Новости Календарь

Чем каталонский референдум будет отличаться от шотландского

Чем каталонский референдум будет отличаться от шотландского Сторонница отделения Каталонии во время акции протеста. Фото: REUTERS / Albert Gea

В деле борьбы за независимость Каталонии, о котором так долго говорили националисты и писали журналисты, наконец перейден Рубикон. Президент автономии Артур Мас подписал декрет о проведении референдума 9 ноября (посмотрите видео, похоже, не мне одному нравится сериал «Карточный домик» — President использовал специальную ручку, как в кино). На голосование выносятся два вопроса: 1. «Хотите ли вы, чтобы Каталония была государством?» — и в случае положительного ответа — 2. «Хотите ли вы, чтобы это государство было независимым?» Начинается баталия, которая из разряда компьютерных игр-стратегий может перейти в агрессию, аресты и даже кровопролитие.

Ставки сделаны

В каталонской истории есть одно важное отличие от шотландского референдума — его не признают в Мадриде. По мнению властей Испании, принятие каталонским парламентом закона «О нереферендумных народных консультациях» и декрета о выборах является кульминацией противозаконных действий, которые немедленно опротестованы правительством в Конституционном суде. Временно исполняющая обязанности премьера Сорайя Саенс быстро отреагировала, созвав Госсовет и экстренное заседание кабинета министров. Из Китая срочно вылетел в Мадрид премьер-министр Мариано Рахой. Как только высший суд страны принимает дело к рассмотрению (это вопрос одного-двух дней), спорный референдум автоматически отменяется. Решение Конституционного трибунала предсказуемо — он отменит каталонские законодательные акты.

Эта однозначность вытекает вовсе не из близости испанских судей к исполнительной власти. Просто по аналогичному вопросу они уже вынесли приговор в марте этого года. Тогда отменили устав и «дорожную карту» по подготовке к выходу из королевства. Мотивация вердикта: Конституция Испании относит вопрос о суверенитете к волеизъявлению всего народа в целом, а не одной его части. То есть теоретически референдум о независимости Каталонии (или какой угодно части страны) возможен, но голосовать на нем должны все испанцы. Несогласные возражают, что неверно решать в суде политические вопросы, тем более такой значимости.

В роли белого короля в этой шахматной партии — Артур Мас, президент Каталонии. У него осталось совсем небольшое пространство для маневра, при этом он является мишенью для всех и вся, к тому же очень уязвимой. Правые газеты Испании вполне серьезно рассматривают вариант его ареста силами мадридской гвардии и помещения в военную тюрьму как госпреступника. В то же время его соратники по коалиции, более радикальные левые республиканцы, время от времени подстегивают к решительным действиям. Некоторые общественные организации Каталонии уже готовят протестные манифестации на случай невыгодного для себя приговора Конституционного суда. Они открыто призывают людей к гражданскому неповиновению. Сдержанный Артур Мас говорит более витиевато: «Если останемся без мотора, поставим парус».

Незадолго до выхода процесса на финишную прямую Мадрид нанес тяжелый удар по столпу современного каталонского истеблишмента Джорди Пужолу. Он был бессменным президентом автономии 23 года: со времен перехода демократии после Франко и до 2003 года. Отойдя от дел, 84-летний Пужол по-прежнему остается моральным авторитетом для жителей Каталонии. Из российских аналогов правильнее всего его будет сравнить с татарским политиком Ментимиром Шаймиевым. И вот непотопляемый авианосец торпедирован: в конце июля выяснилось, что у него — четыре миллиона незадекларированных евро на счетах в Андорре. И скрывал он их от испанской налоговой долгих тридцать лет и три года.

Пужол «по собственной воле» сделал сообщение для прессы и спустя два месяца прибыл для объяснений в парламент автономии. К тому времени его сын уже попал под следствие по коррупционным статьям, и сумма, о которой идет речь в связи с семьей экс-президента, подросла до сотен миллионов. Похожий на Йоду из «Звездных войн», старик Pujol рассказал депутатам простую историю, элегантности которой позавидовали бы российские Пехтин и Ко. Деньги за границей достались ему по наследству от покойного отца-банкира. Тот в свое время имел «печальный опыт» хранения сбережений в революционной Испании в 1930-е годы, поэтому завещал сыну держать заначку в офшорной Андорре. А задекларировать эту сумму экс-президент давно хотел, но «не нашел подходящего момента». Зато полиция и налоговая служба как раз нашли донельзя более подходящий момент, чтобы обрушить с пьедестала отца-основателя. Кстати, легальное состояние семьи Пужол составляет более двух миллиардов евро. По делам об откатах каталонским политикам в данный момент проходят крупнейшие строительные компании Барселоны.

Интриги мадридского двора

Среди умеренных каталонских националистов (а также в стане государственников из Мадрида) есть и сторонники федерализации. Они предлагают реформировать Конституцию Испании и сделать некоторые регионы (Каталонию, Страну басков и Галисию) субъектами федерации с большими полномочиями. Другое дело, что сегодняшние испанские автономные области в составе унитарного государства имеют гораздо больше власти и ресурсов, чем немецкие земли, которые входят в Федеративную Республику Германия. Например, собственная полиция у Каталонии есть, а у Баварии нет. Так что кроме армии, МИДа и олимпийской сборной почти вся остальная атрибутика у официальной Барселоны присутствует, казалось бы, чего же еще?

В обороняющемся лагере — фигуры-тяжеловесы. Премьер Испании, консервативный государственник Мариано Рахой твердо настроен не допустить нелегитимный референдум. Этой же позиции придерживается и главная оппозиционная партия — социалисты. Правда, их каталонский филиал поддержал закон о нереферендумных консультациях с народом, но был одернут из центрального партийного штаба. Церковь традиционно за единую нацию и против всяких необдуманных перемен. Свое слово пока не сказал молодой король Филипп VI. Для него эта головоломка — первое серьезное испытание на монаршем посту.

В качестве легких фигур — мэры некоторых каталонских городов, избранные от ненационалистических партий. Они имеют в руках такой ресурс, как избирательные участки. В Испании они находятся в ведомстве местных властей. Мэр Бадалоны, спального пригорода Барселоны, например, отказывается предоставлять помещения и даже списки для голосования. При общем населении Каталонии 7,5 млн бойкот пятисоттысячного города имеет большое значение.

Конечно, важным моментом противостояния будет способность сторонников независимости вывести людей на улицы. Тупиковость законного урегулирования очевидна: вы нам декрет о референдуме, а мы вам его отменим через суд, и точка. Захотят ли каталонцы идти не к урнам, а на баррикады? Действительно ли из остальной Испании в Каталонию приедут сторонники единого нерушимого государства и дадут им отпор? Как себя поведут силы правопорядка — будет ли битва местной и центральной полиции на улицах Барселоны? Скоро мы узнаем ответы на эти вопросы. Не надо забывать, что слово «пассионарность» происходит именно из испанского языка, и история страны богата революциями, республиками, переворотами и реставрациями. Пока крупнейшим достижением каталонских националистов была самопровозглашенная республика Каталония, которая в 1931 году просуществовала несколько дней.

В любом случае Артур Мас — первый из 129 руководителей этой гордой средиземноморской нации, который довел дело о независимости до референдума. Как он войдет в историю — со щитом или на щите, решится в ближайшее время.

Предыдущий материал

Тихое бизнесменское «нет» независимой Каталонии