Согласно последнему прогнозу Международного валютного фонда, российская экономика в этом году продолжит жить в состоянии рецессии и сократится больше, чем предполагали ранее, – на 1% вместо 0,6%; скромный рост (1%) вернется в лучшем случае в 2017 году. Давление, которое испытывает российская экономика и финансовая система, сложно переоценить, но и недооценивать их способности противостоять этому давлению не стоит, призывает колумнист Forbes.com и Slon Magazine Марк Адоманис.

«Может быть, вся испорченная структура путинской экономики вот-вот рухнет? Возможно. За последние полтора года мировая экономика приобрела свойство неприятно удивлять, и очень может быть, что она продолжит в том же духе. У российской экономики нет иммунитета к финансовым коллапсам», – пишет Адоманис.

Однако есть два важных для финансовой системы страны фактора, взгляд на которые позволяет думать, что не все так ужасно. Это золотовалютные резервы и корпоративный долг.

Международные резервы страны действительно сокращались огромными темпами в конце 2014 – начале 2015-го, когда Центробанк тратил их на поддержание курса рубля. Но после марта прошлого года резервы стабилизировались на уровне $360–370 млрд. Это, безусловно, гораздо меньше, чем до начала кризиса (в январе 2014 года, например, в «кубышке» лежало больше $500 млрд), однако этого уровня должно быть достаточно, чтобы избежать бюджетного или платежного кризиса, считает колумнист. Уровень достаточности международных резервов России для покрытия импорта по-прежнему выше, чем у многих развитых стран, и далек от того, что считается минимальным для поддержания макроэкономической стабильности: по оценке Адоманиса, это 18–22 месяца; по расчетам ЦБ РФ – 11 месяцев (на 1 января 2015 года; тогда Россия занимала по этому показателю 11-е место в мире).

Международные резервы России и стоимость барреля Brent

Марк Адоманис, Forbes

Еще один риск – долги страны в иностранной валюте. Это общая проблема для сегодняшних развивающихся рынков, о которой говорят эксперты. Россия, как известно, находится в числе наименее закредитованных стран, и опасение здесь может вызывать не государственный долг, а кредиты корпоративного сектора, пишет Адоманис. Внешняя задолженность российских корпораций действительно упрямо растет с 2009 года, а в 2012–2013 годах она увеличилась более чем на $50 млрд. Однако во второй половине 2014-го нагрузка на корпоративный сектор начала снижаться.

Внешняя задолженность корпоративного сектора России

Марк Адоманис, Forbes

По мнению Адоманиса, в условиях, когда страна, пережившая обвал курса своей валюты, обладает внушительными международными резервами, а корпоративному сектору удается сокращать внешнюю задолженность, говорить о скором коллапсе не слишком уместно. Правда, отсутствие немедленной угрозы краха не означает, что экономика здорова или быстро растет, – ни то ни другое неверно, и россияне чувствуют это на собственном кармане. Однако, хотя многие компании – например, в нефтяном секторе – приготовились к экономическому апокалипсису, саму Россию, похоже, он обойдет стороной, считает колумнист. По крайней мере, так пока кажется.

Подпишитесь на Slon Magazine, чтобы читать больше аналитических статей на нашем сайте