«Медведев был приятно удивлен»

Президент Литвы Даля Грибаускайте
Скопируйте код в ваш блог. Форма будет выглядеть вот так:
 1 2 165 экспорт в блог
МВФ – финансовый полицейский | Деолигархизация всей страны | Такая Игналина нам не нужнаДружить с Медведевым и Лукашенко | Девальвации в Литве не будет | Дружба дружбой, а налогиврозьКарьера Дали Грибаускайте

На встрече президентов Эстонии, Латвии и Литвы, которая прошла 24 октября в Риге, литовский президент Даля Грибаускайте дала интервью корреспонденту Slon.ru Юрию Алексееву. И убедительно продемонстрировала, что не зря ее называют «литовской железной леди»: решительно заявила, что не будет одалживаться у МВФ, не станет девальвировать национальную валюту, намерена покончить с олигархией в литовской экономике, завершить закрытие Игналинской АЭС советской постройки, начать строить новую атомную станцию и деполитизировать экономические отношения с Россией.

Часом ранее президент Грибаускайте публично потребовала от НАТО составить, наконец, план безопасности для балтийских стран. Что касается темы финансового кризиса, который поразил Балтию больше, чем всю остальную Восточную Европу, она для Дали Грибаускайте ближе, чем для соседних президентов и премьеров. С 2001 по 2004 годы она была министром финансов Литвы, а в 2004 г. стала еврокомиссаром ЕС – «министром» интернационального «брюссельского правительства» Евросоюза, в котором отвечала за финансовое программирование и бюджет ЕС.

МВФ – ФИНАНСОВЫЙ ПОЛИЦЕЙСКИЙ

– Госпожа президент, исполнилось 100 дней вашего президентства, по этому случаю в Литве провели опрос среди лидеров бизнеса. Оказалось, что 76% бизнесменов поддерживают вашу политику. Им нравится прагматизм в отношениях с Россией и меры по ужесточению антимонопольного закона. А не нравится то, что вы выступили против кредитов от МВФ. Почему вы против кредитов МВФ?

– Валютный фонд – это последняя точка. Когда уже международные рынки не одалживают стране, только тогда имеет смысл просить у МВФ. МВФ – это «финансовый полисмен», то есть, правительство должно отдать ему большую часть своих экономических функций. Страна, обратившаяся к МВФ, сразу попадает под контроль. Международные рынки перестают одалживать такой стране. И эта страна уже не имеет другого выхода, как и дальше занимать у МВФ и выполнять его строгие требования.

А я хочу, чтобы Литва имела возможность менять по необходимости экономическую политику. Я считаю, что нам еще не нужен такой «полисмен». И я рада, что это мнение подтвердили международные финансовые рынки. Литва две недели назад очень хорошо заняла полтора миллиарда долларов по очень хорошим ценам – 6,7% годовых.

– Но все равно это на 2 – 3% дороже, чем дает МВФ…


– А я повторяю: независимая политика страны для меня важнее, чем диктат международных организаций!

– Да, «диктат» тут – ключевое слово. А скажите, как вам удались выйти на первое место в Европе по освоению структурных фондов?

– У нас была хорошая организация администрирования этих фондов сразу, с 2004 года. Потом у нас было постоянное давление со стороны бизнесменов – менять и либерализовать администрирование этих фондов. Конечно, радоваться можно, но я не хочу уснуть на лаврах. Мы должны делать все, чтобы весь период с 2007 до 2014 года, то есть до самого финала, Литва была на хорошем месте.

ДЕОЛИГАРХИЗАЦИЯ ВСЕЙ СТРАНЫ

– Самые первые дни вашего президентства были связаны с разгромом литовского супер-концерна LEO LT, потом был антимонопольный закон. Положим, LEO LT был монополистом, но он двигал проект строительства новой атомной электростанции.

– Ничего он не продвигал, он продвигал деньги в свой карман. Только! И это был не просто монополист, это был олигарх, это – вершина олигархизации экономики. И потому он был первым, по кому я ударила. Я взялась за деолигархизацию страны. Я против слияния групп интересов бизнеса, медиа и политики страны. Олигархи – это самое плохое, что может создать небольшая страна. Это – самое опасное для развития страны.

– Мои коллеги-журналисты окрестили вас «литовской железной леди»...


– Такое название я ношу уже давно.

– А не страшно было выступать против такой силы и таких денег? У вас даже партии своей нет…

– У меня просто нет другого выхода.

– Что же теперь будет со строительством новой атомной электростанции?

– Мы будем делать открытый тендер, искать стратегического инвестора, который не только имеет деньги, но и знает, как строить, имеет технологии. К сожалению, балтийский регион не имеет ни опыта строительства, ни ресурсов, чтобы построить такой большой объект.

ТАКАЯ ИГНАЛИНА НАМ НЕ НУЖНА

– Через два месяца закрывается последний, второй энергоблок Игналинской атомной электростанции. Скажите честно, не жалко?

– Нет. Именно потому, что мы имели старую Игналину, экономические группы интересов в течение 20 лет блокировали литовские инвестиции в энергетику. Они буквально не разрешали развивать альтернативные энергетические проекты. Старая Игналина производила энергию дешево, но людям энергия продавалась дорого. Потому что не было рынка. Теперь изменен и основной Закон об электричестве, и методика расчета тарифов за электроэнергию. Эти изменения после закрытия Игналины не дадут энергетикам возможности повышать цены. Закрытие Игналины вынудит нас инвестировать.

– Да, но стоит ли это делать в разгар кризиса? Может быть, поработала бы еще Игналина пару-тройку лет. Ведь ресурс ее далеко не исчерпан?


– Себестоимость производства энергии на Игналине – 6 – 7 литовских центов (1,7 – 2 евроцента), а продает она энергию – за 35 (10 евроцентов). Это – диктат монополии. Вся наша экономика платит такие деньги. И пока нет рынка энергии в стране, имеем мы Игналину или нет, это не имеет никакого значения.

– Ваши российские соседи со стороны Калининграда сейчас затевают свой проект строительства атомной электростанции. Их цель – быстро закрыть энергетическую «дыру» в регионе. Не боитесь, что потенциальные инвесторы после этого не станут вкладываться в новую Игналину?

– Не боюсь. В нашем регионе, я имею в виду балтийские страны и северную Европу, потребность в электроэнергии в ближайшие 15 – 20 лет будет очень большой. Мы считаем, что здесь есть место для, минимум, пяти новых атомных электростанций. Нам хватит рынка.

ДРУЖИТЬ С МЕДВЕДЕВЫМ И ЛУКАШЕНКО

 – Еще во время предвыборной кампании вы дали понять, что не будете внешнюю политику страны ориентировать на США, как это делали предыдущие 18 лет ваши предшественники.

– Ну, не совсем так. Я и тогда, и сейчас заявляю, что Литва будет проводить сбалансированную политику. Что мы будем уважительно относиться и к бывшим партнерам, и к нашим соседям – России и Белоруссии.

– За прошедшие 100 дней вы не указали ни одного внешнеполитического приоритета.


– Приоритет Литвы – интересы Литвы.

– 18-го августа вы позвонили президенту России, чтобы решить проблемы литовских перевозчиков, застрявших на российской границе. За это вас в стране многие критикуют.


– А транспортники довольны! Бизнес доволен! Я за конструктивный диалог со всеми соседями, и с Россией, и с Белоруссией. Я хочу, чтобы в первую очередь развивались экономические отношения. Но я не буду искусственно ускорять эти отношения, они должны развиваться объективно. А риторика… Любым странам, которые будут уважительно относиться к Литве, я буду отвечать тем же.

– Медведев удивился вашему звонку?


– Думаю, что да, но в хорошем смысле этого слова. Он в то время был в отпуске в Сочи, и разговор у нас получился очень приятным.

– Каков был результат?


– Результат был. И не только в вопросах транспорта, но и в вопросах торговли аграрной продукцией. Конечно, не все барьеры сняты, и периодически они меняются. Но в отношении к Литве со стороны России появилась, по крайней мере, объективность. Литва теперь не является исключением. Если теперь Россия вводит какие-то меры, то для всех стран, а не специально для Литвы.

– Вы – первый из балтийских лидеров, который не перевел экономический вопрос в политическую плоскость. Как-то до этого было принято все сводить к политике. И запрет на ввоз польского мяса, и грузинской «Боржоми», и перекрытые трубы.


– Я попробовала этот путь, я хотела узнать мнение российского президента. И я получила ответ, что никакой политики здесь нет. Я хочу верить своим соседям. И надеюсь, что ни у одного руководителя страны нет расчета или мысли начинать новые отношения с недоверия. Я думаю, обе стороны, и Литва, и Россия заинтересованы в объективном улучшении наших отношений.

– Еще вы встречались с президентом Белоруссии Александром Лукашенко. Не считая краткого обеда с Берлускони, это была первая официальная встреча белорусского лидера с лидером европейским. Вы представляли на встрече только Литву?

– После того, как Европа смягчила санкции и практически сняла изоляцию Белоруссии, я говорила с Белоруссией от имени Европейского союза. Мой визит был согласован и с председателем Европейской комиссии, и с председателем Европарламента, и даже с руководителем НАТО. То есть, все поддержали инициативу, что общаться с Белоруссией надо. Это – новый подход. Изоляция Белоруссии в течение 10 лет не дала никакого результата. Теперь Европа пробует помочь Белоруссии более открыто.

– Думаете, получится?


– Это – наш сосед, сосед Литвы (глубоко вздыхает). У нас были периоды лучших отношений, были периоды похолоднее… Я думаю, что если отношения будут развиваться на основе доверия и благожелательности, то они должны иметь будущее.

ДЕВАЛЬВАЦИИ В ЛИТВЕ НЕ БУДЕТ

– Страны Балтии стоят на пути к евро. Сейчас в условиях кризиса есть альтернатива: девальвация своей валюты, и тогда сроки введения евро откладываются на неопределенный период. Или удержание курса лита, лата и кроны любой ценой, даже в ущерб экономике.

– Мое мнение, евро – не цель, как таковая. Евро – это система финансовой дисциплины. Которая очень полезна для экономического развития. Путей у нас есть только два: либо болезненная девальвация, либо тяжелое уменьшение зарплат и решение жить по доходам. Девальвировать в нашем регионе бессмысленно, это будет шокотерапия без терапии.

– Польша, она ведь тоже в нашем регионе. Понизила свой злотый на 20% и ничего, живут. И кризис у них помягче.

– У Польши изначально была другая монетарная политика. Их злотый сразу не был жестко привязан к евро. А у нас и у вас больше половины людей имеют долги не в литах и не в латах, а в иностранной валюте. И значит, в течение ночи их долги повысятся пропорционально. Дальше: все балтийские страны также одалживали в иностранных валютах. А значит, каждой из наших стран придется отдавать больше. Девальвация выгодна, когда нужно повысить конкурентоспособность страны. Но сейчас нет смысла это делать, потому что наши экспортные рынки пока что закрыты. То есть, нам некуда вывезти товар все равно. Короче, есть три причины минимум, почему бессмысленно идти на девальвацию.

ДРУЖБА ДРУЖБОЙ, А НАЛОГИ ВРОЗЬ

– Как вы относитесь к идее единой налоговой политики в Балтии?

– Налоговая политика – это прерогатива Европейского союза. Особенно такая часть, как акцизы и таможенные пошлины. Но НДС каждая страна может варьировать – от 17% до 25%. Рамки – европейские, но внутри есть некоторая свобода. Любая налоговая политика – это всегда атрибут государственности. Так как мы – три независимых государства, мы всегда будем иметь свою частично независимую государственность в виде независимой налоговой политики. Это – объективно.

– Латвия по требованию МВФ повышает свои налоги, Литва ее поддержит? Живете-то рядом…

– Мы уже повышали некоторые свои налоги летом, и с первого сентября некоторые наши налоги повысились. Есть два метода: или повышать налоги или уменьшать расходы, снижать заработную плату. Мы уже два раза повышали налоги, теперь с 1 января мы будем в основном уменьшать расходы.

– Напоследок можно провокационный вопрос?

– Пожалуйста.

– Если бы в августе прошлого года вы были президентом Литвы, вы бы поехали в Тбилиси поддержать Саакашвили? Как это сделал предыдущий литовский лидер Вальдис Адамкус?


– Я не хочу думать «если-если»… Мы и теперь поддерживаем Грузию, но все-таки, зная сейчас выводы комиссии… Я думаю, что все стороны, и Грузия, и другие кавказские регионы, и Россия должны оценить этот доклад [Доклад комиссии Тальявини о российской грузинской войне – slon.ru] очень объективно.
 

КАРЬЕРА ДАЛИ ГРИБАУСКАЙТЕ

Родилась в Вильнюсе 1 марта 1956 года.

1976 – 1983 годы – учеба в Ленинградском государственном университете им. А. Жданова по специальности политэкономия. Работа в Ленинграде на меховой фабрике «Рот-Фронт».

В 1983 – 1990 годы – преподаватель политэкономии в Вильнюсской высшей партийной школе.

В 1988 году получила степень доктора экономических наук в Московской академии общественных наук.

В 1991 году прослушала специальный курс для руководителей Университете Джорджтауна, в Вашингтоне.

С 1990 по 1991 год работала Институте экономики научным секретарем.

С 1991 по 1995 годы возглавляла департаменты в МИДе и министерстве экономики, была чрезвычайным посланником и уполномоченным министром Литвы при ЕС.

С 1996 по 1999 год работала в посольстве Литвы в США.

В 1999 – 2001 годы – вице-министр иностранных дел и финансов.

В 2001 – 2004 годы – министр финансов.

В 2004 году стала комиссаром ЕС, ответственным за финансовое программирование и бюджет ЕС. В 2005 году она была избрана «комиссаром года».

26 февраля 2009 года заявила, что будет баллотироваться на президентских выборах в Литве, как свободный кандидат. Собственной партии Грибаускайте не имеет, и присоединяться к уже существующим не собирается.

17 мая 2009 года выиграла выборы в первом туре, получив почти 70% голосов избирателей.
Следите за обновлениями Slon.ru в вашей социальной сети: ВКонтакте или Facebook.
 1 2 165 экспорт в блог
ТЕГИ:  Грибаускайте Даля ЕС Литва Лукашенко Александр МВФ Медведев Дмитрий Политика Правительство Литвы