Новости Календарь

Почему пророссийские силы в Молдавии выиграли выборы, но не власть

Почему пророссийские силы в Молдавии выиграли выборы, но не власть Ренато Усатый

С тех пор как отношения России и Запада резко обострились из-за конфликта на Украине, любые выборы в странах СНГ кажутся судьбоносными, а участвующих в них политиков и партии тщательно делят на пророссийские и прозападные. С этой точки зрения результаты последних выборов в Молдавии могут показаться для Москвы довольно удачными: первое место заняли пророссийские социалисты, третье – опять же пророссийские коммунисты. Но если присмотреться повнимательнее, то окажется, что первое место – оно не такое уж и важное, а пророссийские политики – не такие уж и пророссийские, а главным результатом голосования вообще станет то, что жители Молдавии еще раз подтвердили свою приверженность проевропейскому выбору. 

Амнистия от социалистов

Из всех прошедших в молдавский парламент партий по-настоящему пророссийской можно назвать разве что Партию социалистов, которая неожиданно заняла первое место, получив около 21% голосов. Это в чистом виде пророссийская, прокремлевская и проевразийская сила, которая раньше в молдавской политике особых успехов не добивалась. Начало этому движению было положено еще в 1992 году группой лиц из рядов советского молдавского истеблишмента, не желавших прогибаться под изменчивый мир и примиряться с новой действительностью, типа распада СССР, падения железного занавеса на границе с Румынией, объявления о родстве молдаван с румынами и т.д. 

Главными пунктами в программе социалистов, несмотря на название, были не отстаивание социальных прав, а бескомпромиссная борьба с «румынским фашизмом», от пагубного влияния которого следовало сберечь молдавскую идентичность, дружба со Слободаном Милошевичем и прочее в том же духе. С такими идеологическими основами социалисты Молдавии заняли устойчивую и надежную позицию политических маргиналов, практически никогда не выходя за пределы одного процента по результатам тех выборов, в которых принимали участие – как правило, в составе блоков. 

Однако в 2011 году репутацию партии постарались подправить. Группу социалистов в парламенте, а затем и саму партию возглавил Игорь Додон, в прошлом вице-премьер в правительстве при коммунистах, а до этого, в разное время, – глава Национального депозитария ценных бумаг и Универсальной товарной биржи Молдавии, преподаватель экономики. До 2009 года его карьера развивалась вне политических партий – в правительство его взяли как экономиста. Однако после того, как коммунисты потеряли власть, Додон решил перейти к социалистам, чтобы попробовать себя в политике.

Приход Додона сильно облагородил молдавскую Соцпартию. В отличие от большинства своих коллег-социалистов Додон построил свою карьеру не на борьбе с режимом, бегло говорит на нескольких европейских языках, включая молдавский, и вообще является этническим молдаванином, что не так часто бывает с социалистами в этой стране. Родившись в 1975 году, Игорь Додон представляет уже новое, постсоветское поколение – а значит, его промосковским убеждениям и веры больше.

С другой стороны, под началом Додона молдавская Соцпартия не только продолжила свою антизападную риторику – антирумынскую и антиевропейскую, – но и четко сформулировала приоритеты: никакой Европы, будущее Молдавии неразрывно связано с Россией, соглашение об ассоциации с ЕС – расторгнуть, в Таможенный союз – вступить. Ну и воссоединиться с Приднестровьем, преобразовавшись в федерацию. Серьезность этих намерений подтвердил президент России Владимир Путин, лично встретившись с Додоном в Москве в начале ноября. После этого ФМС России объявила миграционную амнистию для молдаван, которые нарушили правила пребывания, им была дана возможность поехать на выборы в Молдавию и вернуться свободными от прегрешений. Таким образом, голосовавшие за социалистов как бы голосовали непосредственно за давшего им амнистию Путина. Как показали выборы, за такую программу четко выступает пятая часть населения Молдавии – это, безусловно, немало, но все равно недостаточно для прихода к власти.

Усатый и коммунисты

С другой стороны, иного выбора для молдаван – сторонников интеграции в Таможенный союз не было. Менее радикальной пророссийской партии в молдавской политике сейчас нет. Во время избирательной кампании мелькнул некто Ренато Усатый со своей карманной партией «Родина» – сомнительный деятель, вынырнувший из полного политического небытия с необычайно большими, по молдавским меркам, бюджетами на агитацию, которые он якобы заработал честным гастарбайтерским трудом и коммерцией в России. Ренато соблазнял молдаван бесплатными концертами поп-звезд и раздавал дорогие призы на многочисленных конкурсах.

Молдаванам, возвращавшимся с московских заработков, проводники раздавали отпечатанную на глянцевой бумаге газету, практически полностью состоявшую из анонсов конкурсов, концертов и пространных статей за подписью Усатого. Статьи не отличались философской глубиной: из них следовало, что примером для Молдавии должна быть Белоруссия, а для этого ей не хватает своего Лукашенко. 

Явление Усатого сильно озадачило молдавских избирателей – общее мнение сводилось к тому, что деньги на все это дала Москва, а вот насколько серьезно к этому стоит относиться, неясно. На концерты сходить можно, а голосовать не обязательно. Кроме того, люди сильно удивлялись тому, что предвыборная раздача подарков вновь пошла в дело, хотя в Молдавии это уже давно не принято. Насколько такая политическая технология была эффективной, проверить не удалось – молдавский Центризбирком позволил Усатому щедро тратить деньги на развлечение сограждан всю кампанию, после чего снял его партию за день до выборов, обвинив в нарушениях при декларировании источников финансирования из-за рубежа.

Другая вроде как пророссийская сила – молдавские коммунисты – считается пророссийской скорее по привычке. Она получила на выборах тоже весьма впечатляющий результат – около 18% голосов, заняв третье место. Но пророссийская позиция – отнюдь не сильное место данной партии. Новая молдавская Компартия была создана в 1993 году как организация «коммунистов с человеческим лицом» взамен запрещенной после путча 1991 году советской Компартии и с самого начала заявила о себе как левая партия европейского типа. 

Основой ее идеологии были социальные права, и на этой платформе она спустя семь лет успешно победила бывших советских коммунистических работников, занявших кресла в молдавской власти под националистическими лозунгами и совершенно забывших об обязанности государства платить пенсии. Однако левые лозунги не гарантировали молдавским коммунистам ровных отношений с Москвой. Надежды на то, что коммунисты приведут Молдавию под руку Кремля, развеялись после того, как Кишинев вместе с Тирасполем дружно отвергли в середине нулевых так называемый «план Козака» по федерализации Молдавии для ее воссоединения с Приднестровьем. После этого молдавское вино исчезло с полок российских магазинов. Этот инцидент сильно укрепил отношения Кишинева с тут же предложившим помощь по организации виноторговли Бухарестом, а вот у Москвы по отношению к молдавским коммунистам остался неприятный осадок. Как, впрочем, и у молдавских коммунистов по отношению к Москве.

Все равно больше

Все остальные партии, преодолевшие избирательный порог прохождения в парламент: Либерально-демократическая партия (около 20% и второе место), Демократическая партия Молдавии (16%, четвертое место) и Либеральная партия (9%, пятое место) – это все проевропейские силы.

В сумме они набирают более 45% голосов, а значит, одолевают социалистов даже в блоке с коммунистами, – совместно 39%. Лидером в новой правящей коалиции, видимо, будут либеральные демократы во главе с бывшим премьером и активным сторонником интеграции с ЕС Владом Филатом. Если социалистам оказал предвыборную поддержку президент России Владимир Путин, то за либерал-демократов публично высказался недавно избранный президент Румынии Клаус Йоханнис, примчавшийся в Кишинев буквально после своего избрания. «Румыния будет поддерживать, как и до сих пор, присоединение Республики Молдова к ЕС», – заявил он 28 ноября, фотографируясь с Филатом. «У нас общий язык, общая история. Не существует другой страны, которая была бы так же важна для Румынии, как Республика Молдова. Румыния, безусловно, имеет неоспоримый долг перед Республикой Молдова: создание общего пространства демократии, процветания и стабильности».

Выбор румын неудивителен – у Филата давние близкие отношения с румынскими правыми, начиная с уходящего президента Траяна Бэсеску. Таким образом, у Бухареста влияние в Молдавии оказывается более обширно – его представляют не только прорумынские радикалы из Либеральной партии экс-спикера Михая Гимпу, известного борца с советским прошлым и главного борца с российским влиянием, но и умеренные политики вроде Филата, пытавшегося наладить связи с Москвой после прихода к власти в 2009 году. Пророссийские же силы оттеснены к обочине молдавской политики и радикализованы, что не может не отпугивать от них часть избирателей, которые не так уж плохо относятся к России, но не собираются ради нее ссориться с семьей сына в Бухаресте. И это будет и дальше оказывать негативное влияние на позиции Москвы в молдавской политике.

У Москвы, если она продолжит биться за то, чтобы сделать Молдавию зоной исключительно своих интересов, в принципе остается совсем немного рычагов влияния на эту страну. Резерв давления на молдавскую экономику после введения запрета на сельхозпродукцию уже исчерпан. Санкции против гастарбайтеров, если будут применены, накажут как раз российских сторонников – они обернутся против тех, кто в день выборов стоял в многотысячной очереди к избирательному участку в посольстве в Москве и скандировал пророссийские лозунги. 

Остается, правда, еще вариант воссоединения с Приднестровьем, за которое в форме федерации выступают социалисты Додона, – но, помимо вопросов со стороны самого Тирасполя, такой вариант не устроит прорумынские силы в Молдавии. Возвращение Приднестровья в политическую жизнь Молдавии снизило бы долю молдавского большинства примерно с 80% до 70% от населения. Поэтому такой исход по крайней мере в ближайшие годы маловероятен, а значит, России следует обдумать другие варианты своей политики по отношению к Молдавии – стране, где в отличие от многих других стран Восточной Европы проевропейские сантименты граждан обычно не связаны с желанием посрамить Россию и наказать Путина.

Предыдущий материал

Почему сепаратисты в бывшем СССР всегда выигрывают

Следующий материал

Убийство в Гюмри: почему армяне возмущаются российским неоколониализмом