Новости Календарь

Навальный глазами кавказского креативного класса

Навальный глазами кавказского креативного класса Фото: Василий Шапошников / Коммерсантъ

Креативный, он же средний, он же образованный городской класс, возможно, видит в Навальном именно того, кто, несмотря на повсеместные указатели «соблюдать тишину», вслух произносит старые и верные мысли о необходимости гражданских свобод, которые не надо уступать государственному аппарату насилия, величаемому со времен Гоббса Левиафаном. Правда, сам Навальный довольно избирателен в вопросе равноправия, особенно когда речь заходит о Кавказе. Он выделяет целые регионы из списка избранных, оставляя их вне конституционных свобод, предлагая им нечто вроде режима Палестинской автономии в Израиле или бантустанов южноафриканского апартеида с ограничением передвижения людей и грузов из этих республик. Но как быть тому же креативному классу кавказцев, которым хотелось бы реального равноправия, главенства закона, в общем, всего, чего хочет продвинутая столичная общественность и что записано в Основном законе страны? Как им участвовать в борьбе за свободы, закон и либеральные ценности, если эту борьбу возглавил человек, который хочет запереть их в закрытых анклавах?

Я не оговорился, ведь у кавказцев тоже есть креативный класс. Это молодое поколение, для которого очень важны их свободы, – личные и политические. Я не имею в виду известных людей, я говорю о тех, кто сегодня молод, по-европейски образован, кстати, получали они это образование не только в России, но и в странах Европы.

Рынки и бандитские группировки – это стереотип прошлого века, который возник небезосновательно, но теперь это совсем не модно. Как бы парадоксально ни звучало, но правовое сознание гораздо стремительнее развивается на Кавказе, чем в остальной части страны, тут даже исламисты борются за свои конституционные права все чаще конституционными методами. Или посмотрите на то, какой процент дел в Европейском суде по правам человека касается защиты конституционных прав кавказцев и какой процент приходится на всю остальную Россию. Видеть в кавказцах исключительно тех, кто рисует рейтинги нынешней власти, не следует, в конце концов, рисуют везде, и это проблема всего российского общества.

Судя по обсуждениям в различных кавказских группах в социальных сетях, суд над Навальным, казалось, здорово изменил отношение к нему южан. Но это первое впечатление оказалось не совсем верным. Я поговорил с несколькими кавказцами.

На вопрос, каким Навальный видится молодой образованной кавказке, Бэлла Шахмирза, создатель проекта об этнокультурном многообразии России «Face to Face», говорит: «Товарищ Навальный мне как лидер несимпатичен. Он прекрасно выглядит, хотя и несколько агрессивен, полон сил, борется за хорошее дело (если говорить о „Роспиле“), но несимпатичен. Его размышления в стиле „Хватит кормить Кавказ“ для меня чересчур националистичны и слишком похожи на пиар. В России модно не любить кавказцев – Навальный использует проверенный ход». И вопрос тут совсем не в том, разделяет Бэлла взгляды Навального или нет, дело тут как раз в неприятии им ее ногайского происхождения. «Будет странно, если я, будучи родом из того самого аула Северного Кавказа, о котором любят шутить, делая проект о народах России, пойду за Навальным».

Вместе с тем госпожа Шахмирза отделяет свое отношение лично к Навальному от отношения к судебному процессу над ним. И призывает делать то же самое других: «Сейчас у Навального чуть ли не нимб святости после чудовищного, абсурдного суда, но давайте не поддаваться соблазну поставить ему личный лайк». Кроме того, она взывает обращать внимание на проблемы, а не забалтывать их: «Пора бы уже говорить о том, что у нас в стране, и в Москве в том числе, живут граждане с одинаковыми правами и паспортами, с правом на свободу передвижения, вероисповедания и т. д. Если же кто-то хочет найти удобного „мальчика для битья“ в лице кавказцев, мигрантов, неславян, значит, он и не собирается устранять первопричину проблем».

Другой мой собеседник, Магомед Моллакаев, художник, графический дизайнер, почти дословно повторяет слова землячки про судебный процесс: «Я думаю, что по такому делу можно полстраны посадить. Как мне кажется, он тронул Бастрыкина, и это месть со стороны Следственного комитета». Но к самому Навальному отношение настороженное, как к любому революционеру. «Мне кажется, что у него нет глубокой программы развития страны, с учетом ее многонациональности. Он представляется мне скорее разрушителем, чем созидателем».

Адвокат из Дагестана Муслим Джамалутдинов акцентирует внимание на политической подоплеке в деле Навального: «Дело по хищению леса Навальным политически мотивированно. Уверен в том, что это дело должно было вестись не в уголовной плоскости, а в экономической; так, в деле прослеживается гражданско-правовой спор, который вытянут в уголовные правоотношения». Но как только я спрашиваю об отношении лично к Навальному, а не к судебному делу над ним, сразу поднимается национальный вопрос: «По его риторике и отношению к нему хочу сказать, что как уроженец Северного Кавказа я к нему отношусь отрицательно, хотя бы из-за его авторства к лозунгу „Хватит кормить Кавказ“. Если детально разобраться, еще большой вопрос, кто кого кормит. В то же время те, кто якобы его поддерживает, – очень часто поддерживают не его лично, а идут против нынешнего режима. Люди на улицы вышли не столько за свободу Навального, сколько против заказной судебной системы России и политики Путина».

Мои собеседники отвечали независимо друг от друга. Однако, несмотря на различие профессий, они практически повторяют одно и то же слово в слово. Для образованных кавказцев принципиально неприемлемой является националистическая риторика Навального, при этом они привержены идее справедливости, равноправия всех граждан страны, в том числе и самого Навального. То есть тем самым идеям, которые разделяют продвинутые москвичи и вообще россияне. 

Ведь все-таки есть хипстеры в кавказских аулах. Возможно, Навальный выбрал из двух зол, как ему кажется, наименьшее. Между тем опираться на либеральный креативный класс всей страны, который в целом в России не является большинством, и одновременно играть с националистическим чувством большинства, – это, похоже, пытаться совместить несовместимое. Эту чувствуют ведь и в Москве, говоря, что Навальный – это скорее таран для нынешней системы, чем лидер будущей. Национализм – порох, который имеет обыкновение быстро сгорать и ничего после себя дельного не оставлять. Если не считать взрыва, скажем, бытового газа, случайно оказавшегося поблизости.

Предыдущий материал

Чеченизация Дагестана

Следующий материал

Зачем Россия строит «берлинскую стену» вокруг Южной Осетии