Новости Календарь

Крым vs Косово: ящик Пандоры открыт

Крым vs Косово: ящик Пандоры открыт «Психея открывает золотой ларец». Уильям Уотерхаус
Во вторник, 11 марта Верховный совет Крыма принял декларацию о независимости республики и о намерении после референдума войти в состав Российской Федерации. В документе содержится ссылка на решение Международного суда ООН в отношении Косово от 22 июля 2010 года, который признал, что одностороннее провозглашение независимости частью государства не нарушает какие-либо нормы международного права. Валентина Матвиенко, спикер Совета Федерации, прокомментировала это решение как создающее прецедент, согласно которому не требуется мандата центральных властей на проведение референдума и на решение вопроса о самоопределении части государства. А если прецедент в международном праве – это закон, то власти Крыма действуют в соответствии с международным правом и решениями Международного суда ООН.

Кажется, что аргументы моей вчерашней статьи о нелегитимности грядущего референдума можно предать забвению и возрадоваться, что теперь для крымчан все будет гладко и беззаботно. Однако не все так просто (да простит меня Валентина Ивановна!) и радоваться на самом деле рано.

Наверное, необычно, что я, финансист и экономист, пишу статьи по международным отношениям и международному праву. Однако не могу удержаться по причинам, которые читателю сейчас станут понятны. В 1999 году, когда НАТО ввязалось в катавасию в Косово, я поступил на магистерскую программу в Колледж святого Антония (St.Antony’s) в Оксфорде. Колледж возглавлял Мэррак Гулдинг, который до того более 11 лет проработал заместителем генеральных секретарей ООН Хавьера Переса де Куэльяра и Бутроса Бутроса-Гали по миротворческим операциям. К моменту перехода в St.Antony’s cэра Мэррака называли вторым по влиянию человеком в ООН после Кофи Аннана. Будучи блистательным дипломатом с исключительными связями и миротворцем по призванию, сэр Мэррак приглашал в St.Antony’s самых влиятельных людей из мира политики и науки, которые занимались Косово либо по долгу службы, либо из-за своих профессиональных интересов. Генсек Кофи Аннан, историк Ноэль Малкольм, политолог и дипломат Строуб Тэлботт, директор Брукингского института в США и многие-многие другие, вовлеченные в той или иной степени в косовскую проблему, включая президента Финляндии Мартти Ахтисаари, автора плана независимости Косово, прошли перед моими глазами как лекторы, дискуссанты и участники круглых столов или неформальных встреч. Звучали разные точки зрения, и позициям всех заинтересованных сторон, включая, разумеется, Сербию и Россию, всегда уделялось должное внимание. Я уверен, что академики могут придираться к тем фактам, что я изложу здесь по Косово, однако мое представление о проблемном крае и процессе получения им независимости от Сербии следующее.

Во-первых, давным-давно (в ХI веке) Косово было сердцем Сербской империи, местом строительства важнейших православных церквей и монастырей. Этим объясняется важность для сербов присутствия края в составе их государства, и, следовательно, позиция России в отношении спора относительно Косово.

Во-вторых, 28 июня 1389 года сербы проиграли Косовскую битву, и регионом на следующие 500 лет завладели турки. За время турецкого владычества многие православные сербы покинули регион, а к моменту ввода войск НАТО в 1999 году этнический баланс населения в регионе состоял из албанцев и сербов (их было около 90%), цыган, болгар и евреев (в общей сложности не более 10%).

В-третьих, в 1912 году во время Балканских войн сербы вернули себе контроль над сакральным краем, который вошел в состав Сербии как автономная область, населенная уже в основном мусульманами. Однако, что очень важно, как отмечает Ноэль Малькольм в своем труде Kosovo: A Short History, во время Балканских войн 1912–1913 годов любое расширение границ Сербии по конституции требовало созыва Великого национального собрания. По какой-то причине Собрание не было созвано, так что аннексия Косово и других новых территорий, полученных Сербией в ходе войны, была неконституционной. Иными словами, с конституционной точки зрения с тех самых пор Косово не являлось частью Сербии.

В-четвертых, Косово де-факто было автономией в составе социалистической Югославии, причем было довольно спокойным регионом, несмотря на преобладание мусульманского населения, до прихода к власти Слободана Милошевича. В 1989 году Милошевич лишил Косово автономии. Затем последовали распад Югославии и массовые этнические конфликты в регионе, создание Армии освобождения Косово, репрессии в отношении сербского меньшинства и разрушение святых для сербов религиозных мест. Милошевич принял жесткие ответные меры, которые привели к гуманитарной катастрофе в крае и потребовали вмешательства извне. НАТО пошло на это вмешательство в 1999 году в обход Совета Безопасности ООН, понимая, что Россия наложит вето на атаку на Сербию, пока страна пытается своими способами навести порядок в сакральном для нее крае. После окончания военной операции и вывода войск НАТО последовал 8-летний период администрирования края ООН, достижение в регионе некоторого нейтрального положения и юридическое оформление независимости согласно плану Мартти Ахтисаари.

Этнические чистки, устроенные обеими воюющими сторонами в процессе конфликта, спровоцировали гуманитарную катастрофу, которая на самом деле требовала военного вмешательства третьей стороны. Последовавшая в результате вмешательства независимость Косово была де-факто «разводом под дулом автомата», что в принципе не признается международным правом. Однако оправдание вмешательства НАТО гуманитарными причинами, согласно Марку Уэллеру, профессору международного права из Кембриджа, которого я уже цитировал в предыдущей статье, делает косовский случай непохожим на крымский, с вмешательством российских военных с наших баз. Смешно?

Ситуация на самом деле была очень сложная, отчасти именно из-за того факта, что с конституционной точки зрения Косово не было в свое время должным образом присоединено Сербией. Следовательно, для объявления независимости не требовалось согласия Белграда. Тем не менее сейчас уже очевидно, что и США, и ЕС допустили серьезную дипломатическую ошибку, достаточно легко признав независимость края. Поскольку политики предчувствовали, что косовский случай может создать серьезный прецедент в будущем, в текст косовской декларации о независимости был внесен абзац, призывающий рассматривать ситуацию как особый, уникальный случай (sui generis), являющийся следствием несогласованного распада Югославии. Таким образом, юридически была сделана попытка предотвратить использование Косово в качестве прецедента в будущих спорах.

Верить, что оговорка о sui generis сработает, было, разумеется, верхом наивности. Еще в начале 2008 года Тед Гален Карпентер, известный исследователь-политолог из Института Катона в США, писал в одной из своих статей, что, признавая независимость Косово, США и ЕС открыли ящик Пандоры, которым в первую очередь воспользуется Москва для признания независимости Абхазии и Южной Осетии, а затем отделения Крыма от Украины. Проницательный Тед оказался прав!

Россия воспользовалась ошибкой своих геополитических соперников, чтобы немного унять фантомные боли, спровоцированные распадом империи. Однако, теша свои амбиции, мы, весьма возможно, пилим сук, на котором сами сидим. Открытое апеллирование к косовскому случаю в декларации о независимости, принятой Верховным советом Крыма, может не только оправдать дальнейшие шаги по отделению Крыма от Украины, но и обозначить начало новой эры. Эры односторонних провозглашений независимости по всему миру. 

После того как в Крыму пройдет референдум, Москва признает его результаты, а Киев и Запад – нет, наступит impasse, как в случае с Абхазией и Южной Осетией. Не важно, как быстро Крым войдет в состав России. Важно, что пройдет некоторое время и история с отделением повторится уже где-то в другом месте, более или менее отдаленном. Будет ли это Кашмир, Синьцзян-Уйгурский автономный район, Тибет, Тайвань, Страна Басков, Каталония, Чечня или Карелия? Все зависит от степени агрессивности центральных властей страны, включающей в себя эти потенциальные сепаратистские регионы. Затеяв игру с Крымом, а теперь еще и подтолкнув Верховный совет полуострова юридически сослаться на косовский случай в декларации о независимости, наша страна вольно или невольно провоцирует цепочку дезинтеграционных процессов по всему миру, которая наверняка затронет и нас. Какова тогда будет реакция Москвы?

Найти дипломатический выход из текущей ситуации сложно, однако сделать это нужно, так как в дальнейшем будет еще труднее. Ставка в игре – уже не только Крым, но  потенциальная нестабильность по всему миру. Необходимы совместные усилия дипломатов России, США и ЕС для решения не только украинского кризиса, но и возобновления обсуждения косовской проблемы в свете проблем сепаратизма Абхазии, Южной Осетии, Крыма и других подобных регионов.

У нашей страны есть выбор. Один вариант – это сделать сильный ход и помочь США и ЕС исправить их ошибку 2008 года. Это создаст условия для большей политической стабильности во всем мире, но тогда нам придется смириться с тем, что Крым будет определять свою судьбу сам, без дальнейшего давления Москвы, в продуманной манере, полностью проинформировав своих граждан о возможных последствиях, как, например, на Британских островах это делает в настоящее время Шотландия. Другой вариант – это повторить ошибку стран НАТО с Косово, продолжать потакать своим старым фантомным болям, а потом разбираться с последствиями сепаратизма уже собственных регионов.

Предыдущий материал

Как можно было легально присоединить Крым

Следующий материал

Не все нижеподписавшиеся подписались