Новости Календарь

Почему шотландцы сами отказались от независимости

Почему шотландцы сами отказались от независимости

Шотландцы добровольно отказались от независимости. Не поленились прийти на референдум, поставить галочку у «No» и заявить большинством голосов, что им независимость не нужна. Совершенно они не нуждаются в этой самой независимости, ради которой десятки других наций по всему миру последние лет триста готовы жертвовать почти всем на свете, включая тысячи человеческих жизней. А тут не надо создавать отряды повстанцев, не надо скупать на черном рынке оружие, торгуя ради этого органами, не надо класть людей в освободительной войне с оккупантами. Даже бороться после отделения за международное признание – и то не надо. Все дают готовое – только придите и проголосуйте. И шотландцы действительно пришли. Но для того чтобы отказаться.

Норвегия-2

Чем таким страшным угрожало Шотландии отделение? Да ничем. Стыдно даже упоминать эти незначительные мелочи, зная, чем пришлось пожертвовать ради независимости другим нациям. Шотландия – это не какая-то глухая депрессивная провинция, живущая на бюджетные дотации Лондона. Это один из самых богатых регионов Великобритании, который по подушевому ВВП уступает только столице и еще паре английских областей. У них там европейская Кремниевая долина Silicon Glen, Эдинбург – четвертый по размеру финансовый центр в Европе, Глазго – один за главных промышленных центров Великобритании, Эдинбургский университет – один из лучших в мире. И, главное, нефть – 60% запасов всего Евросоюза приходятся на Шотландию, второе место в Европе после Норвегии.

Ну, возможно, в случае отделения несколько крупных компаний перенесли бы свои штаб-квартиры в Лондон – не ушли навсегда, не объявили бойкот и эмбарго, а просто перенесли штаб-квартиры. Ну, пришлось бы заменить британский фунт собственной валютой и немного потратиться на создание армии. Возможно, немного выросла бы процентная ставка по ипотечным кредитам. Возможно, возникли бы небольшие трудности со вступлением в ЕС. Но, в конце концов, вот же совсем рядом Норвегия живет с собственной кроной, с нефтью и вне ЕС, обратно в состав Швеции или Дании не просится. Почему шотландцы не хотят так же?

Не хотят, потому что не видят смысла идти даже на небольшой риск ради такой химеры, как независимость. Зачем она им? Они и так за прошедшие триста лет жизни в составе Великобритании убедительно доказали всему миру, что могут стать полноценной нацией и без независимости. Для успешной национальной самореализации им не нужны все эти формальные атрибуты типа собственного языка и государства, за которые привыкли бороться деревенские будители в разных концах Европы и мира. Шотландцы и без них прекрасно справляются с национальным строительством и сохранением собственной идентичности.

Знает даже Буш

На политической карте мира давным-давно нет цветного пятна, на котором было бы написано «Шотландия». Но разве это мешает остальному человечеству знать, что Шотландия существует? Вот есть пятно Словения, есть Белоруссия, есть Таджикистан, даже Восточный Тимор есть – все отдельные, цветные и специально подписанные пятна. Но много кто в остальном мире знает, что они существуют? Кто-то, конечно, знает, но если сравнить с Шотландией, то у кого знающих наберется больше?

Во время недавнего визита Обамы в Прибалтику американцы шутили, что всем известно, как важны для Америки ее союзники в этом регионе: Латвия, Эстония, Активия. Можно представить себе такую шутку про Шотландию? Что не смогут вспомнить, как именно звучит ее название? Что перепутают с кем-то из соседей? Что она слипнется в безликую массу неотличимых друг от друга республик, вся разница между которыми сводится к другому цвету на карте?

А ведь, в отличие от Шотландии, все эти бесчисленные Активии из Восточной Европы – суверенные и независимые страны с собственными, пускай и немного искусственными, языками и многолетней историей самостоятельной государственности. Но остальному миру об их существовании по-прежнему неведомо – видимо, потому что их национальный вклад в культуру и историю человечества несопоставим с шотландским, и выбитая с таким трудом независимость тут не сильно помогла.

Остановите случайного человека на улице в Перу или в Гонконге, в Колорадо или в Мытищах и спросите: что такое Шотландия? Шотландия – это килты и виски. Шотландия – это клетка и волынки. Шотландия – это горы, замки и Дункан Маклауд. Это малютки-медовары и наркоманы Уэлша. Это Мария Стюарт, Айвенго и Лох-несское чудовище. Это хаггис, Роберт Бернс, коровы с длинной челкой и разукрашенный Мэл Гибсон, орущий Freedom. Список не обязательно будет именно таким, но многое из этого прозвучит обязательно. А потом спросите: что такое Латвия? И вам ответят, что это такое государство в Восточной Европе. Все. Ничего в ней больше нет, одна только собственная государственность.

Ни языка, ни государства

Шотландцы убедительнее некуда доказывают, что создание и сохранение яркой и уникальной национальной идентичности не требует не только собственной государственности, но даже собственного языка. У шотландцев есть свой собственный национальный язык – гэльский, но им не приходит в голову требовать, чтобы он стал единственным государственным языком и чтобы его обязательно знали все жители Шотландии. Ну, по рецептам Восточной Европы – для более успешного национального строительства.

Нет, несмотря на бьющий через край патриотизм шотландцев, гэльский там – дело сугубо добровольное. Кто хочет – говорит, таких несколько десятков тысяч человек. 0,4% шотландских школьников сами выбрали получать на нем образование, еще около 1% школьников добровольно изучают гэльский в качестве факультатива. При этом все спокойно пользуются удобным для всех английским и не навязывают никому филологические мучения.

Хотя, если уж гэльский такой сложный, то можно бы было придумать, что шотландский английский – он давно никакой не диалект, а отдельный шотландский язык и есть. Сколько раз в других странах такое делалось для укрепления идентичности. Ведь англичанину, приехавшему в Шотландию, будет не так-то просто понять, что ему там говорят на шотландском английском. Уж точно труднее, чем чеху, приехавшему в Словакию. Тем не менее чешский и словацкий – два разных официальных языка ЕС, на которые по отдельности переводят все документы. Не говоря уже о Западных Балканах, где есть целых четыре разных государственных языка, которые отличаются между собой десятком слов.

Вместо стула в ООН

Но шотландцам почему-то это не нужно. Они считают, что богатство национальной культуры зависит от того, какого она качества, а не от того, на каком она языке. Вальтер Скотт – это какой писатель? Шотландский, какой же еще. А Бернс – какой поэт? Шотландский. Какая разница, что они писали на английском – во всем мире их знают как шотландцев. Но главное – их действительно знают. Даже в России вы что скорее вспомните: «В горах мое сердце» или что-нибудь из Леси Украинки? Или в прозе, чьих романов хотя бы по названиям вы знаете больше: Вальтера Скотта или Ивана Франко? Это в России, а что уж говорить про остальной мир. 

Или в других областях: шотландский экономист Адам Смит, шотландский философ Дэвид Юм, шотландский изобретатель Джеймс Уатт, шотландский первооткрыватель Дэвид Ливингстон – наверное, слышали про таких? А как насчет великих словаков? Великие болгары с их неоценимым вкладом в развитие человечества – приходит кто-нибудь на ум? А ведь все это, в отличие от шотландцев, нации в высшей степени суверенные и независимые. Но вот дать человечеству что-нибудь новое и полезное у них почему-то не вышло – видимо, все силы ушли на борьбу за независимость.

Шотландцам не нужна независимость, потому что лишние хлопоты от нее возникнуть могут, а вот никаких особых выгод она им не даст – они уже и так реализовались как нация и не имеют по этому поводу комплексов. Даже дикий африканский диктатор Иди Амин, назначивший себя последним королем Шотландии, прекрасно понимал, что шотландцы и англичане – это совсем не одно и то же, это две совершенно разные нации, которые просто живут в одном государстве, потому что так удобнее. А что понимал Иди Амин про словенцев, босняков или украинцев? Да ничего не понимал, что бы там ни было нарисовано на карте мира и сколько бы стульев ни стояло в ООН.  

Предыдущий материал

На правеж: почему французам так нравится судить президентов

Следующий материал

Как корейские сериалы стали неотличимы от рекламных роликов