Новости Календарь

Как украинское православие переживет смерть митрополита Владимира

Как украинское православие переживет смерть митрополита Владимира Митрополит Киевский и всея Украины Владимир и Виктор Янукович. Фото: ИТАР-ТАСС / Андрей Мосиенко

Предстоятель Украинской православной церкви (в единстве с Московским патриархатом) митрополит Владимир (Сабодан) скончался 5 июля на 79-м году жизни от рака, наложившегося на общую слабость от болезни Паркинсона. Вчера его похоронили на монастырском кладбище Киево-Печерской лавры. Хотите знать, был ли покойный нравственным человеком?

Да. Покойный был нравственным и, более того, духовным человеком. Вопреки всем стереотипам, которые, возможно, возникают у читателей этих строк при мысли о руководителе автономной церкви в единстве с РПЦ. Если кто-то автоматически переносит на митрополита Владимира критические стереотипы о Русской православной церкви или свое мнение о патриархе Кирилле, это очень большая ошибка. Строго говоря, даже в своей собственной церкви ее же глава время от времени казался белой вороной. Новейшая история украинского православия поможет понять почему.

Раскол

Вернемся в 1990 год. После смерти патриарха Московского и всея Руси Пимена местоблюстителем престола назначается митрополит Киевский и Галицкий Филарет (Денисенко). В этом же году проходит Архиерейский собор. На нем выдвигаются три кандидатуры: вышеупомянутый владыка Филарет, герой нашей статьи митрополит Ростовский и Новочеркасский Владимир и хорошо известный в России тогда еще митрополит Ленинградский и Новгородский Алексий (Ридигер). В итоге владыка Филарет получает 66 голосов, Владимир – 107, а Алексий – 139.

В церкви так бывает. По связям, по ресурсам, по крепости характера, по административным навыкам владыка Филарет имел все основания надеяться на победу. Но, возможно, именно это напугало множество голосовавших епископов.

После поражения владыка Филарет решил, что лучше быть первым в Киеве, чем вторым в Москве, и сумел пролоббировать широкую автономию для Украинской церкви. Шел 1990 год – Украина как государство еще не провозгласила независимость. Но владыка Филарет был главой новообразованной УПЦ недолго. Сразу же взяв курс на полную независимость украинской церкви от Москвы, он созвал Поместный собор, который утвердил выход украинских епархий из лона РПЦ и попросил руководство РПЦ подтвердить это решение.

Подтверждение не было дано, а у руководства РПЦ возникли вопросы к личности владыки Филарета. В конечном итоге альтернативный Архиерейский собор УПЦ, собранный в Харькове в 1992 году, лишил его сана и избрал своим главой скончавшегося на днях владыку Владимира (несмотря на то что он был епископом не УПЦ МП, а РПЦ, а физически на тот момент и вовсе находился в Финляндии). Владыка Филарет с таким ходом событий не согласился, объявив о создании Украинской православной церкви Киевского патриархата. Так, собственно, и возник раскол в украинском православии, определивший всю его судьбу до нынешнего времени.

На смертном одре

К чему этот экскурс? К тому, чтобы лучше понимать ситуацию, в которой оказался митрополит Владимир в 1992 году. Да, он был этническим украинцем (родился в селе на Хмельничине), но много лет жил в России и на кафедру предстоятеля УПЦ МП не рвался. Фактически он оказался в роли варяга в родной стране. Стране, переживающей довольно бурные годы.

Кадры для руководства ему достались специфические. Уходя, владыка Филарет забрал с собой все свои связи и часть верных себе людей, а также смог привлечь на свою сторону молодежь (поколение 30–40-летних священников и епископов – одна из сильных сторон Киевского патриархата). Его навыки жесткого, иногда авторитарного управленца позволили ему добиться в своей церкви максимальной дисциплины и единодушия, а четкая проукраинская позиция – единодушия, если так можно выразиться, идентификации.

Владыка Владимир оказался в прямо противоположной ситуации. Да, за его церковью осталось абсолютное большинство приходов, все монастыри, духовные учебные заведения... Но внутри царил разброд и шатание. Часть епископата была настроена пророссийски, часть – проукраински, часть – ультраконсервативно. Если маленькая УПЦ КП была крепко сбитой автократией, готовой к новым условиям, то УПЦ МП была большим и весьма рыхлым феодальным государством.

Как же решил эту проблему владыка? Любовью и компромиссом. Здесь мы переходим к главному – к личным качествам владыки. Он был действительно добрым и по-своему мягким человеком. В отличие от владыки Филарета он у себя никого не строил и никого не ломал, принимая людей такими, какие они есть. Ему всегда было легче пойти на компромисс, чем на конфликт. Казалось бы, для управляющего такой структурой это профнепригодность. Но именно это его качество помогло ему сохранить УПЦ МП во всей ее полноте.

Да, он мог бы занимать какие-то стороны в междоусобицах групп епископов. Мог бы определить политическую позицию церкви и заставить подчиненных ей следовать. Мог бы выстроить вертикальную структуру. Но если бы он это сделал, УПЦ МП вряд ли дожила бы до сего дня в нынешнем виде. Рано или поздно она переломилась бы из-за внутренней неоднородности. Вместо этого ее предстоятель гасил все эти волны, давал максимальную самостоятельность, увещевал, но не давил, молчал, но не наказывал, не покушаясь взять у Бога право судить и направлять. Даже тогда, когда было больно лично ему.

Ярчайшим примером был 2012 год. То, что сделали тогда с собственным предстоятелем отдельные епископы УПЦ, меньше всего вписывается не только в церковную традицию, но и в базовую христианскую этику. После его госпитализации из-за осложнений болезни Паркинсона был созван Архиерейский собор, на котором фактически начали делить власть еще живого владыки – невзирая на его письмо из больницы с отменой оного. Там же был лишен ряда должностей с откровенно кощунственной формулировкой «за хулу на Духа Святого» правая рука владыки Владимира – митрополит Александр (Драбинко). 

Справедливости ради, митрополит Александр действительно вызывает отторжение у большинства епископов УПЦ МП из-за сочетания относительно молодого возраста и резкого характера. Но в контексте тех событий это выглядело как сознательное добивание еще живого владыки Владимира. Да и определение «хула на Духа Святого», одно из страшнейших для священника и христианина, не вязалось не только с деятельностью «подсудимого», но и с масштабом наказания – за такое, если бы и впрямь имело место, лишают не постов, а сана. 

Однако тогда владыка Владимир выжил. И вернулся на пост главы церкви. Был ли наказан кто-то из епископов, попытавшихся учинить рейдерский захват? Нет, владыке было проще простить. Даже тех, кто вполне сознательно делал все для того, чтобы старый, немощный предстоятель поскорее отправился к Богу и не мешал превращать УПЦ МП во вторую РПЦ. Во всех смыслах этого слова. 

Он знал, что как только он вновь ослабнет – они вновь вцепятся. Так и произошло: по данным прокуратуры, к давлению на прикованного к постели владыку с требованием уйти в отставку поскорее были привлечены первые лица государства, включая ближайшее окружения Виктора Януковича. Более того, сиделка, находившаяся у его постели в перед смертью, утверждает, что во время последнего визита к нему ряда священников во главе с настоятелем Киево-Печерской лавры владыкой Павлом тот – при неспособном ответить, но все слышащем митрополите – утверждал, что «теперь он точно долго не протянет», и убеждал поддержать его, Павла, в дальнейшем.

Знаю точно: владыка простил и их. Это был тот не столь уж и частый случай, когда на вершину церковной иерархии попал настоящий христианин. Но теперь его с нами нет.

Раскол-2

Что станет с УПЦ МП? Очень интересный вопрос. Эта церковь сейчас находится в очередном кризисе. Как я уже говорил, митрополит Владимир скорее гасил ее проблемы, чем решал. А теперь перед церковью вновь стала проблема самоидентификации. Украина видит себя в состоянии войны если не с Россией, то с поддерживаемыми Россией остатками «советского народа». Проблема в том, что в сознании многих украинцев УПЦ МП точно так же ассоциируется если не с Россией, то с советским народом. 

Всему виной активная пророссийская (иногда доходящая до отрицания существования украинцев как отдельной общности) позиция ряда священников и епископов – в частности, митрополита Одесского и Измаильского Агафангела, митрополита Донецкого и Мариупольского Илариона и вышеупомянутого настоятеля Лавры митрополита Вышгородского и Чернобыльского Павла. Соответственно, эта часть церкви видится украинскими патриотами как «пятая колонна». С другой стороны, в УПЦ МП есть и условно-проукраинские епископы. А между ними абсолютное большинство – те, кто не хочет ставить вопрос подобным образом. Кто из идеологических побуждений, а кто просто из нежелания нарываться.

Поэтому многие граждане Украины будут оценивать нового предстоятеля (Архиерейский собор, который должен его выбрать, назначен на август) именно с точки зрения идентификации «пророссийский – проукраинский». Соответственно, возникает вопрос: не будет ли вся УПЦ МП в случае прихода пророссийского митрополита восприниматься как эдакий огромный иностранный агент? И не уйдет ли часть приходов к Киевскому патриархату? А в случае прихода откровенно проукраинского – не попытается ли часть приходов уйти прямо под крыло Москвы? Этот же вопрос стоит и внутри самой церкви, среди многих ее прихожан. 

УПЦ МП всегда старалась избежать ответа на вопрос «вы с кем?», плавно переходящего в «чьих будете?» – благо существовал универсальный ответ «Христовы мы». Но сейчас этот ответ могут посчитать недостаточным.

На этом фоне сейчас начнется игра престолов. С одной стороны в ней примут участие вышеназванные пророссийские епископы, с другой – вышеупомянутый владыка Александр (Драбинко), выражающий условно проукраинскую позицию при негласной моральной поддержке Киевского патриархата. Больше всего влияния, однако, сейчас у действующей «условно консервативной» связки местоблюстителя престола митрополита Онуфрия и управляющего делами УПЦ митрополита Антония. В случае их победы, скорее всего, будет взят курс на сохранение политического статус-кво. Настолько, насколько это возможно в нынешней ситуации.

Как бы то ни было, в истории украинской церкви закрыта большая глава – глава Блаженнейшего митрополита Владимира. Вопреки миру человека Божия.

Предыдущий материал

Славянск принимает гуманитарную помощь, Краматорск ждет репрессий

Следующий материал

Кейс: Крым как пятница для России