеобразным антикризисным у-шу, освободив разум от лишнего и сосредоточившись на сути. Вместо гонок за новостями перед принятием важных решений избавиться хотя бы от самых вредных, мешающих принимать разумные решения заблуждений. Не переживайте, в мире финансов все так же нет места эзотерическим практикам – заблуждения следуют из обычного поведения людей, которое сейчас неплохо изучено в рамках бихевиористской экономики.

В мире финансов нет места эзотерическим практикам – заблуждения следуют из обычного поведения людей

Заблуждение первое – вера в гуру. Представьте себе эксперимент: вы и ваши коллеги подбрасываете монетку: орел или решка? Скажем, 10 раз подряд. Если число участников достаточное, обязательно кому-нибудь повезет (может быть, вам) и все разы выпадет орел. Отлично, теперь вы стали гуру: вас какое-то время будут звать на ТВ, а кто-то даже захочет купить билет на вашу лекцию «Как добиваться результатов, играя в орла и решку».

Абсурд? Как может чисто случайный процесс принести титул «гуру»? И тем не менее за репутацией многих «говорящих голов» стоит именно случай, удача: один раз дал случайно оказавшийся верным прогноз (чем более невероятный, тем лучше) или заработал шальные деньги за счет использования финансового рычага.

Люди хотят верить в существование гуру, так уж устроен человек. Понимание, как работать со статистикой и данными, встречается не часто. Редко кто может честно признаться, что с теплотой вспоминает институтский курс по теории вероятности. Факт: нашему мозгу удобнее воспринимать реальность в виде историй, рассказанных другими, чем в виде данных, тем более связанных с вероятностями. Именно на этом строится успех гуру: люди хотят услышать историю успеха, как бы она ни описывалась: «внимательно вглядывался в квартальную отчетность», «видит по графику, куда пойдет рынок», «20 лет опыта в создании торговых стратегий». Услышать историю, а затем конкретное предостережение: бойтесь развивающихся рынков (или пузыря биотехнологий). Не важно содержание, устраивает сама модель подачи информации, когда центральная фигура наделяется сакральными знаниями: пять тысяч лет назад это был главный шаман, сейчас главный стратег.

Заблуждение второе – излишняя самоуверенность. Это проявляется отнюдь не только при принятии финансовых решений. Спросите у своих коллег (из тех, кто водит машину), как они оценивают свои водительские навыки. Ответы могут удивить, хотя и не слишком «дружить» с арифметикой. В США 93% отвечают, что водят лучше среднестатистического водителя. Нонсенс? Дело не в водителях: примерно схожим образом отвечают и учителя на вопрос, превосходят ли их способности к преподаванию условный средний уровень. Аналогичным образом люди, начав играть на бирже (особенно на стадии роста рынка!), вскоре приходят к выводу, что уж в торговле акциями они настоящие эксперты, и далее совершают опрометчивые и разорительные поступки.

Люди, начав играть на бирже на стадии роста рынка, далее совершают разорительные поступки

Человеку свойственно думать, что он понимает ситуацию лучше, чем его окружение. Но если профессор может успешно жить с этой мыслью в течение всей карьеры (к счастью, так уж устроена университетская жизнь), то на фондовом рынке за излишнюю самоуверенность придется скоро заплатить. Представим торговлю на фондовом рынке как игру с нулевой суммой – в каждой сделке выигрыш одного участника равен проигрышу второго. В такой ситуации для того, чтобы один участник заработал, другому нужно системно ошибаться, на что в среднесрочном периоде не стоит рассчитывать. Впрочем, у управляющих проблема избыточной самоуверенности проявляется еще более явно, чем у обычного инвестора, так что неизбежны аналогичные ошибки и, как следствие, регулярные потери.

Предположив, что от заблуждений мы избавились (хотя сделать это на самом деле намного труднее, чем пообещать себе), перейдем к тому, как и во что вкладываться.

Сам себе пенсионный фонд: держитесь курса на диверсификацию

Лучшее, что вы можете сделать со своими деньгами, это представить, что вы небольшой, но умный и жадный (пожалуй, в этом вопросе это качество положительное) глобальный пенсионный фонд (вряд ли вы захотите быть российским НПФ, поверьте). Соответственно, вам предстоит создать экосистему, присущую фонду: сформулировать инвестиционные принципы, выбрать удобный банк/брокера и надежный депозитарий. Хорошо, что тратиться на совет директоров, работу с регулятором и рекламу не придется. Но начать лучше всего с небольшого упражнения – с выбора ключевых инвестиционных принципов.

Ключевые инвестиционные принципы, которые приносят успех инвесторам на стайерской дистанции, остаются неизменными вне зависимости от фазы, в которой находятся мировые рынки. Их всего три: низкие издержки, диверсификация и распределение активов.

Низкие издержки – это тот параметр, который, как правило, может контролировать сам инвестор за счет выбора продуктов. Конечно, обычно продавцы не горят желанием раскрывать комиссию, которую они получают, как это происходит при приобретении продуктов страхования жизни или структурных продуктов. Иногда все высокие комиссии налицо, как в ПИФах (особенно с учетом скидок и надбавок). Именно поэтому инвестору очень важно внимательно смотреть за тем, чтобы выбирать вложения, не требующие высоких комиссионных. Особенно это важно, когда бурного роста на рынке не предвидится: одно дело отдавать 3–4% комиссионных при росте портфеля 10–12% в год, и совсем другое, когда комиссионные могут потенциально съесть всю ожидаемую прибыль. Классическое западное лекарство на этот счет – имеющие минимальные комиссии биржевые индексные фонды.

Диверсификация – это техника разделения вложений с тем, чтобы в среднем комбинация риска и доходности получилась лучше, чем при покупке отдельных составляющих портфеля (например, акций США). Ваша цель при такой диверсификации – чтобы при заданной доходности уровень риска был ниже. К примеру, приобретая акции из индекса MSCI USA, вы априори уменьшаете свой риск по сравнению с покупкой акции Apple. Для этого выбираемые активы должны вести себя по-разному в одинаковые периоды времени, или, на языке статистики, не полностью коррелировать. Смысл этих действий в том, чтобы не потерять слишком много из-за проблем одной компании. Разумеется, вам не придется самостоятельно собирать сотни акций и платить бесконечные комиссионные брокеру. На рынке есть готовые биржевые продукты, дающие доступ к диверсифицированному портфелю из акций или облигаций.

Выбираемые активы должны вести себя по-разному в одинаковые периоды времени

Однако как из существующих диверсифицированных инвестиционных портфелей создать собственный фонд? И что делать на случай, когда все «ингредиенты» портфеля ведут себя похожим образом? Как правило, такое явление встречается в периоды коррекции. Для защиты от таких явлений разумнее всего прибегнуть к стратегии распределения активов, основанной на разделении средств внутри портфеля между основными классами активов: денежными средствами, акциями, облигациями, сырьевыми товарами и драгоценными металлами. По сути, это та же диверсификация, только не внутри одной категории, а между ними.

Задача проста – нужно на основании данных о возрасте и приемлемом уровне риска подобрать пропорции различных классов активов. Решение есть, оно уже более 50 лет назад описано американскими экономистами, которые к тому же получили за него Нобелевскую премию. Но поскольку в нашем «фонде» нет портфельных управляющих, которым можно было бы поручить эту работу, вариантов два: или воспользоваться наивными правилами, которые можно легко найти в книгах по персональным финансам, или найти (желательно бесплатный) онлайн-сервис по построению таких портфелей на основе распределения активов.

Итоговый «оптимальный микс» активов зависит от вашей устойчивости к рискам и от срока, на который вы собираетесь инвестировать. Чем больше срок, тем большую долю акций стоит включать в портфель. Чем меньше склонность к риску, тем больше должно быть облигаций – в общем-то звучит несложно, хотя за этим стоит полноценная теория жизненного цикла. Для молодого читателя доля облигаций достаточна в размере 20–25%. Золота в хорошо диверсифицированном портфеле должно быть около 5%. Остальное предстоит перераспределить между ведущими экономиками: США, Европа (обратите внимание на Германию и Великобританию), Япония.

Во что инвестировать точно не стоит?

Давайте напоследок подумаем над тем, что мы точно не возьмем в портфель фонда. Лучшее инвестиционное решение сейчас уж точно не запас гречки и тушенки. Это было плохой идеей в 2008-м, плохое решение и сейчас. Рынки пойдут вверх быстрее, чем подойдет срок годности у консервов. Не стоит уповать и на физическое золото – в обладании им больше психологии, чем рациональной необходимости. Главная проблема с физическим золотом не столько в высоких спредах и налогах, которые придется отдать при покупке, а в моментальной потере ликвидности.

Главная проблема с физическим золотом в моментальной потере ликвидности

Выход в валюту – плохая идея в том смысле, что вовремя выйти удается в редких случаях и лишь благодаря удаче. Когда вы услышите совет очередного гуру пересидеть кризис в валюте, помните: его совет подразумевает, что уж он-то знает, когда нужно будет заходить в рынок. Это блеф, прямое следствие гипертрофированной самоуверенности. Ритуальные пляски, на которые обычно ссылаются гуру, вроде технического анализа, хороши для развлечения публики, но на практике не дают ответов о разворотах рынков.

Принстонский профессор, автор классической книги «Случайное блуждание по Уолл-стрит» Бартон Малкиель называл попытку ловить время для входа и выхода «самой большой ошибкой инвестора». В погоне за «правильным моментом» частные инвесторы массово покупают почти на пике роста рынков и продают далеко от максимумов, теряя на этом в среднем 5–6%. Кроме того, лучше все же не морозить деньги под отрицательные реальные процентные ставки. Подумайте вот о чем: если бы идея пересиживать неспокойные времена в деньгах была верной, мы бы увидели такие действия от крупных иностранных фондов, а этого не происходит!

Как это ни прискорбно говорить, возможно, стоит существенно ограничить вложения в отечественные ценные бумаги. Да, они кажутся сейчас очень дешевыми, но полезно помнить о той скромной роли, которую играют на глобальном рынке 10–15 российских компаний, чьи акции обладают нормальной ликвидностью.

Помните, мы договорились, что вы теперь директор своего собственного глобального пенсионного фонда. Избавьтесь от вредных заблуждений. Инвестируйте глобально, инвестируйте рационально. И – как всегда – удачи!

Подпишитесь на Slon Magazine, чтобы читать больше аналитических статей на нашем сайте