Нефтегазовый завод Шайбах, Саудовская Аравия Barry Iverson / Newscom

Долгое время Саудовская Аравия избегала перемен. Доходов от нефти и внешней поддержки со стороны США было достаточно для сохранения статус-кво – как внутри страны, так и возле ее границ. Но ситуация изменилась: цены на нефть падают, влияние Соединенных Штатов на Ближнем Востоке ослаблено, регион охвачен конфликтами. Столкнувшись с падением доходов, власти королевства заявили о готовности к экономическим реформам. Однако их планам, как полагает The Economist, могут помешать их же политические амбиции.

Удешевление нефти – с $110 за баррель в 2014 году до менее $35 к началу 2016-го – произошло по ряду причин. Одной из них стала позиция Саудовской Аравии, готовой отстаивать свою долю рынка даже за счет низких цен. Но и для самого королевства, которое до 90% своих доходов получает от нефти, такие цены в перспективе опасны. Дефицит бюджета СА уже вырос до 15% ВВП в прошлом году, золотовалютные резервы сократились на $100 млрд.

В 1990-е годы, когда нефть подешевела, королевство переживало похожую ситуацию. Тогда за периодом падения цен последовал рост – этому способствовал экономический подъем Китая в 2000-е годы. Однако на этот раз никто – включая и правителей Саудовской Аравии – уже не надеется, что нефть снова будет стоить более $100 за баррель. Они признают, что экономике нужны реформы. В интервью The Economist на этой неделе принц Мухаммад (заместитель наследного принца, вице-премьер и министр обороны) рассказал, что может быть сделано.

Одна из мер – изменения в бюджетной и налоговой системе. Их цель – ликвидировать дефицит бюджета в течение пяти лет, даже в том случае, если цены на нефть останутся низкими. Фактически это значит – демонтировать систему, в которой доходы от нефти, а не налоги, используются для того, чтобы обеспечивать население бесплатным образованием и здравоохранением, покрывать значительную часть его расходов на коммунальные услуги.

Власти уже сделали первые шаги. Сокращение расходов в конце 2015 года позволило избежать роста бюджетного дефицита до уровня более 20%. В 2016 году планируется повысить цены на бензин, воду и электроэнергию, хотя в значительной степени их продолжит дотировать государство (до рыночного уровня, по словам принца, они могут вырасти в течение пяти лет). Анонсированы новые налоги – включая 5-процентный НДС, налог на сигареты и сборы за неиспользуемую землю.

Другая мера – развитие частного сектора. Сейчас большинство работающих граждан Саудовской Аравии занято в государственных структурах. Учитывая, что трудовые ресурсы королевства, по прогнозам, вырастут вдвое к 2030 году, его благополучие будет зависеть от диверсификации экономики и поддержки предпринимательства.

Власти готовы сокращать участие государства в экономике. У них есть планы по внедрению лицензированных (чартерных) школ и системы медицинского страхования, которую будут обслуживать частные структуры. Они готовятся приватизировать – полностью или частично – десятки государственных компаний и агентств (в таких областях, как авиаперевозки, коммуникации и энергетика). В том числе – национальную нефтяную компанию Aramco, крупнейшую нефтяную компанию мира, которая, как стало известно недавно, планирует провести IPO на лондонской бирже.

Будет ли все это выполнено? Обещания реформ в Саудовской Аравии можно было слышать и прежде, но в действительности сделано было немного. В нынешней ситуации возможность модернизации экономики будет зависеть и от того, как власти королевства будут выстраивать внутреннюю и внешнюю политику.

До сих пор государство, обеспеченное дорогой нефтью, щедро финансировало социальную сферу. Эта щедрость, помимо прочего, компенсировала гражданам недостаток их прав. В нынешнем положении политическая либерализация могла бы смягчить негативный эффект от бюджетных сокращений. Но власти к масштабным политическим реформам не готовы. Так, женщинам в Саудовской Аравии лишь недавно позволили голосовать и избираться в муниципальные советы (лишенные существенных полномочий), однако им, как и раньше, запрещают водить машину. При этом власти заняли жесткую линию по отношению к тем, в ком видят источник угрозы: недавним примером стала казнь более 40 человек, обвиненных в терроризме. В их числе оказался популярный шиитский проповедник, смерть которого привела к разрыву отношений между Саудовской Аравией и Ираном.

Жесткой позиции власти королевства придерживаются и во внешней политике. Находясь в конфликте с шиитским Ираном, они выступают в роли защитника мусульман-суннитов, противостоят союзникам Ирана в Йемене и Сирии.

Оправдывая свою политику, Эр-Рияд ссылается на необходимость обеспечивать стабильность внутри страны и интересы Саудовской Аравии за ее пределами. В действительности королевство втягивается в религиозный конфликт, участие в котором оно просто не может себе позволить – не говоря уже о том, чтобы в нем победить. Траты на оборону и безопасность уже составляют более четверти государственных расходов королевства. Ко всему прочему, конфликты в регионе отпугивают инвесторов. Если власти Саудовской Аравии действительно хотят модернизировать свою экономику, им стоит с этим считаться.

Подпишитесь на Slon Magazine, чтобы читать больше аналитических статей на нашем сайте