За считаные годы компания Google сделала мобильную платформу Android крайне популярной. Под управлением Android работает более 80% смартфонов, продаваемых в мире и в России. Во многом этот успех основан на бесплатности и открытости операционной системы. Формально Android остается открытым и сейчас – его исходный код доступен всем желающим. Однако в открытую часть не входят компоненты, без которых практически невозможно создать востребованный смартфон или планшет. Магазин приложений Google Play, система уведомлений, механизм встроенных покупок – все это является частью закрытого пакета GMS – Google Mobile Services. Реальной альтернативы GMS сейчас нет. А использование Android без GMS проблематично. Представьте, что вы строите себе дом, полностью оплачиваете все расходы по его строительству, но подвести электричество, газ и воду, а также поселиться в нем вам разрешат, только если вы купите мебель у определенного поставщика.

Это позволяет Google диктовать производителям свои условия игры. За право использовать Google Play компания требует устанавливать на приоритетных местах в интерфейсе продукты, не связанные с магазином приложений, например поиск или карты. Или вообще не устанавливать продукты конкурентов Google. В результате операционная система Android искусственно сращивается с поиском и другими сервисами Google.

Сначала мы столкнулись с тем, что в Google не разрешали производителям устанавливать наш поиск на главном экране устройства. Потом появились ограничения на другие приложения – например, на «Яндекс.Браузер». И вот теперь мы получили полный запрет на предустановку любых наших сервисов на устройства некоторых производителей. Насколько нам известно, в 2014 году компания  Google подписала новые договоры как минимум с тремя производителями Android-устройств, с которыми сотрудничал «Яндекс», – Fly, Prestigio и Explay. Контракты содержат запрет на предустановку любых наших сервисов, в том числе и тех, которые никогда не конкурировали с продуктами Google. Скажем, «Такси», «Маркет» или «Метро».

Разумеется, пользователи могут установить наши приложения сами. И, как показывает статистика, многие это делают – на Android общая доля поиска «Яндекса» 44%, а не 0. Для сравнения: поисковая доля среди пользователей персональных компьютеров свыше 63%, притом что мы там конкурируем с другим сильным продуктом Google – браузером Chrome. Но там у пользователей есть возможность работать с привычными сервисами без лишних усилий. Важность дистрибуции на рынке приложений и сервисов ничуть не меньше, чем на рынке продуктов питания. Мало произвести хороший продукт, надо дать людям возможность найти его на полке в магазине. Вопрос в прозрачных и честных условиях доступа к полке. Иначе вся ситуация выглядит примерно следующим образом. Вы приходите в магазин за хлебом, а там на всех полках лежит черный хлеб, больше никакого нет. На самом деле в дальнем углу на самой верхней полке есть и другой хлеб и даже булочки, но у нас практически нет шансов об этом узнать.

Мы считаем поведение Google неправильным – мешающим честной конкуренции, замедляющим развитие экосистемы в целом. Это вредит и людям – Google решает за них, чем им пользоваться, при этом игнорируя данные о популярности и востребованности приложений. С использованием прямых юридических запретов ничего нельзя поделать, тут не помогут ни технологии, ни качество сервисов. Ты можешь сделать прекрасный, технологичный продукт, но людям настойчиво предложат другой, «по стечению обстоятельств» – от производителя операционной системы. Много лет мы пытались разрешить эту ситуацию самостоятельно, но, кажется, чем дальше, тем хуже – все больше ограничений и запретов.

Описанные практики Google также рассматриваются в Брюсселе в рамках жалобы, поданной в Еврокомиссию альянсом Fair Search. Мы хотим, чтобы ФАС оценила, насколько действия Google соответствуют российскому антимонопольному законодательству. Считаем, что открытая конкуренция – это когда игроки состязаются качеством продуктов, а не высотой барьеров.