Новости Календарь

Ирак: между Саддамом Хусейном и исламским халифатом

Ирак: между Саддамом Хусейном и исламским халифатом Ирак. Фото: REUTERS / Stringer

«На Багдад!» – сказал смуглый мужчина с густой черной бородой, который стоял на фоне черного флага, украшенного белой арабской вязью. Этого мужчину зовут Абу-Мухаммад аль-Аднани, он именует себя пресс-секретарем «Исламского государства в Ираке и Леванте». Если бы не букет микрофонов с эмблемами арабских телеканалов, можно было бы представить, что речь идет об арабском завоевании Месопотамии 14 веков назад, во времена халифа Абу-Бакра, чье войско без труда захватило Вавилон, после чего неподалеку от развалин древнего города был основан Багдад.

Вряд ли у Абу-Бакра, одного из четырех «праведных халифов», был свой секретарь, однако за исключением этой подробности все совпадает, даже имя нынешнего полководца. Главу «Исламского государства в Ираке и Леванте» зовут Абу-Бакр аль-Багдади. В VII веке небольшая, но энергичная армия мусульман с легкостью завоевала Месопотамию (а также Египет, Северную Африку и часть Иберийского полуострова) благодаря слабости двух дряхлых империй – Сасанидской империи и Византии. Сегодня сравнительно небольшая армия иракских исламистов, разделяющих идеологию «Аль-Каиды», вновь стремится повторить подвиг своих далеких предков и создать на территории Ирака, Сирии и Ливана исламский халифат. 

Захватить два крупных города за три дня – вполне в духе военных приключений ранних мусульман, которые видели цель и не видели препятствий. Премьер-министр Ирака Нури аль-Малики обратился к «большому американскому брату» с просьбой о срочных поставках американского оружия, чтобы поставить на место «Аль-Каиду», однако его просьба так и осталась без ответа, а слабая и разрозненная иракская армия – без оружия. Таким образом, Мосул, второй по величине иракский город, а затем и Тикрит – родина Саддама Хусейна, оказались в руках боевиков «Исламского государства в Ираке и Леванте». Если бы мертвые могли смеяться, то Саддам Хусейн сегодня, по идее, должен был бы просто кататься по земле и хохотать во все горло.

«Аль-Каида» нанимает

Незадолго до начала войны в Ираке, в начале марта 2003 года, мне довелось побеседовать с иракским диссидентом, который летел из Стамбула в Бахрейн, куда он в свое время бежал из Ирака от преследований Саддама Хусейна. Пожилой мужчина рассказал о том, что будучи шиитом, не имел никаких шансов на работу в госструктурах, всегда был под прицелом иракских спецслужб и в конце концов примкнул к одному из шиитских запрещенных политических движений, попал в тюрьму, подвергся пыткам, затем вышел на свободу и бежал из Ирака. Война должна была начаться в течение ближайших нескольких дней, однако никакого экстаза по этому поводу мой собеседник не испытывал.

«Никакого Ирака больше не будет. Будет много хаоса, потому что для того, чтобы держать вместе шиитов и суннитов, курдов, бедуинов и туркменов, необходим диктатор. Такой, как Саддам. Помяните мое слово: сегодня Ирак как он есть доживает свои последние дни», – сказал мой сосед и равнодушно откинулся на сиденье. 

В Бахрейне в те дни немного волновались насчет возможных обстрелов иракскими СКАДами, но в целом понимали, что все обойдется. И в самом деле, могущественная иракская армия сдалась почти без боя, ни Тель-Авив, ни Манама обстрелам не подверглись. Дети с цветами и конфетами радостно встречали американских солдат, а вот обещанные Саддамом Хусейном полчища шахидов так на рандеву и не пришли. 

В общем, в первые дни войны обитателям Белого дома казалось, что дело в шляпе: им удалось не только спасти все просвещенное человечество от сибирской язвы и химоружия (их, правда, так и не обнаружили, но это потом), но и свергнуть диктатора и завоевать страну практически без усилий.

Дальше пошло хуже. Вскоре выяснилось, что все люди, способные управлять страной, оказались либо в тюрьме, либо в изгнании, а вот те кадры, которые были завезены из Лондона и Парижа, ничего о вопросах администрации как раз не знают, зато отлично умеют обращаться с госказной. 

К отрицательному результату привело и решение распустить старую иракскую армию и прочие силовые структуры – а это почти миллион человек, по большей части суннитов, которые остались без работы и без каких-либо перспектив на трудоустройство. Ибо шиитские политики, которые без труда одержали победу на первых же свободных выборах, занялись ликвидацией последствий дискриминации своих избирателей, и, как результат – дискриминацией всех тех, кто шиитами не является. 

Реформа в иракской армии в конце концов привела к тому, что десятки тысяч квалифицированных военных и полицейских вошли в состав тех или иных военизированных группировок, в том числе и «Исламского государства в Ираке и Леванте». И теперь те, кто, по идее, должен был защищать великую иракскую родину от внешних и внутренних врагов, делает все возможное для уничтожения современного Ирака, кто-то под черными знаменами, а кто-то под зелеными. 

Кстати, черные флаги «Аль-Каиды» – не что иное, как напоминание о благословенных временах Аббасидского халифата, когда шиитам приходилось практиковать «такия» – предписанную богословами скрытность с тем, чтобы сохранить свою жизнь. Именно об этих временах тоскуют активисты джихадистских движений и группировок, которые уже не раз пытались воспользоваться возникшим в Ираке силовым вакуумом и провозгласить исламский эмират. В 2004 и 2007 годах это уже произошло в Рамаде, в 2013-м – в Фаллудже, и вот теперь в Тикрите и Мосуле. 

Дойдут ли бородачи в этот раз до Багдада, неизвестно, но и попыток своих точно не прекратят. В некоторых случаях деревни и города сдаются без боя, там просто водружают черный флаг на здании местного совета и назначают «своего» имама для проведения молитв и пятничных проповедей. В других иракская армия пытается противостоять, в результате чего завязываются настоящие сражения. Противопоставить радикальным идеям «Аль-Каиды», «Джейш аль-Ислам» и «Исламского государства в Ираке и Леванте» нынешнему иракскому правительству, где доминируют шииты, реально нечего. Поэтому в «суннитском треугольнике» пышным цветом цветут мечети, куттабы (начальные школы) и медресе (теологические институты), где суннитская молодежь получает не только теологические знания и навыки обращения с оружием, но и стипендии, которые финансируют щедрые меценаты из стран Персидского залива.

Суннит шииту не брат

Вопрос о том, может ли Ирак сохранить свою территориальную целостность, идут уже много лет. Начало фрагментации страны положили еще британцы, которые отрезали от Ирака Кувейт и провозгласили его независимой страной. На богатую нефтью (и шиитским населением) Басру всегда с вожделением взирал соседний Иран. О стремлении курдов к независимости, опять же, учитывая, что Северный Ирак изобилует природными ресурсами, тоже уже все давно сказано, равно как и о неспособности шиитов ужиться с суннитами, и так далее. 

Получается, что в существовании Ирака в его нынешних границах более всего заинтересовано нынешнее иракское правительство, которое прекрасно понимает, чем грозит Ираку отделение Курдистана, и иракские исламисты, которые мечтают возродить былое величие Багдада, утерянное в результате монгольского вторжения в 1258 году. К сожалению, шиитское правительство и исламисты взаимоисключают друг друга и договориться полюбовно вряд ли смогут. Поэтому страну ожидает продолжительная и кровопролитная гражданская война, в которую, как и в Сирии, вряд ли кто-то захочет активно вмешаться, а дробление и фрагментация Ирака станут лишь сильнее. 

Авторитарная политика Саддама Хусейна, многолетнее подавление и дискриминация шиитов и курдов привели к тому, что в стране так и не образовался тот самый социальный раствор, который может удержать всю разноцветную иракскую мозаику вместе. Секуляризм, который пытались продвигать и Саддам Хусейн, и Хафез аль-Асад, так и не пустил корни. Напротив, он вызвал мощную исламистскую реакцию, плоды которой Ирак пожинает сегодня. Когда режим Саддама Хусейна пал, все миллионы джиннов вышли на свободу. Там они обнаружили в свободном доступе автоматы Калашникова, противотанковые гранаты и взрывчатку. Стрелять в Ираке будут, пока не кончатся боеприпасы. 

Предыдущий материал

Кому выгоден северокорейский прорыв России

Следующий материал

Как за неделю создать самую могущественную террористическую державу в мире