Новости Календарь

Что происходило в Одессе. Версия с места событий

Что происходило в Одессе. Версия с места событий Похороны депутата Вячеслава Маркина, который погиб при пожаре в здании областного совета профсоюзов. Фото: Reuters

Поздним вечером 4 мая в Одессе сменилось областное руководство МВД. Министерство внутренних дел назначило руководителем милиции Одесской области генерала Ивана Катеринчука. Поговаривают, что в ближайшие часы в Одессу будет назначен и новый губернатор – Игорь Палица, ближайший соратник днепропетровского губернатора Игоря Коломойского. Таковы кадровые итоги прошедших в Одессе кровавых выходных. По официальным данным, в столкновениях погибли 46 человек, 125 были ранены. Неофициально говорят о большем количестве жертв. Итак, попробуем отмотать пленку назад и еще раз – шаг за шагом – проанализировать случившееся в Одессе. 


Футбольные фанаты

Бои на улицах Одессы 2 мая. Фото: Reuters

Порой выйдешь из дома в кофейню или сигарет купить и попадешь в историю. Или – в Историю. 2 мая после обеда я вышел пройтись по городу: выпить чашечку кофе на Дерибасовской и встретиться на Соборной площади с Сергеем – моим товарищем и болельщиком одесского футбольного клуба. В этот день в городе должен был состояться матч «Металлист» (Харьков) – «Черноморец» (Одесса). 

К трем часам на Соборке собралось несколько сотен юношей и девушек  – футбольных фанатов. Они разогревались речовками и песнями. Хотя это был второй день выходных и многие одесситы уехали за город, на площадь перед собором пришли горожане – с семьями, детьми, украинской символикой. Послушать вживую хиты болельщиков «Металлиста» и пройти маршем вместе с ними. Еще за несколько дней было известно, что ультрас «Черноморца» и «Металлиста» примут участие в совместном марше «За единую Украину», пройдя из центра города на стадион. 

Когда болельщики стали строиться, поступила информация, что на колонну готовится нападение сторонников Куликова Поля (так называется площадь в Одессе, где разбили лагерь антимайдана, – возле здания бывшего обкома КПСС, ныне Дома профсоюзов). Чтобы избежать столкновения, фанаты решили перейти на другую улицу. Я попрощался с Сергеем и хотел было отправиться в соседнее кафе. Но стартовать колонна не успела – навстречу им вышли люди в амуниции. В болельщиков полетели свето-шумовые гранаты и камни. Улицу заволокло дымом. Оглянувшись, я увидел напряженную спину Сергея под желтой футболкой, бело-голубую повязку ФК «Черноморец» на его русых волосах. Секунду помедлив, он шагнул в дымовое облако. Я взглянул на часы – было 15:40.

Уличные бои

Пожар у здания областного совета профсоюзов. Фото: ИТАР-ТАСС/ Андрей Боровский

Послышались выстрелы. Через минуту из дыма вывели первого раненого. На месте ему стали оказывать помощь. Подавшись вперед, фанаты оттеснили на миг нападавших в сторону Греческой площади и стали строить баррикады из мусорных баков. Оставшиеся у них за спиной начали разбирать тротуарную плитку и укладывать ее на флаги, запихивать в пакеты и подносить к обороняющимся. Между противоборствующими сторонами встала группа самообороны Майдана, экипированная шлемами, щитами и битами. Через некоторое время подтянулось спецподразделение милиции и заняло место рядом с самообороной, но не пыталось пресечь бойню. За спиной у оборонявшихся стояли группы милиционеров, покуривающих и лузгающих семечки. Люди просили вмешаться, но офицеры отказывались дать приказ своим подчиненным.

Минут через двадцать появились ребята из Совета гражданской безопасности (СГБ) – гражданского ополчения, сформированного за несколько недель до этого и обеспечивающего охрану блокпостов на въездах в город. Крепкие, обученные, экипированные, они просили милицию дать коридор, чтобы пройти и угомонить нападающих. Милиция не позволила. Тогда представители СГБ перешли на другую улицу, ударив нападавших сбоку. Спецподразделение милиции и тут встало между противоборствующими. 

Скорых не было. Метрах в двухстах от событий люди сами организовали скорую помощь: подгоняли частные машины и на них увозили раненых. Через некоторое время на месте появились кареты из частной клиники Святой Екатерины, последними прибыли государственные неотложки. Кто-то рядом со мной пытался дозвониться в пожарную охрану, но на том конце сбрасывали звонок. Горожане требовали от милиции вмешаться, но милиция бездействовала. 

Люди были предоставлены сами себе. Далее было три часа ада: в одну и другую сторону летели камни, слышались выстрелы. В город стали подтягиваться одесситы, кольцо вокруг пророссийских активистов сжималось, пока их не зажали на пятачке возле ТЦ «Афина». Рядом с ними загорелся киоск. Стоявшая около меня женщина пыталась дозвониться в пожарную охрану, но звонок все время сбрасывали. Кто-то кричал: «Бензин несите!» Стоявшая неподалеку от меня группа юношей и девушек начала доставать бутылки с пивом, открывать их, выливать содержимое. Кто-то прибежал с пластиковой бутылкой с бензином, нацеженным из припаркованных на соседней улице авто. Стали разливать «коктейли». 

Где-то после семи вечера бой утих. Несколько пророссийских активистов забаррикадировались в ТЦ «Афина», остальные бежали в свой лагерь на Куликово Поле. На месте остались догорающее авто, раскуроченная пожарная машина, использовавшаяся проукраинскими активистами в качестве тарана, разобранные тротуары, гильзы и осколки гранат. Часть активистов Евромайдана, милиция, представители самообороны и СГБ остались вести переговоры с забаррикадировавшимися. Остальные пошли на Куликово Поле «громить лагерь колорадов». Там развернулась вторая часть трагедии.

Поле Куликово

Пожар в здании областного совета профсоюзов. Фото: Reuters

Тут стоит пояснить, что за несколько дней до описываемых событий силовой блок Куликова Поля разбился на две группы: Народную дружину и Одесскую дружину. Одесская дружина, принимавшая решение об атаке на фанатов, перенесла свои палатки в другую часть города – к военному мемориалу на 411-й батарее, который находится неподалеку от резиденции пророссийски настроенного митрополита Агафангела. Они понимали, что после провокации будет «ответ». Когда в центре города начались бои, оставшаяся на Куликовом Поле Народная дружина (вокруг которой формировалось в основном пророссийски настроенное гражданское население) тоже приняла в них активное участие. Они-то и оказались в результате подставлены под ответный удар. 

Придя в лагерь антимайдана, люди разгромили его и сожгли палатки. Пророссийские активисты укрылись в Доме профсоюзов. Они отстреливались и бросали в осаждающих «коктейли Молотова», наступавшие отвечали им тем же. В результате здание загорелось. Находившиеся внутри пытались выбраться наружу. Пожарные все не ехали. Некоторые проукраинские активисты возводили самодельные конструкции, пытаясь помочь тем, кто оказался в охваченном огнем здании. Кто-то прыгал прямо из окон. Пожарные приехали через 40 минут. 

Итоги футбольного дня поразили всех масштабами трагедии: более сорока погибших (большинство – сгоревшие в здании Дома профсоюзов), более двух сотен раненых. Проукраинские активисты обвинили в произошедшем Кремль и пророссийских активистов. Те в свою очередь возложили вину за случившееся на киевскую «хунту» и местных проукраинских активистов.

Разбор полетов

3 мая в городе был объявлен двухдневный траур и мораторий на массовые акции. Вся активность перенеслась в соцсети. Интернет-пространство было забито тысячами фотографий, видеороликов и свидетельств с места событий. Заговорили о «русском следе» и участии граждан России и Приднестровья. 

К концу дня стала более четко вырисовываться новая картинка. Оказалось, что в случившемся активное участие принимала милиция. На снимках и видео видно, как милиция активно общается с активистами перед столкновениями, а затем вооруженные пистолетами и автоматами Калашникова боевики стреляют из-за спин милиции. Спецподразделения расступаются перед ними, вооруженные люди выходят вперед, производят выстрелы и снова скрываются за спинами милиционеров. 

Становилось ясно, что одну из главных ролей в событиях 2 мая сыграл заместитель начальника областного ГУ МВД, начальник милиции общественной безопасности Дмитрий Фучеджи. Дальше пошли интерпретации. В пророссийских СМИ говорили, что киевская «хунта» применила оружие против мирных граждан, в проукраинских – о содействии милиции пророссийским боевикам. Украинские активисты требовали немедленной смены областного руководства МВД.

Попытка реванша 

Люди в сожженном Доме профсоюзов. Фото: Reuters

4 мая в городе был второй день траура. Представители Майдана просили своих сторонников оставаться дома и не принимать участия в уличных акциях. Сторонники Куликова Поля, наоборот, отслужив молебен по жертвам Дома профсоюзов, вышли маршем в сторону городского УВД, где находились 67 их товарищей – зачинщиков массовой драки в Одессе 2 мая. Толпа (около тысячи человек) была настроена решительно: проходя городом под хоругвями и с пением «Христос воскресе», люди скандировали: «Не простим!»

У здания МВД они требовали выпустить своих сторонников, ворвались в учреждение, милиция не сопротивлялась и передала им задержанных. На сайте ведомства появилась информация, что задержанные отпущены решением прокуратуры. На сайте же прокуратуры опубликовано заявление о том, что прокуратура не отдавала такого распоряжения, что сотрудники милиции не выполнили своих служебных обязанностей, а информация пресс-службы ГУ МВД Украины в Одесской области недостоверна.

В итоге руководство ГУ МВД в Одесской области было уволено, а новым начальником областной милиции стал бывший начальник Управления МВД Украины в Черниговской области, генерал-майор милиции Иван Катеринчук, известный своей проукраинской позицией. 

Кто виноват?

Сразу хочу отметить  – как одессит и как человек, возглавлявший несколько лет департамент социологических исследований Института Горшенина в Одессе, – в городе нет внутреннего потенциала противостояния по линии Россия – Украина. Да, одесситы в большинстве своем русскоязычные, да, они в большей степени ориентированы на русскую культуру. Многие имеют бизнес-связи с Россией. Но говорить сегодня обобщенно о Юго-Востоке или какой-то мифической Новороссии некорректно. Одесситы сегодня в своем подавляющем большинстве настроены проукраински. Да, нам не нравятся многие персонажи в новой столичной власти, у нас есть много вопросов. Тем не менее целостность государства и мир в городе – неоспоримая ценность. Ее значение особенно выросло после российской аннексии Крыма. Многие из тех, кто прежде заигрывал с Россией, осознанно перешли в стан сторонников единства Украины. Для объективности картины важно понимать, что настроения в Одессе принципиально отличаются от настроений в Донецке, Луганске и даже Харькове.

Отсюда следует: да, в городе есть разные мнения, но город не разделен непреодолимой пропастью между людьми одной и другой культурной и геополитической ориентации. Рассматривать одесситов как два противоборствующих и тем более воюющих гражданских лагеря – неверно. Это – идеологический штамп.

Штампы и ярлыки вообще играют важную роль в нынешнем противостоянии (не только в Одессе). В обычной жизни довести человека до убийства другого крайне сложно. Поэтому сперва его следует убедить, что перед ним не человек, а «враг» – бандеровец, правосек, сепаратист, колорад, ультрас. Важно провести маркировку: «чужой», «понаехавший», «завезенный», фашиствующий западенец или российский диверсант. Так легче толкнуть людей в бой. А если все это подогреть конкретными действиями (как это случилось во время спровоцированной бойни в Одессе), то воевать и убивать становится проще. Ультрас и «в мирное время» – неспокойные ребята. Но обычно дальше хулиганства дело не заходило. Теперь же, когда кровавая пелена застилает глаза, они пошли крушить Куликово Поле. 

Важно понимать также, что одесский Майдан (пришедший на помощь болельщикам возле ТЦ «Афина») ранее ни разу не нападал на лагерь на Куликовом Поле, хотя возможностей было достаточно. Более того, вчера вечером, когда туда пришли активисты Майдана, они сразу создали живой щит вокруг мемориала по погибшим с цветами и лампадками, чтобы никто его в эмоциональном порыве не уничтожил. Хотя мемориал был устроен антимайдановцами.

Главным исполнителем кровавых событий 2 мая стала милиция. Одну сторону она привела, прикрывала и организовала отход боевиков (на одном из выложенных в сети репортажей с места событий видно, как полковник Фучеджи уезжает в карете скорой помощи с человеком, похожим на расстреливавшего болельщиков автоматчика). Сам полковник в Одессе личность весьма одиозная. В прессе не раз появлялась информация о том, что он обеспечивает прикрытие многим нелегальным бизнесам и сотрудничает с рядом влиятельных в регионе людей с сомнительной репутацией. 

Когда ультрас и представители Майдана подошли к Дому профсоюзов, милиция подогнала несколько автозаков и вывезла два десятка активистов Куликова Поля. Правдоподобной выглядит версия, что тем самым милиция обеспечила отход провокаторов, оставив на площади «пушечное мясо».

Знаменательно, что представители антимайдана укрылись в соседнем здании Дома профсоюзов. Открыть просто так Дом профсоюзов довольно сложно. Добротные обкомовские двери – не то что двери современных офисов. Предположительно, кто-то открыл эти двери изнутри. А значит, информация, что сторонники Куликова Поля могли хранить там материалы для «коктейля Молотова» и другие боеприпасы, получает дополнительное подтверждение.

Русский след?

На протяжении последних 10–15 лет в Одессе рядом политических сил ведется усиленная и планомерная пророссийская работа. На территории Одесской области около 10 лет активно работали пророссийские организации, продвигавшие идеи отделения Южной Украины в составе Новороссии. Эту идею поддерживал ряд местных политиков. Один из них – в прошлом мэр Одессы и один из лидеров Партии регионов Руслан Боделан. Еще в 2004 году, в разгар «оранжевой революции», Боделан говорил, что в случае победы «оранжевых» Одесса отделится по примеру Приднестровья. На полях отметим, что МЧС в Одессе возглавляет сын Боделана Владимир. Во время событий на Греческой и Куликовом люди вызывали пожарных, но звонки все время сбрасывали. Возможно, правда, МЧС и так получило множество вызовов на один и тот же пожар. Кто знает Одессу, подтвердит – пожарная часть находится от Куликова Поля в двух минутах езды. Однако машина прибыла тушить пожар, когда внутри уже горели люди. Это также дает основание считать, что некоторые одесские чиновники и политики были соучастниками случившегося – невольными или даже вольными.

Важно отметить, что в Одессе многие политики и бизнесмены имеют деловые и политические связи с российскими политиками и бизнесом. Деловые интересы переплетаются в легальных и полулегальных схемах, которые годами выстраивались не без участия представителей милиции и местного криминала. Сохранить свое влияние им будет гораздо проще, если в стране и городе ничего не поменяется. Поэтому они так отчаянно борются за «присоединение к России». Россия для них (как и Украина) – всего лишь инструмент личного обогащения.

«Русский след» можно найти в одесских событиях, но наследила здесь не одна сила (бесконечные агенты Кремля), а несколько субъектов процесса, объединенных главной целью, а это дестабилизация ситуации в регионе. При этом у каждого здесь своя выгода. 

Сегодня начинается новая неделя. В Одессе предполагают, что и она принесет жителям беспокойство. Ожидаются провокации 9 мая. Одесское ополчение Майдана способно сегодня защитить город. У него поддержка большинства горожан. Но все понимают, что лучшим решением таких вопросов является исполнение своих прямых обязанностей непосредственно силами милиции, а не народного ополчения. А она ненадежна. Есть вероятность, что с приходом генерала Катеринчука ситуация в Одессе нормализуется. Пусть не сразу, но раз и навсегда.

Предыдущий материал

Донбасс. Четвертая неделя бунта. Взгляд с востока Украины

Следующий материал

«Мы – это вы», или В поисках разочарованного крымчанина