Новости Календарь

Почему Йемен стал кошмаром и для Запада, и для арабов

Почему Йемен стал кошмаром и для Запада, и для арабов Протест против шиитского движения «Хуси». На плакате лидер движения Абдель Малек аль-Хути. Фото: Reuters
Каждое утро у восточного входа в университет йеменской столицы Саны собирается молодежь. Основной костяк – это студенты, однако приходят также и многие йеменцы, которые уже давно закончили учебу или же никогда к стенам университета до этого не приближались. У многих с собой полный комплект демонстранта: футболки с протестными надписями, бейсболки и потрепанные йеменские флаги. Многие из тех, кто сегодня собирается возле университета, приходили сюда и в январе 2011 года, в самом  начале «йеменской весны». В те время демонстранты, собиравшиеся возле университета, а также на площади Тарьир (по-арабски «перемены»), требовали отставки президента Али Абдаллы Салеха, правившего страной 28 лет, выступали за национальный диалог, перемены и демократию.

Теперь, четыре года спустя, когда бессменный президент Салех давным-давно отстранен от власти и, видимо, страшно мучается вдали от родного Йемена, живя в Соединенных Штатах, у молодых и не очень молодых йеменцев в Сане появился новый враг. Это шиитское движение «Хуси», которое за последние годы взяло под контроль несколько северных провинций Йемена, а теперь свергло президента Абда Раббо Мансура Хади и посадило на трон собственного ставленника. По чистой случайности новый президент оказался однофамильцем лидеров движения, и многие йеменцы в шутку уже называют его Хуси I.  

Большая часть жителей Йемена – сунниты и часть шиитов – новую власть хуситов не признает, и протесты против них проходят практически ежедневно в столице, а также в южной части страны, где вообще грозят отделиться. Захвативших власть хуситов обвиняют в государственной измене в пользу Ирана, от которого они, по слухам, получают и финансирование, и оружие. 

Сами хуситы, которые принадлежат к шиитскому-зейдитскому направлению ислама, утверждают, что всего лишь навсего хотят восстановить историческую справедливость. Во-первых, отыграться за дискриминацию в годы правления Салеха, с которым они не раз воевали начиная с 2004 года. А во-вторых, доказать, что они в Йемене совсем не чужие – наоборот, шииты-зейдиты правили йеменским имаматом на протяжении тысячи лет вплоть до 1962 года. И если уж говорить начистоту, то и суннитское движение «Ислах» во многом зависит от одной мощной региональной державы – Саудовской Аравии, которая по понятным причинам помогает йеменским суннитам против шиитов.  

Казалось бы, все это – очередные локальные разборки, в которые мир, как правило, не вмешивается и, пока не гибнут граждане западных стран, как будто ничего о них и не знает. Так все и было в Йемене до начала этого года – хуситы захватывали провинцию за провинцией, совершали нападения на журналистов, пытавшихся понять и объяснить народу таинственное происхождение нечаянного хуситского богатства, но новости об этом практически не попадали в международные ленты новостей. Так, «Аль-Джазира» передаст что-то изредка, да национальный телеканал «Ямания», известный своей любовью к бесконечным танцевальным детским конкурсам, иногда что-то сообщит. Но вдруг с этого января мир внезапно заинтересовался Йеменом. 

Опасный сосед

Еще задолго до начала «арабской весны», в которой активное участие принимали также и сторонники хуситов, Йемен был нестабильной и неспокойной страной, раздираемой междоусобицами, нищетой и терроризмом. 190 племен, проживающие на территории, именуемой Йеменом, воевали друг с другом, с правительством, с повстанцами и так далее, и тому подобное. И по сути, невзирая на объединение Северного и Южного Йемена в 1990 году, централизованное государство на этой территории так и не возникло. Вскоре после объединения и принятия Конституции началась гражданская война. Затем о себе дали знать и хуситы, которые несколько раз поднимали восстание против президента Салеха.  

Тренировочный лагерь «Аль-Каиды». Фото: Reuters

Одновременно на территории Йемена появились и другие силы, которые пришли в эту страну извне. «Аль-Каида», которую вынудили покинуть Судан, а затем и Афганистан, прочно обосновалась в Йемене, создав там свои тренировочные лагеря, базы и центры. Близость Сомали, где действует радикальная исламистская организация «Аш-Шабаб», и неспособность центрального правительства хоть как-то влиять на ситуацию в отдаленных районах, например в провинции Шабва, привела к тому, что «Аль-Каида» захватила власть в нескольких городах и йеменские войска не раз встречались с боевиками на поле битвы. 

Участие в борьбе с «Аль-Каидой» – при помощи беспилотников – приняли и американцы, которые когда-то помогли усилению радикального ислама в Афганистане и Пакистане, считая джихадистов меньшим злом, чем советских солдат. Йеменский президент Салех, свергнутый во время «арабской весны», сотрудничал с США в сфере борьбы с исламским терроризмом в обмен на американскую поддержку его режима и периодические пожертвования американцев в вечно пустую госказну – Йемен считается одним из беднейших государств в мире. Преемник Салеха – Абд Раббо Мансур Хади – продолжал эту же линию, но вот станут ли сотрудничать с США повстанцы-хуситы, которые одинаково ненавидят «Аль-Каиду», США и Израиль? Этот вопрос тревожит и посланников ООН в регион, которые тщетно пытаются усадить за стол переговоров представителей всех политических сил в стране.
 
Второй аспект хуситского восстания в Йемене – это Иран и его сложные взаимоотношения с арабскими государствами в Персидском заливе. Учитывая близость Йемена к Саудовской Аравии – протяженность границы составляет 1456 километров, – можно представить, с какой тревогой за йеменскими новостями следят в Эр-Рияде. Иран и так находится достаточно близко и постоянно напоминает о себе, но если в Йемене будет создано шиитское государство – сателлит Ирана, то иранцы таким образом обоснуются непосредственно в самом уязвимом для саудитов районе. 

До сих пор богатое Саудовское королевство откупалось от бедного и вечно воюющего Йемена более или менее крупными подношениями. Еще пыталось – крайне неудачно – воевать с хуситами. Но теперь стало совершенно очевидно, что саудовская политика в отношении Йемена потерпела полное фиаско. Неясно лишь, что делать и кто виноват. Ведь за йеменскую политику в Эр-Рияде отвечал не кто иной, как нынешний король Салман, ранее занимавший должность министра обороны. В общем, возможное влияние хуситского переворота на движение нефтяных танкеров в Аденском заливе и безопасность Саудовской Аравии заставляет нервничать и страны Персидского залива, и Штаты, и Европу – опять же заказчики теракта в «Шарли Эбдо» находились именно в Йемене. 

Спокоен только Иран – формально он вроде как ни при чем, но если удастся закрепить успех и поддерживать хуситов и далее, то мечты аятоллы Хомейни об экспорте иранской революции и иранского влияния отчасти осуществятся.

Йеменское эхо

В результате Йемен сегодня представляет собой запутанный узел самых страшных и западных, и региональных кошмаров – в этом фильме ужасов участвуют и исламские террористы, и слабый, коррумпированный режим, и Иран со своей тягой к гегемонии, и угроза свободному передвижению нефтетанкеров. Единственное, о чем сегодня мало кто задумывается, – это местное население, 10 миллионов человек, которые сегодня могут лишиться того немногого, что они имели раньше, – американских и саудовских дотаций и скромных доходов от поставок нефти. 

Сейчас, несмотря на головокружительный успех хуситов, которые с легкостью взяли столицу и теперь установили там свой порядок, перспективы появления в Йемене стабильной власти – шиитской или суннитской – равняются нулю. Как и в Ливии, йеменский юг будет стремиться к отделению, хуситы вряд ли распрощаются с властью на севере, а в центральной части страны будет хозяйничать «Аль-Каида». 

Ставка, сделанная когда-то Западом на президента Салеха, не оправдала себя. Как и многие другие диктаторы, за несколько десятилетий у власти он не создал ни одной функционирующей структуры, которая могла бы продолжать действовать и после его отстранения. С одной стороны, Салех хотя бы частично контролировал ситуацию, с другой – сам всегда был частью проблемы. Но бывший президент Йемена уже в прошлом, а вот старые-новые проблемы вскоре приведут страну к состоянию failed state, наподобие Сомали. Отзвуки этого скоропостижного крушения будут еще долго слышны по всему миру. 

Предыдущий материал

Почему египтяне согласились, что Мубарак невиновен