Новости Календарь

Зачем Португалия в XXI веке внедряет натуральное хозяйство

Зачем Португалия в XXI веке внедряет натуральное хозяйство

Отчаявшись дождаться конца экономического спада, страны Южной Европы решили утешиться, поискав положительные стороны в текущей ситуации. Вот в Италии впервые за много десятилетий велосипедов было продано больше, чем машин. Пускай это говорит о провале и в платежеспособном спросе, и в промышленности, но зато что может быть экологичнее? Разве что вернуться к лошадям. В Греции на 180 градусов развернулись потоки внутренней трудовой миграции: теперь люди едут не с пустеющих островов в перенаселенные Афины, а наоборот. Это, конечно, означает, что страна решила окончательно забить на реальное производство и жить только за счет тех денег, которые привозят туристы, но зато в афинском метро стало намного просторнее.

Нашли повод порадоваться кризису и в Португалии. Португальский министр сельского хозяйства сообщила, что не все так плохо в экономике страны: несмотря на общий спад, аграрный сектор переживает настоящий бум — каждый месяц в Португалии открывается в среднем по 280 новых сельскохозяйственных фирм. Сообщила она об этом с гордостью, как о большом успехе правительства, хотя, если вдуматься, сложно найти более убедительное свидетельство экономической безнадеги.

Новая Аргентина

На первый взгляд ситуация в сельском хозяйстве Португалии действительно выглядит очень неплохо, особенно на фоне упадка в других отраслях. Объем производства там вернулся на докризисный уровень. Новые сельскохозяйственные компании, как мы уже знаем со слов министра, открываются по несколько сотен ежемесячно. Португальская молодежь тысячами бросает городские офисы и университеты, строит успешную карьеру фермера в деревне и ничуть об этом не жалеет. А самое приятное — быстро растет аграрный экспорт. За кризисные 2009–2012 годы его объем вырос в полтора раза, а если взять ту часть, которая идет за пределы ЕС, — так вообще почти в два. Кажется, еще немного — и сельское хозяйство Португалии станет таким же динамичным и доходным, как в Австралии или Аргентине, и вытащит за собой из кризиса всю остальную экономику страны.

Португальское правительство очень гордится этим аграрным бумом и записывает его в доказательства успешности своих реформ. Реформы действительно были. После начала кризиса в Португалии провели подробную перепись всех сельскохозяйственных земель, выявили те, которые стоят неиспользованными, и предложили их владельцам налоговые льготы, если те уступят их в аренду фермерам. Муниципалитеты стали сдавать свои земли под сельское хозяйство почти бесплатно. А португальское правительство создало специальный фонд для поддержки молодых фермеров: каждый молодой португалец, если надумает пойти в аграрии, может получить оттуда бюджетную субсидию в несколько десятков тысяч евро на начало хозяйства. По итогам прошлого года таких новых фермеров набралось около трех тысяч.

Эти программы правительства приводят в восторг лево-зеленые круги не только в Португалии, но и вообще на Западе. Идут разговоры о будущей окончательной победе над рецессией и безработицей, о чем-то вроде возрождения аграрной идиллии американского фронтира, когда у каждого будет по небольшому участку земли, где-нибудь в полгектара, и люди будут жить выращиванием настоящей натуральной еды, не зная перегрузок и стресса городской цивилизации. А потом продавать эту натуральную еду друг другу за огромные деньги, потому что сейчас-то уже все понимают, что дешевую еду, произведенную огромными международными корпорациями, есть нельзя ни в коем случае. Вот вам и рецепт всеобщего богатства и процветания, которое сейчас зарождается в Португалии, а скоро покорит весь мир.

Диктатура крестьянства

На самом деле оценить возможную пользу от аграрного возрождения в Португалии совсем нетрудно. Достаточно сравнить между собой два показателя: долю аграрного сектора в ВВП страны и его же долю в занятости. И тогда окажется, что 11,7% рабочей силы Португалии, которые заняты в сельском хозяйстве, производят всего 2,4% португальского ВВП. Разница получается почти пятикратная и не в пользу аграрного сектора. То есть каждый португалец, который прислушался к своему правительству, бросил работу в современных отраслях экономики и отправился возделывать поля на свежем воздухе, в среднем сократил свой вклад в португальский ВВП в пять раз. И если вдруг мечта о сельской идиллии покорит умы всех португальцев, то экономика Португалии от этого никак не увеличится, а наоборот, усохнет примерно в пять раз — просто потому что производительность труда в сельском хозяйстве очень низкая, особенно на маленьких фермах.

Вот взять, например, трогательную историю молодого Жозе, который бросил офисную работу в Лиссабоне и уехал жить в деревню. Теперь он фермер с яблоневым садом и 30 коровами. Естественно, миллионные доходы от такого хозяйства ему не светят, но он все равно доволен своим тихим счастьем: живет на природе, питается свежим молоком и яблоками, никакого тебе городского стресса. Замечательно ведь?

Да, очень замечательно, но совершенно нежизнеспособно. Потому что надо быть активистом «Гринписа», чтобы не понимать, что ферма на 30 коров — это зажиточное хозяйство только по меркам Южного Судана. А в Западной Европе из 30 коров никак не удастся надоить достаточно, чтобы покрыть их собственную стоимость, издержки на их содержание, аренду пастбищ, да еще и обеспечить достойный уровень дохода для западноевропейской семьи, пускай даже скромной португальской.

Правительство Португалии уверяет, что не зря тратит деньги на программы поддержки молодых фермеров — таким образом удается сократить огромную молодежную безработицу, которая в Португалии около 40%. В реальности они просто превращают явную безработицу в скрытую, создавая у молодых людей ложную иллюзию занятости и разбазаривая их и без того скромную квалификацию на всякую ерунду.

Со своими программами возрождения села они опоздали лет на сто. Крохотные индивидуальные фермы на пару гектаров давным-давно перестали быть жизнеспособными предприятиями. Сейчас в развитых странах такие фермы — это тяжелая социальная нагрузка на госбюджет: сами себя они прокормить не в состоянии, и государству приходится поддерживать их льготами, субсидиями и завышенными закупочными ценами, потому что иначе люди пойдут по миру.

Ваши шесть соток

Причины неожиданной популярности фермерства среди португальцев совсем не в том, что там вдруг открылись какие-то блестящие перспективы. А в том, что аграрный сектор остался одной из немногих отраслей португальской экономики, где до сих пор крутятся большие и гарантированные деньги. Каждый год Португалия получает около 1,5 млрд евро аграрных субсидий из бюджета ЕС. Это огромные деньги для сельского хозяйства небогатой 10-миллионной страны. Мало того, европейский бюджет — штука очень стабильная. На него практически не распространяется режим жесткой экономии, а расходы планируются сразу на семь лет вперед. Поэтому после начала кризиса португальские фермеры спокойно продолжили получать все положенные им субсидии, несмотря на то что правительство Португалии в это время нещадно резало все возможные статьи госбюджета.

Если добавить к стабильным европейским субсидиям те льготы и гранты, которые предоставило фермерам португальское правительство, то нет ничего удивительного, что так много португальцев увидели свое призвание в полевых работах. Чем цепляться за любую работу в городах, гораздо приятнее переехать в деревню ухаживать за яблоневым садом. А уже правительство и Брюссель позаботятся о том, чтобы у новых фермеров был достойный доход, независимо от того, сколько продукции они поставляют на рынок.

В аграрной статистике Евросоюза есть один очень красноречивый показатель — количество фермерских хозяйств, которые сами потребляют более половины собственной продукции. То есть это те случаи, когда фермерское хозяйство вплотную приближается к натуральному: больше половины своей продукции съедает сам фермер с семьей, а остальные свои потребности они удовлетворяют за счет бюджетных субсидий. До кризиса количество таких хозяйств в Португалии постепенно сокращалось, а в 2008–2010 годах выросло почти в три раза, до 19% от общего числа. Более свежих данных пока нет, но вряд ли эта тенденция может измениться, когда португальское правительство готово выдать вам несколько десятков тысяч евро за одно то, что вы решили стать фермером.

Конечно, Португалия как цивилизованная страна все равно должна заботиться о своей продовольственной безопасности и выполнять социальные обязательства перед жителями деревень, где возможности для других видов занятости ограничены. На эти цели неизбежно придется тратить какую-то часть бюджета без надежды на отдачу. Но зачем специально раздувать эти траты целевыми госпрограммами? Ведь аграрный сектор не сможет стать не то что локомотивом, а даже просто прибыльной отраслью португальской экономики, потому что средний размер фермы там не дотягивает до 20 гектаров.

Такое соотношение количества фермеров и площади обрабатываемых земель обречено на убыточность. Средний португальский фермер со своими неполными 20 гектарами в принципе не может выиграть в конкурентной борьбе со средним американским, у которого ферма в десять раз больше. Или с канадским, где средняя ферма — это около 350 гектаров. Не говоря уже об Австралии, где в среднем на одно хозяйство приходится больше трех тысяч гектаров сельхозземель.

Неконкурентоспособность сельского хозяйства Португалии по сравнению с другими отраслями тут же стала бы очевидна, если бы португальское правительство занималось экономическим перераспределением чуть менее активно. Немного снизило бы налоговую нагрузку на промышленность и бюджетную поддержку для аграриев. Но такого не будет, потому что раздавать деньги гораздо приятнее, чем просто не брать. Португалия лучше будет и дальше жить в средневековом безумии, где заниматься натуральным хозяйством в деревне выгоднее, чем работать в промышленности.

Предыдущий материал

Чем испанские чиновники страшнее русских

Следующий материал

Как испанцы выжили короля, подарившего им свободу