Новости Календарь

Как бы война. Репортаж с украинской границы

Как бы война. Репортаж с украинской границы
Каждый вечер примерно в 21:30 вблизи городка Гуково Ростовской области начинается канонада. Самих снарядов не видно, однако грохочет страшно. Это длится уже около недели, но к этому невозможно привыкнуть. Жители приграничных хуторов вечерами уезжают в город и ждут там до утра. Иные едут с потушенными фарами.

Простому обывателю невозможно понять, кто и откуда стреляет, – эхо широко разносится по степи. А вот куда упал снаряд, можно судить по клубу черного дыма, поднимающемуся над землей. Я видела дым только на украинской стороне. Но обстрелы случаются и на нашей: на одном хуторе пуля попала в стену дома, на другом минометный снаряд разорвался в огороде.
 

Видеокомментарий местных жителей на «Дожде» 




Митякинская

В ночь на минувшую субботу украинские военные выпустили из РСЗО «Град» девять снарядов по станице Митякинская, мирному поселку, передают российские телеканалы. Когда эта новость появилась, мы как раз двигались по трассе в направлении Ростова-на-Дону и решили заехать на место происшествия. 

Митякинская – маленький поселок в нескольких километрах от границы, наполненный беженцами. О ночном обстреле жители либо не знают вовсе, либо узнали из новостей. Говорят, что снаряды упали на берегу местного озера. Едем туда. Мальчишки удят рыбу, они тоже ничего не слышали о залпах «Града». Обходим озеро пешком. Не видим ни воронок, ни следственной группы. Наверное, просто не там ищем. Однако натыкаемся на нечто любопытное: следы гусеничной техники, сломанные ветки деревьев, окопы, упаковка из-под армейского сухого пайка. Возникает ощущение, что здесь, примерно в километре от границы, стояла военная техника. Зачем? «Все оцеплено было, нас не пускали», – говорят встретившиеся нам подростки. 



Возвращаемся в станицу, идем на центральную площадь. В продуктовом магазинчике продавщица говорит, что минувшей ночью она ничего не слышала, но вообще стреляют часто. «Особенно в среду ночью: снаряды по небу летали, светло было как днем», – вспоминает женщина. Кто в кого – непонятно. Однако, если верить представителю СНБО Украины Андрею Лысенко, именно в ту ночь произошел обстрел Украины со стороны российского поселка Войково. Это недалеко от Митякинской. 

Здесь же на площади – три военных грузовика, один без номеров. Полный кузов загорелых мускулистых ребят. В ответ на все вопросы лишь улыбаются и говорят, что «приехали на юга отдыхать». О ночном обстреле не знают. Возле нас резко тормозит видавшая виды девятка, парень в гражданском грубовато требует показать журналистские удостоверения. Ему не нравится, что мы фотографируем военный грузовик. Сам не представляется, лишь говорит, что он казак, а здесь «всякие бандеровцы шпионят». Впрочем, потом беседа налаживается: про ночные «Грады» он не в курсе, хотя и патрулирует территорию. Советует искать не воронки, а осколки снарядов, причем вооружившись металлоискателем. 

Возвращаемся на трассу. По пути встречаем разную боевую технику. Что-то стоит возле дороги, что-то едет, что-то перевозят на платформах.  


Гуково

Гуково – городок среди шахт и угольных отвалов. Некоторые терриконы несколько сотен метров высотой и больше километра шириной. Самый крупный – сразу за украинской границей. Сначала его заняли ополченцы, потом их выбила Нацгвардия. Говорят, за отвалом укрывается военная техника, а на вершине – наблюдательный пункт. Туда регулярно бьют снарядами. Некоторые летят слишком низко, врезаясь в отвердевшую породу, разрываются, осколки падают на российскую территорию, в огороды местных жителей. Кому-то уже пробило крышу дома или повредило автомобиль. Жертв, к счастью, пока нет. Из-за террикона на огонь не отвечают.

Наталья, жительница Новоровенецкого, вместо урожая собирает в огороде осколки снарядов

Версия, которой придерживается большинство хуторян: стреляют ополченцы. Теоретически это возможно – граница здесь делает зигзаг, позволяя палить с Украины на Украину так, чтобы снаряды летели над территорией России. 

Несколько месяцев назад к границе стала стягиваться российская армия. Местные встретили солдат хлебосольно. «Пришли мальчики, попросили воды. Потом оказалось, что им и есть нечего, кухню еще не привезли, – с охотой вспоминает Зина, пожилая жительница хутора Новоровенецкий. – Стали готовить еду всей деревней, мне выпало дважды дежурить, наварила на двадцать человек».

Отношение к украинцам здесь неоднозначное. С одной стороны, официальную власть и армию практически ненавидят, охотно называя «бандеровцами» и «фашистами». Практически в каждом доме вблизи границы есть беженцы, рассказывающие об обстрелах Нацгвардией и жертвах среди мирного населения. С другой стороны, у кого-то родственники живут в городках, занятых украинской армией, и никаких зверств не наблюдают. «Сестра недавно звонила, рассказывает: солдатики совсем молодые, приходили в магазин, просили еды, аж жалко их», – говорит Наталья из Новоровенецкого. «При этом вы называете украинскую армию нацистами?» – уточняю я. «Ну, то срочники, а есть батальоны карателей», – убеждена она. 

Конечно, для обитателей приграничных районов все происходящее – шок. Еще недавно граница существовала довольно условно. Местные безработные ходили на украинский террикон собирать уголь (50 рублей за ведро), а кому-то просто было лень ехать на КПП. Шли полями, тропами, а если попадались российским военным, платили штраф. Украинских же пограничников не видели сроду. А весной соседняя сторона стала рыть траншею, препятствуя проходу боевой техники. Вскоре началась война.  

В воскресенье, 3 августа, посреди дня крупнокалиберная пуля влетела в стену дома на Васецком хуторе. Ирина, мать троих детей, выглядит не столько напуганной, сколько растерянной. У детей был «тихий час», к счастью, они спали, а не играли возле дома. Вечером того же дня минометный снаряд разорвался в огороде на другом хуторе, от взрыва в доме вылетели стеклопакеты. Это уже не рикошет, а прямые выстрелы с украинской стороны.

Пуля торчит из стены, а хозяйка Ирина пока не может поверить, что это произошло с ее домом

Через час после происшествия на Васецком, когда полиция или следователи так и не появились, мы сами отправились на поиски военных. Солдат на посту пообещал доложить командиру о происшествии. Он упомянул, что бой между украинской армией и ополченцами идет на самой границе, причем ополченцы находятся на российской стороне. Правда это или нет, неизвестно.

В тот же день мы сделали интересную находку. Выбрали хорошую точку обзора, угольный отвал вблизи Гукова, поднялись наверх. Оказывается, террикон облюбовали не только мы. Там обнаружились траншеи, и в них – окошки вроде бойниц, обращенные к местам сражения. Слишком капитальное укрепление для простых наблюдателей. Возможно, там сидели корректировщики огня. Кто мог это делать с российской территории? На полу траншеи – оторванная нашивка ФСБ, но выглядит это постановочно: как предупреждение случайно забредшим местным жителям: не лезьте. 



Платово

Недавно в сети появилось два видео, как «Грады» якобы с российской стороны обстреливают Украину. Едем выяснять, правда ли это. На хуторе Платово вопросу не удивляются: ту ночь запомнили многие. Первый залп дали еще засветло, затем было еще два. Очевидцы, описывая событие, подчеркивают: первыми стреляли украинцы, целясь в солдатский лагерь, реактивный залповый огонь стал ответом. 


Обнаружить озеро, откуда снимали оба видео, несложно – здесь это популярное место отдыха. А мы хотим посмотреть, где стояли сами РСЗО. Местные мальчишки давно нашли это место. Там обожженная трава и валяются металлические фрагменты. Один из наиболее хорошо сохранившихся Slon покажет военным экспертам, чтобы понять, имеет ли он отношение к «Граду». Неподалеку действительно располагался солдатский лагерь. Судя по забытым личным вещам, уезжали оттуда в спешке. 



В последние дни Гуково то и дело оказывается в центре событий. В минувшую субботу украинцы несколько раз обстреляли пункт пропуска. По словам начальника пресс-службы погрануправления ФСБ РФ по Ростовской области Василия Малаева, первый обстрел произошел между 14 и 15 часами. Корреспонденты Slon и «Новой газеты» как раз находились в это время рядом с КПП, но ничего не видели. На вопрос «НГ», как такое может быть, г-н Малаев просто повесил трубку. Накануне сложили оружие и перешли границу с белым флагом 12 украинских военнослужащих. Однако представитель ФСБ не знает, где они сейчас. Предполагает, что могли вернуться на Украину. Наконец, в понедельник сразу 438 человек попросили убежища в нашей стране. Как цитирует Василия Малаева ИТАР-ТАСС, «они устали от войны и больше не желают воевать». А как утверждают украинские СМИ, военнослужащие попали в окружение и, находясь под артиллерийским огнем, приняли решение сдаться.   

Находясь в приграничных районах, все время ловишь себя на ощущении параллельной реальности. В ней украинская армия обстреливает «Градом» мирных жителей, а российские вооруженные силы спокойно стоят в стороне. Солдаты в ней сдаются не потому, что попали в окружение, а потому, что не хотят воевать за хунту. Эта реальность существует на экранах телевизоров, но не вокруг тебя. А вокруг тебя – просто война, где стреляют и те и другие, а мирных людей не жалеет никто.      

Предыдущий материал

Как теперь путешествовать с российским паспортом?

Следующий материал

Все, что надо знать об украинском кризисе. Полный архив