Новости Календарь

Переговоры в Донецке. Как Путин возвращается на Украину

Переговоры в Донецке. Как Путин возвращается на Украину Трехсторонние переговоры по реализации мирного плана на востоке Украины. Фото: Shamil Zhumatov / Reuters

Во вторник в Донецке прошли переговоры между представителями Украины, России, ОБСЕ, ДНР и ЛНР. На них, казалось бы, договорились о перемирии. Увы, не сложилось: ополченцы на следующий же день обвинили украинскую армию в продолжающихся атаках и похвастались сбитым вертолетом (девять убитых). То есть то, ради чего собрались, так и не состоялось. Однако это тот случай, когда сам факт переговоров может быть интереснее, чем их результат.

В первую очередь интересен состав переговорщиков. Изначально украинская сторона анонсировала трехсторонние переговоры: Украина, Россия, ОБСЕ. На практике вышло иначе: ряд ключевых участников встречи присутствовали на ней не просто в неясном статусе, но и с неясной стороны.

Михаил Зурабов, ясное дело, представлял Российскую Федерацию. Равно как и Хайди Тальявини представляла ОБСЕ. И они были единственными, с кем все было однозначно.

Леонид Кучма представлял Петра Порошенко и в определенном смысле Украину. Делегирование экс-президента, конечно, удивило всю страну, но свой резон в нем был. Кучма – очень умный переговорщик с редким опытом разрешения подобных конфликтов. Да и с другим переговорщиком, бывшим главой его администрации Виктором Медведчуком, ему говорить проще, чем многим иным. Однако при этом Кучма даже не госслужащий, а просто почетный пенсионер. Таким образом, в случае срыва всей затеи администрация президента всегда может заявить: мол, сами с террористами переговоров никогда не вели и не собираемся. Конечно, оправдание слабенькое, но лучше, чем ничего.

Александр Бородай и делегаты от ЛНР представляли те части своих «республик», которые им подчиняются. Включая отряд Гиркина. Здесь, однако, следует помнить, что ряд группировок, действующих на территории Донецкой и Луганской областей, они просто не контролируют. Следовательно, к их заявлениям о готовности прекратить огонь не стоило относиться слишком серьезно, и присутствующие это понимали.

Наиболее интересен был статус лидера движения «Украинский выбор» Виктора Медведчука и народного депутата Нестора Шуфрича. По версии, озвученной Зурабовым и пресс-службой самого Медведчука, они представляли украинскую сторону. По версии, предложенной впоследствии стороной ОБСЕ со ссылкой на «министра информации ДНР», они представляли восставшие области. Обе версии не лишены зерна истины: с Порошенко их присутствие, безусловно, было согласовано, равно как и «республики» не забыли поставить перед фактом.

Трехсторонние переговоры по реализации мирного плана на востоке Украины. Фото: Shamil Zhumatov / Reuters

На практике Медведчук и Шуфрич, выступая в роли посредников между украинской, российской и сепаратистской сторонами, представляли себя и Путина. А также часть его украинской стратегии. Медведчук давно служит полномочным медиатором между своим кумом (Путин – крестный отец его дочери) и украинскими искателями его внимания. Шуфрич – давний соратник Медведчука и фактический лидер условно пророссийского обломка затонувшей Партии регионов в украинском парламенте. Само их появление там в статусе одной из сторон – сигнал в подтверждение давних слухов о том, что президент РФ делает ставку на усиление этой группы и консолидацию вокруг нее всех имеющихся пророссийских ресурсов.

Сам состав переговорных групп, сам факт переговоров, а также последующее обращение Владимира Путина к Совету Федерации за отменой разрешения на ввод войск на Украину и его намек, что непризнанным республикам надо искать варианты развития в составе Украины, свидетельствуют: со стороны Кремля прорабатывается свой вариант мирного разрешения конфликта.

Очертим позиции. США и ЕС действительно нацелены на усиление санкций в отношении РФ. Владимир Путин уже не может делать вид, что на это можно не обращать внимания. Следовательно, нужно подготовить путь к отступлению: выход из украинского кризиса, который позволит одновременно избежать санкций, сохранить лицо и сохранить хотя бы часть рычагов влияния на Украине. Не факт, что он в итоге воспользуется этим путем. Но сама возможность должна сохраняться: так того требуют правила техники безопасности.

В нынешней ситуации единственный вариант такого пути отхода – это перевод конфликта из военной плоскости в политическую. Для этого нужно:

– легализировать ЛНР и ДНР. Хотя бы фактом переговоров украинских чиновников с их делегатами. Сейчас, напомню, руководство Украины официально рассматривает эти группы исключительно как террористические организации;

– консолидировать пророссийский политический и культурный ресурс на Украине. В идеале – добиться для его представителей доступа к должностям и рычагам влияния, способным в перспективе стать «блокирующим пакетом» при принятии ключевых решений, а также сохранить влияние в украинском парламенте.

В сумме это даст возможность удержать Украину на крючке. Может, не настолько надежно, как раньше. Но сейчас, похоже, не приходится выбирать.

Проще говоря, президенту РФ нужно иметь возможность вовремя сказать «пас» и обменять военно-дипломатические успехи России и ориентированных на нее сил на политический и экономический капитал. По настойчивым слухам, Путин рассчитывает на то, что ближе к концу года Украина столкнется с серьезными экономическими трудностями. Это может повлечь за собой очередной политический кризис, во время которого пророссийские силы, если к тому моменту они будут достаточно консолидированы, смогут попробовать если не взять реванш, то расширить влияние.

Большую проблему здесь представляют кадры. Автор этих строк неоднократно заявлял: если бы россияне видели, какие люди обычно представляют пророссийские позиции на Украине, они бы удивлялись, как вся Украина не стала люто русофобской еще лет пятнадцать назад. Из присутствовавшей на переговорах тройки Виктор Медведчук – человек с биографией Вельзевула и харизмой таракана; Нестор Шуфрич – человек, имеющий множество недоброжелателей в самых верхах украинской политики; Олег Царев – жертва многочисленных видеопародий с кадрами из «Собачьего сердца».

Да, безусловно, первые двое обладают огромным массивом связей. Но проблема в том, что им будет сложно работать в пространстве публичной политики. Простой пример: несмотря на огромные бюджеты и агрессивную рекламу, рейтинги Медведчука и его политсилы «Украинский выбор» колеблются в пределах статистических погрешностей. И даже рассчитывать на массовую поддержку Донбасса как электоральной основы не приходится: там все еще остаются другие игроки. Включая пострадавшего, но еще живого Рината Ахметова и другие осколки еще недавно столь мощной Партии регионов.

Напоследок надо отметить еще один эффект этих переговоров: они все же ударили по Петру Порошенко. Сам факт того, что представитель Украины принял участие в переговорах с представителями ДНР и ЛНР, сам факт наличия на них одиозного Медведчука и официально находящегося в розыске за сепаратистские призывы Олега Царева, и самое главное – тот факт, что о составе и специфике переговоров не была оповещена широкая общественность, уже вызвал недовольные бурления в украинских медиа и экспертной среде. Подобная подковерщина сейчас не в чести – общество и так на взводе. С политической и дипломатической точки зрения такой жест примирения и готовности к диалогу со стороны администрации президента был по-своему оправдан. Однако отказ предупредить страну и объяснить избирателям ситуацию был явной ошибкой.

Предыдущий материал

«Трагедия в Одессе? Дай погуглю!» Украинские события глазами американцев

Следующий материал

«Мы покажем всем, что не собираемся быть мировым жандармом!»