Новости Календарь

Сексуальный суверенитет родины как новая внешняя политика России

Сексуальный суверенитет родины как новая внешняя политика России Кадр из фильма «Цирк», реж. Г. Александров

Я как бывший сотрудник МИДа не могу пройти мимо поворота в нашей внешней политике. Когда я работал в ведомстве, она была исключительно прагматической: никакой идеологии, только национальные интересы, выраженные преимущественно в деньгах. Греки, к которым молодой Путин приехал в 2001 году, смеялись в газетах: не президент великой страны, а директор по рекламе и менеджер по продажам. Как завижу черноокую, все товары разложу. 

Выбор товаров оказался однообразен, поэтому мы теперь снова несем миру спасительную идею. Лучше всего ее выразила чемпионка Исинбаева. «Мы русские. Может, отличаемся от европейцев, от людей из других стран. У нас женщины живут с парнями, парни – с женщинами. У нас так повелось с давних времен. У нас никогда таких проблем не было, и в будущем мы их тоже не хотим». Так мир узнал: эти странные русские думают, что только у них мужчины спят с женщинами. 

Дяди спят и тети

Особенно хорошо этот поворот виден на примере Украины. Раньше российская дипломатия говорила: мы не против того, чтобы Украина шла в Европу, но давайте двигаться в Европу вместе, так мы там будем сильнее. Теперь, конечно, никакого «двигаться в Европу» больше нет. Теперь Путин в Киев приехал на 1025-летие крещения Руси, неудачно пытался убедить Януковича не подписывать договор об ассоциации с ЕС, зато потом неожиданно поехал выступать на конференцию «Православно-славянские ценности – основа цивилизационного выбора Украины». Выбирайте, какие вам ближе: православно-славянские или европейские. А европейские – известно какие. Думаете, это свобода печати и хорошие дороги, а это на самом деле – вас однополо растлить.

Спасение одно – союз с Россией на основе православно-славянских ценностей. Потом и другие подтянутся. Раньше у нас был СЭВ, Варшавский договор, движение неприсоединения. Боролись за мир, за социальный прогресс, за освобождение угнетенных народов, за светлое будущее. Были авангардом прогрессивного человечества. А теперь будет союз нормальных, движение нравственного сопротивления, будем в арьергарде человечества бороться за чистое и непорочное прошлое, за золотой век. Потому что авангард заблудился.

И министр иностранных дел Лавров – о том же, о чем спортсменка с конференцией: «У нас есть свои моральные принципы, свои исторические, культурные, религиозные традиции, по которым наше общество живет. Мы не хотим, чтобы дискриминация происходила в обратном направлении, когда одна группа граждан получает право агрессивно продвигать свои расходящиеся с таковыми у большинства членов общества ценности». «В рамках борьбы за права сексменьшинств в Великобритании разворачивается кампания преследования „гомофобов“», – беспокоится МИД в докладе о том, как нарушаются права человека в ЕС.

Двухполярный мир

Русская интеллигенция привыкла противопоставлять отечество «нормальным странам», так вот ей: это мы нормальная страна и есть. У американцев свое внешнеполитическое мессианство, а у нас теперь будет свое. Теперь наша внешняя политика будет строиться вокруг сексуального суверенитета родины. Уже на сайте государственного информационного агентства нам разъясняют, что у нас теперь на десятилетия новый железный занавес и холодная война систем из-за непреодолимого ценностного разрыва по вопросу, с кем спать. 

Странам, где спят не с теми, противопоставим союз стран, где запрещают об этом рассказывать. Подтянутся бывшие республики Закавказья и Средней Азии: законы про нравственность принимать – это ж не экономику строить. За ними Ближний и Средний Восток, Южная Азия, страны Африки.

В Армении уже забеспокоились – как им сохранить традиционные союзнические отношения с Россией. Армянская полиция (не Гостелерадио, нет) выдвинула свой законопроект о запрете гей-пропаганды, тем более что это и традиционным кавказским ценностям отвечает. Поторопились, законопроект сняли, но еще пригодится.

И на Западе все передовое традиционное человечество нас поддержит. Сейчас они там в Париже просто протестуют, а теперь будут нашей пятой колонной. Случай Депардье это хорошо показывает. Будут у нас и другие эмигранты, и перебежчики из моральных диссидентов.

Все наконец-то встанет на свои места. Мир разделится на два лагеря – наш и их. Откроем радиостанцию «Нормальная Европа». Им вообще ничего открывать не надо, все уже работает. Будем биться за сферы влияния, раздавать невозвратные кредиты странам, вставшим на правильный путь развития, время от времени говорить о мирном сосуществовании. Вершиной внешней политики будут, с их стороны, гуманитарные интервенции, с нашей – братская интернациональная помощь соседнему народу, о которой попросят или местные правительства, пришедшие к власти в результате нормалистической революции, или союзники, обеспокоенные «радужной весной» в одной из столиц нашего блока.

Раньше защищали мирное небо над головой, а теперь сами понимаете что. Надо бы и в военную доктрину соответствующие поправки внести.

Мэри верит в чудеса

«Все, что я хотела сказать, это то, что люди должны уважать законы других стран», – говорит Исинбаева. Есть такой всеми любимый советский кинофильм «Цирк». Он весь про то, что наши люди не уважают неправильных чужих законов. Там белая артистка американского цирка рожает мальчика от черного артиста американского цирка, и другие белые американцы ее гнобят по своим законам и хотят, чтобы мы их уважали и не вмешивались, и ребенка отобрать у неправильной пары, но советские люди дают американцам отпор, артистку спасают, ребеночка ей возвращают.

Ну вот теперь мы поменялись ролями. Теперь американцы хотят ребеночка у неправильной пары сохранить, а русские люди дают им суровый отпор: нечего нарушать наши законы, они же вековые принципы.

У внешней политики, построенной на половом вопросе, есть, однако, несколько изъянов. На свете множество стран, где традиции хранят еще крепче, но никому не приходит в голову проводить там Олимпиаду – в Иране, например, или в Уганде. То есть про летнюю Олимпиаду (а тоже ведь хотели) и про Всемирную выставку теперь можно забыть. Придется подождать, пока создадим биполярный мир, поднимемся в нем до мощи позднего СССР, и только потом всем захочется олимпийской разрядки.

А чтобы создать настоящий биполярный мир, контуры будущей идеологии надо обозначить резче. Потому что пока мы ни то ни се, ни рыба ни мясо, ни кафтан ни ряса. Чтобы собрать под знамя сексуального сопротивления побольше стран, надо быть тверже и последовательней.

Вот Исинбаева говорит, что у нас девушки спят с парнями, так повелось с давних времен. Но разве только это? В каждом здоровом традиционном обществе с нормальными ценностями наличие грудей и отсутствие х... делает человека неполноценным. Так повелось испокон веков. Еще канадский Верховный суд в конце XIX века постановил, что женщина не является личностью в таком же смысле, что и мужчина. А именно: не может голосовать, избираться и быть избранной, занимать какие-то там должности, что-то там возглавлять, не должна учиться в университетах, а только на специальных женских курсах, лечить только баб, да и то, баловство это.

Пенсий у баб в нормальных странах тоже отродясь не было: на то он и мужик, чтоб бабу свою содержать. Работать ей тоже поэтому незачем. Но толерасты довели наше общество до того, что теперь бабы, вместо того чтобы сидеть дома, рожать детей, мыть посуду и ублажать мужчину, когда тот попросит, прыгают с шестом в полуголом виде перед мужиками. И ладно бы прыгали молча, они еще и открывают рот и начинают вещать на плохо выученном английском от имени нашего российского государства. Когда этот толерастический кошмар закончится наконец уже и баба будет знать свое место, как ей и положено в здоровых обществах с нормальным человеческими ценностями? Вот ведь предок ее, Исин-бай, прыжки-то с шестом в трусах перед мужчинами вряд ли одобрил бы. Он бы ее этим шестом поучил, как семью позорить. Могло и до убийства чести дойти. 

Защита тыла

Спортсменка Исинбаева поразительным образом не понимает, что сама она, простая девушка из мусульманского народа, со своим шестом, своими медалями и своей пресс-конференцией – продукт гей-парадов столетней давности, то бишь шествий суфражисток, эмансипе и прочих сторонников нетрадиционной социальной равноценности, а также деятельности тогдашних либеральных СМИ. Много ли было спортсменок на Играх 1896 года? 

Нам кажется, что с новой идеологией мы смотримся безумно эффектно. Пришли как отрезали. Несем человечеству простую, изначальную, светлую правду-матку. Прометей сказал, Прометей сделал. Но со стороны мы выглядим совсем не так, как мы думаем. Мир смотрит на нас, как мы смотрели бы на тех, кто предложил бы нам сплотиться вокруг запрета пропаганды социальной равноценности мужчин и женщин, молодых и старых, католиков и православных, белых и цветных, больных и здоровых. А потом снисходительно так разрешает: нет, пусть эти чурки, пусть эти нехристи, пусть бабы, пусть инвалиды эти (хотя им тут что делать?) в нашей Олимпиаде участвуют, мы всех уважаем, только пусть не пропагандируют тут нам свою равноценность, дети же смотрят.

В качестве внешнеполитической доктрины это слабовато. Восток по части сексуальной морали все равно не догнать, а обыватели Запада, для которых мы еще революционеры-большевики, нашу проповедь христианской морали слушают недоверчиво. 

А внутри страны эта новая доктрина выглядит так: да, мы крадем, мы продаем должности в префектурах, госкорпорациях и церквях, мы решаем вопросы за деньги, мы никого не пустим наверх, да, мы офигели. Но зато мы охраняем вашу ж...; выбирайте, с кем вы: с ними, чистенькими, правильными, добренькими (но с ними вы в опасности) – или с нами. Отступать, как говорил политрук Клочков, некуда. Позади – сами знаете что.

В общем, если в первые десятилетия путинского периода истории государство предлагало гражданам диктатуру в обмен на экономическое развитие, теперь оно предлагает диктатуру в обмен на защиту жопы от Запада и его пятой колонны внутри страны.

Гражданам будет очень обидно, когда они узнают, – а со временем они обязательно узнают, – что их жертва напрасна: на их жопу никто не покушался. 

Предыдущий материал

Холодная война? Почему Обама не приедет

Следующий материал

Джим Роджерс: создатель БРИК «ошибся всего на три буквы!»