Василий Легейдо

Журналист

Войдите, чтобы подписаться на новые материалы этого автора

Виктимизация большинства как национальная идея. Почему страх гетеросексуалов, консерваторов, православных и русских перед теми, кого меньше, превратился в главное оружие путинского режима

21 73 1

Короткий путь от учителя математики до организатора геноцида. Как единственный европеец, выживший в плену у красных кхмеров, пытался разгадать тайну личности своего надзирателя

9 36 0

Уполномоченная богом по вопросам коммуникации. Как Росарио Мурильо помогла мужу прийти к власти в Никарагуа и поддержала его после обвинений в изнасиловании дочери, а сама стала лицом режима и символом диктатуры

2 28 1

От борьбы с гиперинфляцией и повстанцами — к переписыванию Конституции и принудительной стерилизации. Как Альберто Фухимори превратил Перу в авторитарную диктатуру, а потом лишился власти за несколько недель

2 33 0

«Примо Леви умер в Освенциме спустя 40 лет после освобождения». Как мир пытался осмыслить загадочную смерть выдающегося летописца Холокоста

2 39 0

«Мы бы скорее согласились лишиться ноги, чем перенесли снарядный шок». Как Первая мировая война показала миру, что травмы бывают не только физическими

26 71 0

Исследовать зло и подобраться к нему слишком близко. Как оценка нацистов перед Нюрнбергским трибуналом превратилась в войну двух психиатров и, возможно, довела одного из них до самоубийства

7 52 1

«Жить в Эритрее — то же самое, что быть мертвым». Как свободная молодая страна превратилась в «африканскую Северную Корею» и одну из немногих союзниц путинской России

7 107 0

«Дикторы с ликованием сообщали о ликвидации вражеских отрядов и убеждали зрителей, что каждый хорват — фашист». Как в Сербии и Хорватии искажают историю Второй мировой, чтобы оправдать насилие и выставить соседей монстрами

13 65 1

«Я только что застрелил жену и детей, а теперь убью немного русских». Как в последние месяцы Второй мировой Германию захлестнула волна самоубийств

4 73 1