Новости Календарь

Пять уроков России от стран, живущих под санкциями

Пять уроков России от стран, живущих под санкциями Визит президента России В. Путина в Ливию. Фото: UPI Photo / Landov

Независимо от того, чем закончится история с оккупацией Крыма, России стоит потихоньку начинать готовиться к жизни под международными санкциями. Потому что даже если сейчас вдруг пронесет, в среднесрочной перспективе они почти неизбежны. Аппетиты Кремля будут расти, терпение Запада, наоборот, таять, и рано или поздно какие-нибудь санкции против России все равно придется вводить, несмотря на сдержанность Меркель и соплежуйство Обамы.

По этому поводу совершенно не стоит радоваться и ожидать, что эти санкции как-то испортят жизнь Путину, подточат основы его режима и направят Россию на дорогу свободы и демократии. Западные страны вводят международные санкции совершенно не для этого, а прежде всего для того, чтобы успокоить больную совесть собственной прогрессивной общественности: видите, мы тоже возмущены, не сидим сложа руки, боремся по мере сил. 

А в реальности за новейшую историю человечества Запад применял международные санкции против примерно полусотни самых разных стран, но ни разу не было такого, чтобы они привели к смене режима. Только в исключительных случаях, когда санкции становятся действительно удушающими, и их, помимо Запада, поддерживает большинство других стран мира, возможно некоторое смягчение режима, как это недавно было в Иране или в Бирме. Но и тогда международное давление оказывается скорее второстепенным фактором, который просто дополняет рост внутреннего недовольства и раскол в правящей элите. 

Конечно, мало приятного в том, чтобы оказаться в компании стран, обложенных западными санкциями, но компания эта не такая маленькая. Сейчас США и Евросоюз используют тот или иной вид санкций против примерно 35 государств. Среди них есть и всемирно известные изгои типа Ирана и Северной Кореи, и разные людоедские режимы Африки, и совсем неожиданные страны, на которые никогда и не подумаешь, – например, Молдавия или Китай. Так что международный опыт в этой области накоплен огромный, и России сейчас самое время извлечь для себя несколько полезных уроков на будущее.


Урок Бирмы. Сами все дадут

Самая приятная сторона международной изоляции и санкций – это то, какой безграничный простор для улучшения отношений они открывают в будущем. Как радостно и доброжелательно побегут навстречу когда-то суровые западные лидеры, когда после долгих лет неадеквата в действиях изолируемой страны вдруг появятся первые ростки здравого смысла. И чем глубже будет падение в изоляцию, тем проще будет потом на контрасте добиться хороших отношений с Западом с помощью совсем незначительных уступок.

Лучший в мире специалист по игре на таких контрастах – это военная хунта Бирмы. Почти полвека бирманские генералы правили страной в абсолютной международной изоляции, и вдруг за пару лет смогли добиться прекрасных отношений с Западом и почти полной отмены всех направленных против них санкций. И все это удовольствие стоило им всего нескольких косметических уступок.

Бирманские военные построили у себя в стране настолько жесткую и тотальную диктатуру, что восстановление минимальных приличий показалось Западу гигантским прогрессом на пути к свободе и демократии. Например, после 20 лет правления вообще без конституции в 2008 году генералы согласились принять хоть какой-то Основной Закон. Новая Конституция Бирмы принималась на фарсовом референдуме, автоматически гарантировала военным четверть мест в парламенте и исключала лидера демократической оппозиции Аун Су Чжи из потенциальных кандидатов в президенты, но Запад был рад и такой демократизации.

Потом военная хунта переодела одного из надежных генералов в гражданский костюм и в 2010 году провела контролируемые парламентские выборы, на которых главная партия власти получила 57%, а второстепенная партия власти – 20%. Это в дополнение к 25% мест, изначально гарантированных военным по Конституции. Военную хунту формально распустили, генералов переодели в костюмы, а Запад приветствовал очередной шаг в сторону демократии.

Наконец, весной 2012 года бирманские военные пошли на полную либерализацию: допустили реальную демократическую оппозицию к участию в довыборах в парламент, благодаря чему та смогла получить целых 6% мест. Тут сердца западных лидеров окончательно растаяли, и они бросились отменять санкции. Евросоюз отменил все, кроме эмбраго на поставку в Бирму оружия, хотя и его собираются отменить в ближайшее время. США сделали невъездных бирманцев въездными, а своим компаниям разрешили и торговлю, и инвестиции в Бирму. Последнее оставшееся ограничение – это запрет для американских бизнесменов сотрудничать с несколькими особо преступными участниками бывшей военной хунты. На радостях от разморозки отношений Барак Обама сам съездил в Бирму, став первым в истории президентом США, посетившим эту страну, а потом принял у себя в Белом доме нового бирманского президента, генерала Тейн Сейна, чего не было с 1966 года.

Конечно, в отношениях с Бирмой Запад прежде всего интересовали не политические реформы, а экономические. Вместе с переходом к имитационной демократии бирманские генералы занялись вполне реальной либерализацией внешней торговли, валютного регулирования и законодательства об иностранных инвестициях. Нужно было скорее найти основания для отмены санкций, иначе западные компании могли безнадежно отстать от китайских и японских в борьбе за перспективную азиатскую страну с 60-миллионным населением и богатыми ресурсами. Поэтому Запад был готов отменить санкции против Бирмы в обмен на самую символическую либерализацию политической жизни. Нужен был минимум, чтобы сохранить лицо.

Но вклад бирманских генералов в эту отмену санкций тоже нельзя недооценивать. Несколько десятилетий они создавали своей стране образ жесточайшей и неадекватной диктатуры, где без остановок идут этнические чистки, где вся оппозиция по тюрьмам, где власти разворовывают иностранную гуманитарную помощь после стихийных бедствий, где нет даже формальной конституции, а государство регулирует каждый вздох. Естественно, что после такого даже имитационные фальшивые выборы в парламент показались остальному миру верхом демократии, за который можно все простить. Так же и в России сейчас Путин создает максимально благоприятные условия работы для следующего российского президента. Даже если режим вообще ничего не станет реформировать, а просто заменит первое лицо – западные лидеры будут встречать его теплее некуда и согласятся пойти на уступки уже за одно то, что он/она – не Путин.

Предыдущий материал

Кто проиграет в экономической войне России и США?

Следующий материал

Сработают ли экономические санкции против России?