Брюссельский обком     

Прага минус Берлин плюс Лондон

Противников Лиссабонского договора все меньше, но они не сдаются и ждут подкрепления
Скопируйте код в ваш блог. Форма будет выглядеть вот так:
 0 1 492 экспорт в блог
Думала-думала и передумала | Сердце Качиньского склонно к измене | Врагу не сдается

Затянувшийся до безобразия процесс ратификации Лиссабонского договора, который должен превратить Евросоюз во что-то более единое и управляемое, приблизился к завершению еще на один важный шаг. 25 сентября договор подписал немецкий президент Хорст Келер. Германия была последней из крупных стран ЕС, где договор еще не был окончательно принят. Теперь у оставшихся трех – Польши, Чехии и Ирландии – уже не получится оправдывать собственные задержки с одобрением договора, кивая на немцев. А сторонники Лиссабонского договора из числа лидеров Старой Европы смогут начать по полной давить на своих младших партнеров по союзу, чтобы те поторопились с ратификацией.

ДУМАЛА-ДУМАЛА И ПЕРЕДУМАЛА

Германии и самой было очень неудобно, что она так долго тянет с ратификацией договора, в создании которого сыграла ведущую роль. После провала Единой европейской конституции на референдумах во Франции и Нидерландах, именно немцы во время своего председательства в ЕС в первом полугодии 2007 г. придумали ей на замену менее радикальный Лиссабонский договор. В Германии проект поддержали все крупнейшие партии, канцлер Ангела Меркель и президент Келер. Но несколько парламентариев-маргиналов решили, что договор нарушает суверенитет страны, и обратились с жалобой в местный конституционный суд. Рассмотрение дела тянулось до мая 2009 г.: судьи договор в целом одобрили, но попросили поправить некоторые мелочи. На внесение поправок ушло все лето, и завершился процесс только к концу сентября. По случайному или не очень совпадению – прямо накануне повторного референдума в Ирландии, который пройдет 2 октября.

Ирландия, единственная страна Евросоюза, которая из-за требований местной конституции решает вопрос о ратификации Лиссабонского договора не в парламенте, а на общенациональном референдуме. Один раз – в июне 2008 г. – они уже проголосовали против усиления структур Евросоюза, поставив под угрозу весь проект общеевропейской реформы. Но в Брюсселе с таким решением не согласились и попросили ирландцев подумать еще раз, получше. Ирландцы подумали, и теперь опросы показывают, что на референдуме 2 октября они, скорее всего, Лиссабонский договор одобрят. «За» собираются проголосовать около 53% опрошенных, и только 26% твердо заявляют, что будут голосовать «против».

Чтобы успеть за год так изменить настроение ирландского общества, власти и в Брюсселе, и в Дублине сделали все что могли. Во время первого референдума летом 2008 г. общеевропейские начальники старались не вмешиваться в процесс. Хотели показать ирландцам, что те свободны в выборе, и никто их не неволит. Тактика не сработала, поэтому перед повторным голосованием в агитационные туры по Ирландии отправились многие брюссельские чиновники, включая спикера Европарламента Ежи Бузека и главу Еврокомиссии Жозе Мануэла Баррозу. Они пугают ирландцев, что в случае провала Лиссабонского договора положение Ирландии в ЕС станет очень шатким. Оставшись в изоляции, страна перестанет быть надежным партнером для иностранных инвесторов и кредиторов, местные экспортеры лишатся свободного доступа к огромным рынкам европейских стран, а ирландские фермеры перестанут получать субсидии в рамках Единой сельскохозяйственной политики ЕС.

Угрозы эти падают на благодатную почву. Первый референдум прошел еще до кризиса, Ирландия была одной из самых богатых стран региона, где уровень ВВП на душу населения был в полтора раза выше, чем в среднем по Евросоюзу. Естественно, в таких условиях особого интереса к углублению сотрудничества с остальной Европой в Ирландии не было. Но мировой кризис затронул страну немногим слабее, чем страны Прибалтики. Уже в 2008 г. ирландский ВВП сократился на 2,5%, в 2009 г. прогнозируется падение в 9%, и роста, скорее всего, не будет даже по итогам 2010 г. Поэтому сейчас ирландцы всерьез озаботились дальнейшей судьбой страны. По данным опросов, явка на октябрьском референдуме может превысить невиданные для Европы 90%. Летом 2008 г. голосовать пришли всего 53% избирателей.

СЕРДЦЕ КАЧИНЬСКОГО СКЛОННО К ИЗМЕНЕ

Еще один фактор, который будет давить на ирландцев на втором референдуме, – это то, что теперь они всех задерживают. На момент первого голосования Лиссабонский договор, помимо Ирландии, не успели ратифицировать еще 15 стран ЕС. Сейчас их осталось всего две: Чехия и Польша. В обоих государствах договор уже одобрили обе палаты парламента, и только президенты тянут с подписанием.

От главного евроскептика ЕС президента Чехии Вацлава Клауса никто другого и не ждал. А вот поведение президента Польши Леха Качиньского вызывает много вопросов. Осенью 2007 г. Качиньский лично участвовал в обсуждении договора, долго торговался, добился для Польши ряда уступок и, наконец, согласился подписать. Все это происходило за несколько дней до польских парламентских выборов, поэтому Качиньский очень старался показать, что он и его партия «Право и справедливость» (PiS), конечно, националисты, но националисты умеренные. Они готовы биться за интересы Польши, но против проевропейских настроений большинства поляков не пойдут. Но PiS выборы все равно провалила, и тогда Качиньский решил, что надежнее играть на поле евроскептиков. Забыв о своих обещаниях, он стал агитировать против Лиссабонского договора. По польскому телевидению стали показывать ролики, где президент пугал зрителей тем, что ратификация приведет к захвату западных земель Польши немцами и легализации в стране однополых браков.

Обе палаты парламента, где большинство получила Гражданская платформа (PO) Дональда Туска, президентских угроз не испугались и проголосовали за договор. Качиньский все равно подписывать отказался, уцепившись за провал первого референдума в Ирландии. Сказал, что подпишет только после того, как ирландцы проголосуют «за», а пока смысла нет напрягаться. Качиньский упирается до сих пор, хотя его сначала уговаривали, а потом ругали за это лидеры Старой Европы. Президент Франции Николя Саркози заявил, что Качиньский «должен быть верным своему слову», данному на переговорах в 2007 г. и поставить подпись, потому что «это уже вопрос не политики, а морали». Как поведет себя польский президент после референдума в Ирландии предсказать трудно, но сам он в середине сентября обещал, что быстро все подпишет, если согласятся ирландцы.

ВРАГУ НЕ СДАЕТСЯ

В Чехии ситуация еще труднее. Президент Клаус с самого начала был резко против Лиссабонского договора. Договор уменьшает роль малых стран при решении общеевропейских вопросов, поэтому Клаус выступает за сохранение старого порядка функционирования ЕС. Лиссабонский договор получил одобрение обеих палат чешского парламента, но Клаус не скрывает, что будет тянуть как можно дольше с его подписанием. Его сторонники из числа парламентариев уже проиграли одно дело в чешском конституционном суде, когда утверждали, что отдельные положения договора нарушают конституцию Чехии. 29 сентября они намерены подать туда еще один иск. На этот раз о том, что чешскую конституцию нарушает весь Лиссабонский договор в целом.

Премьер Чехии Ян Фишер, который сейчас служит кем-то вроде посредника между Брюсселем и Клаусом, уже предупредил власти ЕС, что подпись чешского президента вряд ли удастся получить до нового решения конституционного суда. А это произойдет где-то через полгода. То есть в опасной близости от парламентских выборов в Великобритании, которые пройдут в мае 2010 г.

Действительно, было бы странно, если бы в борьбе с Лиссабонским договором не сказала бы свое слово главная нация евроскептиков. Лидер оппозиционных консерваторов Дэвид Кэмерон уже несколько лет успешно поднимает популярность своей партии, играя на недоверии британцев к континентальной Европе. Консерваторы упрекают правящих лейбористов в том, что они променяли национальные интересы Великобритании на благосклонность Брюсселя. И чем дольше длится экономический кризис, тем более охотно британцы соглашаются с этими обвинениями. Популярность лейбористов сейчас рекордно низка, на июньских выборах в Европарламент они получили всего 15% голосов, а консерваторы – почти 30%. Кэмерон сейчас выглядит наиболее вероятным кандидатом на смену Гордону Брауну. Если Лиссабонский договор не успеет вступить в силу до победы консерваторов, то Кэмерон обещает устроить по этому вопросу референдум, который, скорее всего, закончится провалом договора. Британские консерваторы уже написали Клаусу письмо, где просят затянуть ратификацию в Чехии до британских выборов, когда они смогут прийти ему на выручку.

Сейчас на Клауса давит вся континентальная Европа. Его критикуют все: от правительства соседний Словакии до председательствующей в ЕС Швеции. Брюссель угрожает Чехии, что она станет первой страной в истории ЕС, которая окажется без собственного комиссара в составе Еврокомиссии. Речь заходит даже о создании нового союза внутри Евросоюза. Такое решение предложил премьер Италии Берлускони. В новое «ядро» европейских стран, по его словам, войдут те, кто действительно хочет интегрироваться, а остальные пусть живут, как знают, сами по себе.
Следите за обновлениями Slon.ru в вашей социальной сети: ВКонтакте или Facebook.