Георгий Дерлугьян
Эта статья была опубликована в новом номере мобильного журнала Slon Magazine —

«Любовь к трем выходным: как мечта о короткой рабочей неделе воплощается на Западе и вредит в России».

Все номера нашего журнала можно загрузить бесплатно в AppStore

Смерть капитализма в ближайшие тридцать лет не гарантирована, но вполне возможна: его убьет то, что сто лет назад породило Сталина и Гитлера, – мировая война, прогнозирует социолог Георгий Дерлугьян. Но только воевать в ней будут не страны. А армии белых и синих воротничков, потерявших работу и увязших в кредитной кабале. Звучит невесело, но это одно из самых безобидных рассуждений Дерлугьяна, известного в России благодаря его этнографической книге «Адепт Бурдье на Кавказе» (и это не об авторе, просто пока главный герой, сепаратист из Кабарды, залечивает раны от шальной пули в военном госпитале, в руки ему попадает томик французской политической социологии).

Бывший советский африканист, а ныне профессор Нью-Йоркского университета в Абу-Даби и ученик живого классика социологии Иммануила Валлерстайна, Дерлугьян называет себя «вынужденным марксистом», хотя злые языки в университетской тусовке явно нашли бы слово и потяжелее. Он верит в политэкономическую эффективность гитлеровского нацизма, на дух не выносит разговоры об идеологической зомбификации обывателей в тоталитарных режимах, а Сталина считает заурядностью, хотя и приравнивает культ его личности к ажиотажу вокруг «Битлз».

Через несколько месяцев в издательстве Института Гайдара выйдет перевод сборника статей Дерлугьяна и его соавторов «Есть ли будущее у капитализма?». Кто эти четверо, угадать несложно – самые левые из признанных авторитетов современной социологии: Иммануил Валлерстайн, Рэндалл Коллинз, Майкл Манн и Крэг Калхун. Так что Дерлугьян в этой компании еще самый идеологически умеренный.

Он уверен, что все современные общества развиваются по единому закону. Во что они в итоге превращаются (будь то Третий рейх или сталинский СССР), зависит не от правителей и не от идеологии, а лишь от одной силы – войны. И степени мобилизации, необходимой для победы в ней. Война эта может быть и внешней, и внутренней; в любом случае развитием общества движет острый конфликт. Марксизм? – скажете вы. – Троцкизм XXI века? Возможно. Но нужно иметь в виду, что самые одиозные прогнозы Дерлугьяна и его коллег до сих пор почему-то сбывались.

***

О сбывшихся пророчествах

На эту работу меня вдохновил Рэндалл Коллинз – президент Американской социологической ассоциации, очень серьезный ученый. Он пишет: если в течение тридцати лет капитализм сохранится, мы должны очень удивиться. Я не знаю, какие у него политические воззрения, но он член американского истеблишмента, то есть тяжело заподозрить его в том, что он выдает горячо желаемое за действительное.

Почему этот прогноз настолько важен? Коллинз был одним из немногих ученых, спрогнозировавших в 1970-е распад Советского Союза. Тогда это было смело, его не воспринимали всерьез. В 1970-е годы СССР – это Брежнев, атомный ресурс, связи с Анголой, Мозамбиком и Вьетнамом. А Америка уже уходит из Вьетнама. В Америке кризис, в Америке Уотергейт, инфляция под 20% годовых. Кандидат в президенты Рейган настаивает на возрождении Америки, потому что ей угрожает СССР. А Коллинз тогда говорит, что Америке ничто не угрожает, а СССР в течение нескольких десятилетий развалится.

Это был прогноз, основанный не на эмоции, мол, «Советский Союз должен развалиться, потому что он плохой». Нет, Коллинз говорит, что Советский Союз развалится, потому что он контролирует слишком много территорий для своих ресурсов. Ресурсы перенапряжены, поэтому встает дилемма – что делать с Польшей, что делать с Кубой. Советскому Союзу придется от них отказываться. А дальше мы смотрим просто, что реально случалось в подобных ситуациях с империями. Они разваливались двумя способами: либо восставали их собственные губернаторы и наместники, которые видели, что центр ослаб и лучше бежать с тонущего корабля, либо – как гитлеровская Германия, которая, к великому сожалению для человечества, сохраняла дисциплину до последнего момента, ведь Вермахт продолжал сражаться и после самоубийства Гитлера. Такие империи шли на последний решающий бой, и это кончалось чудовищной войной.

Коллинз в 1978 году утверждал, что любой ценой нужно избежать конфронтации с Советским Союзом, который нужда в итоге может заставить нажать на ядерную кнопку. Надо ждать его самораспада. И он оказался прав. Кто привел к распаду Советского Союза? Не диссиденты, а первые секретари республик. Посмотрите, кто стал первым президентом Литвы, Украины, да и России? Откуда берется Ельцин? Это бывший член Политбюро.

А Иммануил Валлерстайн тогда же предсказывал не распад СССР, а отказ от коммунистической идеологии: что он станет капиталистическим в течение еще одного поколения. Причем по инициативе самих коммунистов – прослойки товарищей, которые постараются стать менеджерами предприятий, совместных с западноевропейским капиталом. В общем, эта тенденция тоже реализована при Горбачеве.

Почему распался Советский Союз

Теперь, тридцать лет спустя после предсказаний Коллинза и Валлерстайна, мы с коллегами решили посмотреть, чего теперь следует ждать. Мы собрались, чтобы вместе подумать о политэкономии капитализма. Мы настаиваем, что капитализм – это очень политическая экономия: есть правительство, есть мощные игроки – корпорации, которые принимают важные политические решения: о ставках налогов и их распределении, судьбе экологических или социальных проектов, кризисе евро. И мы попытались посмотреть, что будет с этой машиной, если прокрутить ее на тридцать или пятьдесят лет вперед.

Мой вопрос здесь был, почему СССР распался именно тогда, когда он распался. Почему он так долго продержался? Почему он не распался, например, в 1941 году, когда немцы стояли под Москвой? А почему не в 1921 году, когда шли крестьянские восстания против большевиков по всей России и Украине? Почему не в 1931 году, а в 1991-м?

Полная версия доступна только подписчикам