Новости Календарь

Зачем Украине «министерство правды»

Зачем Украине «министерство правды»

На Украине стало одним министерством больше. Второго декабря Верховная рада проголосовала за создание Министерства информационной политики, которое возглавил глава информационного департамента Нацгвардии Юрий Стец. По словам новоиспеченного министра, иначе информационную войну с Россией не выиграть. Но не проиграет ли так Украина свою борьбу за демократию?

Неведомая зверушка

С тем, что Россия ведет пропагандистскую войну, на Украине согласны почти все. Пореченков с Охлобыстиным постарались на славу – даже запрет популярных у них же самих российских телесериалов украинцы восприняли одобрительно. А вот идея государственного надзора за информационным полем была встречена неоднозначно. Даже в Верховной раде ее пришлось протаскивать в пакетном голосовании за все правительство сразу. Лучше всего обстоятельства создания министерства печати охарактеризовал Мустафа Найем: «Положения о нем мы не видели и не знаем, какого монстра создаем». Но, несмотря на многих воздержавшихся, решение было принято.

Причин для настороженности у депутатов было более чем достаточно. Согласно положению о Министерстве информационной политики, ведомство Стеца получает весьма широкие полномочия для влияния на СМИ. Согласно положению о министерстве, чиновники будут разрабатывать и воплощать в жизнь «информационную стратегию государства». Также они будут принимать меры по защите граждан от «неполной, несвоевременной и недостоверной информации» и манипулятивных технологий. Регистрация СМИ, определение профессиональных и прочих стандартов – все это также находится в ведении Министерства информполитики.

Впрочем, в руках Стеца будет не только кнут. В частности, его ведомство сможет организовывать «государственную поддержку СМИ» и привлекать инвестиции для создания «национального информпродукта». Что кроется за этой расплывчатой формулировкой, можно лишь догадываться. Однако украинские общественники уже прочат ведомству большое коррупционное будущее. Впрочем, куда больше их беспокоит перспектива сворачивания свободы слова. Об этой угрозе заявляют не только в ОБСЕ, но и в Украинской Хельсинкской группе по правам человека. Соответствующее заявление сделали журналисты Сумской области, а их кировоградские коллеги еще и вышли на протестный митинг. Их чувства понятны. Аналогичное министерство уже существовало на Украине во времена Леонида Кучмы, правление которого отмечено убийством журналиста Георгия Гонгадзе.

Палка о двух концах

Впрочем, в Киеве уверяют, что создание министерства – мера вынужденная и временная. «Главная функция этого министерства, насколько меня проинформировали, – остановка атак против Украины со стороны агрессора», – объяснил на днях Порошенко. Ему вторит целый пул чиновников и депутатов. «Я еще год назад предложил создание министерства пропаганды, – заявляет депутат-порошенковец Сергей Каплин. – Это просто уничтожило бы сепаратизм как таковой, как только он появлялся бы в стране». Сам же Стец уверяет, что его ведомство будет упразднено, как только закончится война.

Доля здравого смысла в этих рассуждениях имеется. Так или иначе, российские СМИ сыграли заметную роль в создании кризиса в Донбассе. Достаточно вспомнить хотя бы «разжигательные» сюжеты Дарьи Асламовой. Неслучайно сразу после захвата зданий администраций сепаратисты брали под контроль телевышки. Раньше российские СМИ на Украине можно было защищать с позиций плюрализма, но теперь об этом не может идти речи. Спасибо коллективному Киселеву за сказки о распятых мальчиках и раздаче рабов бойцам Нацгвардии. К тому же масштабами российской пропагандистской кампании озаботились в НАТО, и Киев просто обязан поддержать западных союзников.

Однако борьба с информационной агрессией извне рискует обернуться ограничением прав и украинской прессы. Подобные поползновения со стороны властей уже были. Например, на днях в Минобороны попытались ограничить доступ журналистов в зону АТО, навязав им обязательное сопровождение военных. Правда, убоявшись скандала, постановление то ли отменили, то ли отсрочили, но осадок остался. Также вспоминается инцидент с журналистом Дмитрием Менделеевым, который написал статью о коммерческой продаже оружия госструктурами во время войны. Разобраться с «подрывной деятельностью» журналиста Генпрокуратуре поручил сам Порошенко.

Убить дракона

Поэтому есть опасения, что Министерство информполитики создается не столько для борьбы с внешним врагом, сколько с внутренней оппозицией. Но в таком случае Украина будет дрейфовать в том же направлении, что и путинская Россия. Справедливо обвиняя Кремль в пропаганде, Киев сам пытается создать на Украине герметичное информационное поле. Насколько деструктивными могут быть последствия, предугадать нетрудно. Но вопрос в том, есть ли вообще у Украины другой путь.

Не секрет, что пропагандистская машина РФ намного эффективнее, чем украинская. Даже во времена «диктатуры» Януковича властям не удалось установить контроль над СМИ. Оппозиционная пресса раскачивала протестные настроения, и дело кончилось падением режима. Сейчас на Украине сложилась похожая ситуация. На волне завышенных ожиданий новую власть критикуют еще сильнее, чем старую. Протестные настроения стимулирует и экономический кризис. Не исключено, что общественная поддержка Порошенко обвалится до критической отметки уже в следующем году. Однако волнения в тылу в военное время могут иметь катастрофические последствия не только для нынешней власти, но и для всей Украины. Поэтому Киеву придется поступиться принципами демократии во имя жизненно необходимой стабильности.

Не менее важная задача Киева – восстановление легитимности в восточных и южных регионах. И здесь без жестких контрмер тоже не обойтись. Сколько бы киевские блогеры ни высмеивали ложь Lifenews и «Первого канала», миллионы украинцев оперируют именно российскими пропагандистскими клише. «Майданный переворот», «каратели Нацгвардии», «киевская хунта» – эти фразы прочно вошли в лексикон многих жителей юго-востока. Так что восстановить легитимность украинских властей, соблюдая плюрализм мнений, будет исключительно трудно. Понятно, что это будет замена одних пропагандистских клише другими, но пока другого пути у Киева, возможно, нет.

Считается, что длительное противостояние формирует у обеих сторон похожие черты. В присутствии вооруженного противника игры в пацифизм приходится заканчивать, иначе шансы на выживание сократятся до трагического минимума. Однако за все приходится платить. Не исключено, что уже в ближайшем будущем на Украине появится свой Кулистиков и Дмитрий Киселев. Впрочем, есть надежда, что Министерство информполитики – не более чем вакансия, созданная для кума Порошенко. Но как тогда Украине выстоять в информационной войне – большой вопрос.

Предыдущий материал

Откуда в Виннице Майдан и двоевластие

Следующий материал

Согласятся ли украинцы затягивать пояса