Новости Календарь

Три мифа об украинском юго-востоке

Три мифа об украинском юго-востоке Фото: REUTERS / Gleb Garanich

Уже много недель весь мир пытается понять, что происходит на украинском юго-востоке. Славянск, Горловка, Краматорск – названия ничем не примечательных украинских городков выучили все и в России, и на Западе. Как это часто бывает в подобных ситуациях, местное население становится заложником сторонних мнений. Заинтересованные стороны приписывают жителям юго-востока те взгляды и качества, которые укладываются в их собственную идеологическую матрицу. Поэтому в Киевском международном институте социологии собрались с духом и провели в середине апреля масштабное исследование, чтобы выяснить, что происходит в головах у юго-восточных украинцев на самом деле. И, как показывают события последних дней, результаты исследования оказались далеки от многих общепринятых стереотипов, но зато близки к реальности.

Миф 1. Не так радикально

Захваты административных зданий, уличные столкновения и откровенная партизанщина в Донбассе создали украинскому юго-востоку образ бунтующего края. В украинской патриотической среде жителей юго-востока теперь нередко воспринимают как пророссийских радикалов-сепаратистов, готовых на все, лишь бы отбрыкаться от ненавистной Украины. Такая точка зрения нравится многим и в России: приятно думать, что «братушки» из Новороссии готовы сражаться за свою любовь к России с оружием в руках. 

Но в реальности сепаратистские настроения на юго-востоке не столь сильны, как может показаться. В целом абсолютное большинство населения Днепропетровской, Донецкой, Запорожской, Луганской, Николаевской, Одесской, Харьковской и Херсонской областей идею присоединения к РФ не поддерживает. С большей или меньшей долей уверенности, поддерживают отделение своих областей от Украины с последующим их вхождением в РФ лишь около 15% жителей юго-востока. Против – без малого 70% опрошенных. Но по Луганской и Донецкой областям цифры сильно отличаются от средних: там в состав России хотят уже 30% и 27% соответственно. 

Примерно столько же людей готовы активно действовать мирными средствами для реализации своих желаний – например, ходить на пророссийские митинги: по всему юго-востоку таких 14%, в Донецкой и Луганской областях – по 25%. Браться за оружие готовы 53%, но лишь в случае угрозы лично им и их близким, а еще около 30% не станут воевать ни при каких обстоятельствах. Угрозы ни со стороны Киева, ни со стороны России не заставят юго-восток массово встать под ружье. 

И дело вовсе не в малодушии местных – здесь вообще не хотят никакой войны, даже если это будут русские «освободители». 73% жителей юго-востока выступают против введения российских войск и лишь неполных 12% – за. Даже в Донбассе встречать русских солдат цветами собираются примерно столько же людей, сколько готовы сопротивляться им с оружием в руках – и тех, и других около 10%. В целом же по юго-востоку приветствовать российские войска собираются лишь 7% опрошенных, около 21% собираются воевать с агрессором, а примерно половина населения (47%) просто отсидится дома. 

Не слишком одобряют на юго-востоке и местных повстанцев, захватывающих административные здания. Даже в самых радикальных Донецкой и Луганской областях их поддерживают только 18% и 24% соответственно. А в целом по юго-востоку более 60% опрошенных отвечают, что подобные действия недопустимы ни при каких обстоятельствах – решать проблемы нужно дипломатическим путем. То есть получается, что повстанцы имеют сколько-нибудь значимую поддержку среди местного населения только в Донецкой и Луганской областях, но даже там абсолютное большинство жителей не хочет никаких вооруженных заварух ради каких-угодно целей. 

Миф 2. Братство по расчету

Беззаветная любовь украинского юго-востока переоценена не менее, чем его радикализм. Хотя восточноукраинские бунты проходят под триколорами, вопросы национальной или культурной идентичности на повестке дня не стоят. Распределение ответов на вопрос «Что сегодня более всего вызывает у вас тревогу?» более чем показательно. В пятерку главных тревог юго-востока вошли разгул бандитизма, крах украинской экономики, угроза гражданской войны, невыплата пенсий и зарплат, а также риск потерять работу. А вот идеологические вопросы остались практически без внимания. Например, отключение российских телеканалов, введение виз с РФ и перспектива вступления в НАТО волнует абсолютное меньшинство опрошенных. Даже разрыв экономических связей с Россией попал в первую пятерку проблем лишь в Луганской, Донецкой и Харьковской областях. 

Та же самая ситуация и с языковым вопросом. В целом по юго-востоку 71% не видят никакого ущемления прав русскоязычных. Зато в Донбассе и на Луганщине дискриминацию чувствуют уже почти 40% и почти 30% жителей соответственно. В соседней Харьковской области их количество падает до 25%, в Одесской –  до 20%, а в Днепропетровской, Запорожской, Николаевской и Херсонской таких остается совсем мало – в пределах 10–13%. Отсюда – низкая приоритетность введения второго государственного языка. В списке пожеланий для новой власти этот пункт попал аж на третье место с конца (из 15 возможных). 

Впрочем, все это никак не отменяет того факта, что пророссийские настроения на юго-востоке действительно очень сильны. Но связаны они скорее не с культурными и национальными, а с экономическими вопросами. Так, ответы на вопрос «Что вас привлекает в России?» распределились следующим образом: по 25% опрошенных на юго-востоке высказались в пользу экономической стабильности и высоких зарплат и пенсий, около 20% – в пользу стабильности власти. А вот русская культура привлекает только 13%. Еще 35% заявили, что в России их не привлекает вообще ничего. Прагматичное отношение юго-востока к России вполне объясняет миролюбивые настроения местного населения. Если бы речь шла о национально-освободительной борьбе, расклад был бы совсем другим. А вот за высокие российские (американские, польские) зарплаты никто рисковать жизнью не собирается.

Дружить с Россией на юго-востоке хотят, но не слишком тесно. 75% жителей юго-востока выступают за безвизовый режим и сотрудничество двух независимых государств, только 15% – за визы и закрытие границы, но за объединение Украины с Россией еще меньше – всего 8%. Короче говоря, теория о пылкой любви насильно разделенных соотечественников имеет не так уж много общего с реальностью, но и лютой ненависти там нет и близко. 

Миф 3. Юго-востока больше нет

Но самое интересное, что результаты исследования довольно четко показывают, что никакого украинского юго-востока на самом деле нет. Традиция приписывать юго-востоку Украины некую политическую и идеологическую цельность разбивается о новую социальную реальность. Посмотрим на актуальные политические маркеры – например, на вопрос о легитимности новой власти. Так, легитимность и.о. главы государства Александра Турчинова не признают большинство жителей в Донецкой, Луганской, Харьковской и Запорожской областях. Однако уже в Одесской и Днепропетровской областях мнения разделились почти поровну, а в Херсонской и Николаевской областях большинство уже признает легитимность Турчинова. Похожий разброс мнений и относительно правительства Арсения Яценюка, с той лишь разницей, что его легитимность признают еще и большинство жителей Днепропетровщины. 

А уж когда речь заходит об оценках Майдана, от идеологической монолитности юго-востока не остается и следа. В Днепропетровской, Запорожской, Николаевской, Одесской и Херсонской областях преобладают те, кто считает Майдан гражданским протестом против произвола режима Януковича. Мнение, что Майдан – это вооруженный переворот, организованный оппозицией и Западом, преобладает лишь в Донецкой и Луганской областях. Даже в соседней Харьковской области мнения разделились почти пополам. Сходная картина наблюдается и по вопросу, должен ли был Янукович разгонять Майдан силой. Сторонники силового подавления протеста в Киеве имеют убедительное большинство лишь в Донецкой и Луганской областях. 

Нет единодушия на юго-востоке и по «русскому» вопросу. Так, организатором сепаратистских волнений не считают Россию лишь большинство дончан, луганчан и харьковчан. А вот в остальных областях уверенное большинство населения придерживается противоположного мнения. Относительно Крыма картина тоже довольно предсказуемая. Большинство населения Днепропетровской, Запорожской, Николаевской, Одесской и Херсонской областей считают, что Крым стал жертвой незаконной аннексии со стороны России. В этих же областях преобладает мнение, что Россия делает все, чтобы присоединить Украину. В добровольности ухода Крыма уверено лишь большинство дончан и луганчан. Во внешнеполитической сфере восток, конечно, выбрал бы Таможенный союз. А на юге преобладают сторонники евроинтеграции. 

Российско-украинский кризис поставил многие принципиальные вопросы по-новому: жестче и острее. И, определяясь со своими ответами, юго-восток раскололся. Донбасс, Луганск и отчасти тяготеющий к ним Харьков стали бастионом пророссийских сил. Остальные области довольно ясно задекларировали свою причастность к киевскому проекту. Несмотря на сильные пророссийские настроения, тамошнее население в большинстве своем выбрало «украинскую сторону силы». 

Впрочем, и Донбасс совсем нельзя считать русским. Да, Россию здесь любят, но вовсе не как брата, а скорее как могущественного соседа, от которого никуда не деться, а значит, и портить отношения с ним не стоит. Тем более что дружба с ним гораздо выгоднее в чисто экономическом смысле, чем вражда. А уж чего-чего, а вражды ни в Донбассе, ни в остальных регионах юго-востока не хотят.

Предыдущий материал

За что Путин мучает Украину

Следующий материал

Добить СССР: истинный смысл санкций