Неделю назад я написал о том, как неохотно мы готовы принимать реальность; насколько нам более интересны домыслы, чем смыслы; в какой мере невежество легко и непринужденно маскируется за псевдонаучными построениями. Я хотел бы продолжить тему, отчасти коснувшись аспектов, писать о которых скоро может быть законодательно запрещено.

Оборотной стороной мифологизации нашей жизни выступает утрата культуры дискуссии. Аргументы в повседневной жизни давно уступили место оскорблениям, мы сталкиваемся с этим на каждом шагу. Но дела обстоят даже хуже – так получилось, что смыслы, используемые в общественно-политической дискуссии, тотально искажены. И мне кажется, этому искажению нет в мире аналогов.

Либералы

Начнем с самого простого и безобидного дискурса. Одним из наиболее ругательных слов в России давно стало понятие «либерал». Им обозначают лиц, «продавшихся» Западу, восторгающихся ничем не ограниченной стихией рынка, стремящихся разрушить традиционные ценности и рассматривающих народ как быдло, которым можно пожертвовать ради финансовой выгоды. Не рискуя ошибиться, можно утверждать, что такой смысл вкладывается в это понятие только в нашей стране.

Изначально либералами называли тех, кто выступал за ограничение власти правителей над обществом и за расширение личных свобод (и эта тема сегодня отнюдь не исчерпана), но уже с середины XIX века в экономике они стали все сильнее сдвигаться к центристским позициям. Джон Стюарт Милль и Томас Грин стали одними из самых влиятельных адептов «социализации» хозяйства; на рубеже XIX–XX веков либералы противостояли консерваторам в стремлении ввести элементы социального государства, выступая последовательными критиками трестов и монополий, а также имущественного расслоения, предшествовавшего Великой депрессии.

Один из интеллектуальных лидеров либералов, Джон Мейнард Кейнс в 1920–1930-х годах нанес сокрушительный удар по неоклассической экономике, обосновав потребность в широком государственном вмешательстве с целью успешного регулирования циклических кризисов. Нобелевский лауреат Пол Кругман, один из авторов экономической программы Барака Обамы и сторонник «общества благосостояния», не зря назвал одну из своих недавних книг, в которой описывает принципы построения справедливого общества, «Кредо либерала». Именно либералы при Джоне Кеннеди и Линдоне Джонсоне реализовали в Америке программу «Великое общество» (Great Society), серьезно приблизив Штаты к европейским либеральным обществам, в которых социальная поддержка и солидарность были гораздо более выражены. Противостояли же либералам консерваторы – и резкий поворот к свободному рынку в эпоху Маргарет Тэтчер и Рональда Рейгана был основан на идеях, идущих от Фридриха Хайека, полагавшего, что любое заигрывание с государством есть не более чем начало «дороги к рабству».

До сих пор во всем мире существует четкое противопоставление либералов как сторонников социального государства и консерваторов как адептов laissez faire – противопоставление, которое сложилось не менее ста лет тому назад. И только в России сторонников свободного рынка и ограниченного влияния государства на хозяйственную жизнь называют либералами, а ту группу, которая практически поставила всю экономику под контроль государства и его институтов, – консерваторами. При этом те, кто ввел столь экзотические понятия, удивляются, что их не понимают на Западе… Но это, так сказать, непринужденная прелюдия к более интересным сюжетам.

Фашисты

В феврале 2014 года в Киеве победило антиолигархическое народное движение, положившее конец коррумпированному режиму Виктора Януковича.

Полная версия доступна только подписчикам

Последние новости