Армянские полицейские сдерживают протестующих у российского посольства в Ереване, требующих выдачи Валерия Пермякова. Фото: REUTERS/PAN Photo/Hrant Khachatryan

Выдадут ли Валерия Пермякова Армении? Конечно, нет. В настоящий момент он находится на российской военной базе в Гюмри, то есть, формально – на российской территории. Выдать своего гражданина другому государству запрещает конституция, конкретно 61-я ее статья. Со ссылкой именно на эту статью российские власти в 2007 году отказались выдать Андрея Лугового, которого Великобритания обвиняла в убийстве Литвиненко. «Мозги им надо поменять, а не нашу конституцию», – подытожил тогда Владимир Путин.

В этом смысле рядовой Пермяков ничем не отличается от депутата Лугового. Вообще-то это такая мировая практика: редкая страна выдает своих граждан. Когда протестующие в Гюмри и Ереване требуют выдать солдата армянскому правосудию, они напрасно сотрясают воздух. Впрочем, между Россией и Арменией существует еще и межправительственное соглашение, которое позволяет выдать рядового, но чем руководствоваться – им или конституцией – решает главная военная прокуратура, и решение это будет политическое.

Иллюстрация: vk.com/antimaidan__zaria

Более реалистично и осмыслено было бы требовать открытого суда вместо закрытого военного трибунала, который, скорее всего, грозит Пермякову. Российские военные (как звягинцевский Левиафан) отчего-то считают, что любую информацию всегда лучше скрывать, и раскрытие ее – сродни предательству.

В ситуации с убийством в Гюмри, на самом деле, все наоборот: Россия рискует очень многим и должна быть заинтересована в справедливом правосудии.

Открытого суда, скорее всего, не будет. Хотя бы потому, что его не требуют власти Армении. Они вообще с самого начала ведут себя странно: когда рядовой Пермяков был пойман на армяно-турецкой границе, его немедленно передали на российскую базу, то есть отдали России. Теперь официальный Ереван молчит: ничего не требует, никак не комментирует происходящее, а только вяло пытается успокоить протестующих, посылая к ним то генпрокурора, то главу епархии.

Впрочем, не нужно быть большим экспертом в армяно-российских отношениях, чтобы найти объяснение столь странному на первый взгляд поведению. Военная база в Гюмри – основа армянской безопасности. Точнее, это гарантия того, что Азербайджан не нападет на Армению и не попытается вернуть себе Нагорный Карабах.

Война между Арменией и Азербайджаном за Нагорный Карабах закончилась 20 лет назад, в 1994 году. Армения не просто выиграла – она разгромила азербайджанскую армию, заняла Нагорный Карабах и несколько азербайджанских районов, которые отделяли территорию автономной республики от территории Армении. Тогда же была провозглашена Нагорно-Карабахская республика, которая формально не признана до сих пор никем, включая саму Армению.

За прошедшие 20 лет многое изменилось, Азербайджан превратился в богатейшую нефтедобывающую страну. В тучные нулевые выросло поколение молодых азербайджанцев, которые живут мечтой рано или поздно вернуть утраченный Нагорный Карабах. Необъявленная война с Арменией и постоянные перестрелки на границе – это реальность последних двух десятилетий.

«Карабахнаш» – главная духовная скрепа и болевая точка Азербайджана, какой Крым для России никогда не был и не будет.

В Армении, напротив, за 20 лет изменилось немногое. 

Полная версия доступна только подписчикам