Новости Календарь

«Свободный штат номер один». Референдум о независимости – скоро и в США?

«Свободный штат номер один». Референдум о независимости – скоро и в США? «Федеральное правительство, прочь из Нью-Гэмпшира! Сецессия прямо сейчас». Все фото: Юрий Полозов / ypolozov.livejournal.com

В сентябре шотландцы провели долгожданный референдум о независимости, и, хотя большинство проголосовало против отделения от Великобритании, их пример вдохновил каталонцев. Те назначили свой референдум о «разводе» с Испанией на 9 ноября (правда, Мадрид заранее объявил его неконституционным и разогнал митинг несогласных). Присоединение Крыма к России тоже стало результатом референдума – организованного на скорую руку с участием «вежливых людей» и не признанного Западом. Мир снова спорит о праве на сецессию – в каких случаях стремление народов и земель к независимости можно считать легитимным, а в каких не очень. Тренд докатился и до Соединенных Штатов, где сторонники ограниченного правительства уже десять лет строят свое «государство в государстве».

В 2000 году 24-летний студент Йеля Джейсон Соренс, расстроенный неудачным выступлением Либертарианской партии США на федеральных выборах, предложил пойти другим путем: а что, если всем свободолюбивым людям не распылять усилия, а переехать в один штат и там взять власть? «Я исследовал движения за автономию по всему миру и обнаружил, что большинство развитых демократий децентрализуются: Британия, Италия, Бельгия, Испания отдают все больше полномочий регионам. Американское правительство делает все наоборот, – вспоминает Соренс. – И тогда я подумал: а почему бы нам не сконцентрироваться на уровне штата?»

Участники проекта «Свободный штат» хотят жить согласно своим принципам уже сегодня, на практике доказывая, что свобода дает плоды. Соренс посчитал, что для политического влияния в малонаселенном штате достаточно 20 тысяч активистов. С помощью интернет-голосования был выбран Нью-Гэмпшир с населением 1,3 миллиона человек. В политической культуре штата, расположенного в Новой Англии и первым провозгласившего независимость от Великобритании, уже заложены многие близкие либертарианцам ценности: там низкие налоги, разрешено ношение оружия, а кроме того, в Нью-Гэмпшире самый низкий в США процент людей, живущих за чертой бедности. Наконец, Конституция штата не запрещает сецессию. «Там холодно, правда, многие жалеют, что не выбрали Майами», – шутит Соренс.


Джейсон Соренс на Liberty Forum 2014 – ежегодной конференции сторонников «Свободного штата»

Участники проекта подписывают «Заявление о намерениях», обязуясь помогать созданию общества, где роль правительства сведена к защите жизни, свободы и собственности граждан. За 13 лет было собрано более 16 тысяч подписей. Когда фристейтеров (от англ. Free State Project) наберется 20 тысяч, все они должны будут переехать, – но около двух тысяч человек решили не ждать и уже сделали это. В 2010 году двенадцать из них избрались в законодательный орган штата. Большинство идут на выборы от Республиканской или Демократической партии, скрывая свои анархистские убеждения. Доходит до абсурда: как-то на выборах по одному округу сошлись республиканец и демократ, не просто оказавшиеся оба сторонниками «Свободного штата», но и снимающие соседние комнаты. В сентябре 2014 года более сорока фристейтеров выиграли праймериз (выборы разных уровней пройдут в Нью-Гэмпшире в ноябре).

«Свободный штат» – не политическая организация и не может указывать своим участникам, за кого голосовать (многие фристейтеры вообще скептически относятся к выборам). Но она может помочь идейным переселенцам найти работу или жилье в Нью-Гэмпшире. «У нас, например, есть сервис FSP Job Alert, который уведомляет о новых вакансиях в Нью-Гэмпшире, своя ассоциация предпринимателей-фристейтеров и свое агентство недвижимости, помогающее тем, кто переезжает, покупать или снимать жилье здесь», – рассказывает Соренс. Сам вдохновитель проекта стал резидентом «Свободного штата» только в 2013 году, когда ему предложили работу профессора в Дартмутском колледже.

Джейсон Соренс спешит на лекцию о недостатках «большого правительства»

Ежегодно Соренс и его коллеги составляют «Индекс свободы», оценивая все 50 штатов с точки зрения экономических и личных свобод, который цитируют федеральные СМИ. «Я бы хотел заниматься просвещением, знакомить студентов с идеями классического либерализма: Джон Локк, Томас Джефферсон, Декларация независимости. Вы понимаете, о чем я, – улыбается он. – Я думаю, это позволит мне не просто остаться в Нью-Гэмпшире, но и помочь изменить атмосферу штата». К государственному образованию анархисты Нью-Гэмпшира относятся скептически – у них даже есть фонд, который поддерживает частные школы и тех, кто выбрал домашнее обучение.

Пока одни фристейтеры учат молодое поколение, другие переходят на криптовалюту. Вместо «How do you do?» эти люди при встрече нередко спрашивают друг друга, какой сегодня курс биткоина. Братья Зак и Джош Харви переехали в Нью-Гэмпшир из Израиля в 2011 году и основали первую в мире компанию по производству биткоин-банкоматов Lamassu. «Мы решили: а давайте сделаем машину, которая будет принимать кэш и взамен выдавать биткоины», – вспоминает Джош. В 2013 году ее презентовали на Liberty Forum, крупнейшем ежегодном слете либертарианцев Нью-Гэмпшира, и успех был ошеломляющим: «Люди заметили, как это просто: подходишь, засовываешь деньги, сканируешь QR-код, получаешь биткоины».


Джош Харви рассказывает об изобретении первого биткоин-банкомата

Тогда братья поняли, что это прибыльный бизнес. Сегодня Lamassu продает примерно 240 машин в год и занимает 35% рынка. Стоимость одной машины – 6500 долларов, покупают их в основном предприниматели, которые ведут расчеты в криптовалюте. «Надеюсь, скоро мы увидим их на вокзалах, у киосков с мороженым и в торговых центрах, они довольно симпатично смотрятся», – замечает Зак. По словам братьев, они продали одну машину в Москву, но потом ее владелец испугался заявлений Центробанка, который назвал операции в биткоинах «сомнительными», и, от греха подальше, перепродал банкомат в Киев.

На фестивале в Портсмуте нынешний президент «Свободного штата» Карла Герик предрекает Нью-Гэмпширу судьбу биткоин-столицы мира и «Yankee Hong Kong» – свободной экономической зоны с выходом к морю. «Мы не хотим строить платформу посреди океана, мы хотим влиять на законодательный процесс, заниматься бизнесом и образованием – делать все, чтобы доказать, что свобода меняет жизнь к лучшему», – воодушевленно рассказывает она. Благодаря социальным сетям фристейтеры расскажут о себе всему миру, и в «Гранитный штат» потянутся туристы, обещает Герик. «Мы давно переросли стадию эксперимента – мы успешно объединяем свободолюбивых людей и растем каждый день», – сияя от радости, констатирует она.

Карла Герик предрекает Нью-Гэмпширу судьбу «американского Гонконга»

Две тысячи участников «Свободного штата», переехавшие в Нью-Гэмпшир, конечно, не могут встречаться каждую неделю, но собрания фристейтеров в каждом крупном городе штата проходят буквально ежедневно. Волонтеры Free State Project ведут «Календарь свободы», собирая информацию обо всех либертарианских мероприятиях, будь то фермерский фестиваль, встреча с сенатором Рэндом Полом или круглый стол о легализации оружия. В Манчестере, самом крупном городе Нью-Гэмпшира, расположен либертарианский клуб, где хранится огромная коллекция книг, агитационных наклеек и плакатов и можно купить на память иглу дикобраза. Дикобраз – символ Free State Project: не нападает первым, но если что, может себя защитить.

Porcupine Freedom Festival – ежегодный фестиваль под открытым небом

Университетский городок Кин, где снимали фильм «Джуманджи», называют либертарианской медиастолицей мира: именно тут, в двухэтажном домике, расположена студия Liberty Radio Network, передачи которой ретранслируют 150 радиостанций по всему миру. Если в Нью-Гэмпшир съезжаются анархисты, то в Кин – самые отчаянные из них (их тут так и зовут – Keeniacs, маньяки из Кина). Их основная стратегия – гражданское неповиновение: намеренное нарушение законов, которые кажутся им абсурдными и неправовыми. Они идут в центральный парк курить марихуану, ставят диваны у себя во дворе (закон города запрещает это) или не снимают шляпы перед судьей. Смысл не в том, чтобы действительно нарушить закон, а в публичном заявлении. 

Так, чтобы получить лицензию мастера маникюра, нужно пройти сотни часов обучения и сдать экзамены. Активист Майк Фишер просто позвонил в Ассоциацию косметологов, которая регулирует эту сферу, и в полицию и сообщил: мол, в такое-то время я собираюсь за доллар отполировать кому-нибудь ноготь прямо напротив Ассоциации косметологов, приходите меня арестовывать. Он пригласил СМИ и устроил целое представление, а полиция стояла и ждала, когда произойдет нарушение закона, – и, когда он получил доллар и приступил к полировке ногтя, тут же на глазах у журналистов скрутила его за маникюр без лицензии. Это хрестоматийный пример гражданского неповиновения.

Движение Free Keene – лишь небольшая часть фристейтеров, но именно они попадают на YouTube и в газеты благодаря громким акциям. В университетском городке подобные темы идут на ура. В последнем номере студенческой газеты Кина первая полоса посвящена правозащитной инициативе Copblock – эти активисты противостоят незаконным действиям полиции. Неудивительно, что полиция реагирует нервно. В 2012 году полиция Конкорда, столицы Нью-Гэмпшира, попросила у федерального правительства грант на покупку бронированной военной машины, объяснив ее необходимость наличием «домашней террористической угрозы». «Фристейтеры представляют опасность», – написали они в заявлении. Фристейтеры вышли на мирный митинг к зданию городского совета, чтобы показать, что они не террористы.

«Спасибо, танков не надо». Протест в Конкорде против закупки бронемашины

Многие из тех, кто начинал с гражданского неповиновения, остепенились и стали участвовать в просветительских проектах. Ян Фримэн, один из авторов национального подкаста Free Talk Live, поддерживает Фонд за независимость Нью-Гэмпшира, который агитирует жителей штата за отделение от Америки. «Конечно, мы не используем слово «сецессия» – люди боятся его, мы говорим о независимости, – поясняет его коллега Дэррил Перри. – Правительство штата мне тоже не нравится, но с ним я хотя бы могу пообщаться, а до людей в Вашингтоне не достучишься. Остальные штаты тоже захотят отделиться? И отлично! На моей памяти Советский Союз мирно распался, и, я надеюсь, со Штатами случится то же самое. Эти в Вашингтоне думают, что могут влезать в долги на сотни триллионов долларов, развязывать войны по всему миру за наш счет, но это так долго продолжаться не может».

Дэррил Перри и Ян Фримэн в студии Liberty Radio News в Кине

«Свободный штат» не имеет официальной позиции по поводу отделения. «Я думаю, мирная сецессия с помощью референдума – это жизнеспособный вариант, – осторожно формулирует президент проекта Карла Герик. Многие фристейтеры тепло относятся к сепаратистским движениям по всему миру, так, в День независимости США они маршировали с флагами Каталонии (и заодно требовали независимости Нью-Гэмпшира). – Технологии развиваются: мы можем собрать 25 тысяч человек, которые проголосуют за отделение, и зачем нам нужно будет признание федерального правительства? – разводит руками Герик. – У нас тут исторически много шотландцев и ирландцев, это свободолюбивые люди. Но я бы подождала, пока отделится соседний Вермонт, и посмотрела, что правительство сделает с ними», – с усмешкой добавляет она. По ее мнению, референдумов об отделении в западных странах будет больше и больше.

Джоэл Валенсуэла рассказывает о недостатках государственного образования

«Чем больше сецессий, тем ближе к индивиду», – поясняет Джоэл Валенсуэла, в прошлом сотрудник Белого дома и всевозможных НКО, а сегодня гражданский журналист и преподаватель тхэквондо в пригороде Манчестера. Татуировка на его правой руке – порядковый номер, под которым он зарегистрирован на сайте «Свободного штата» как переехавший участник проекта. «Я называю Нью-Гэмпшир «Свободным штатом номер один» – уверен, что нашему примеру последуют и другие», – говорит он.

Последние десять лет политолог Джейсон Соренс не только вдохновляет американцев строить «Свободный штат», но и исследует сепаратизм в других странах. Недавно газета Washington Post опубликовала его колонку «Там, где Шотландия проиграла, может ли Нью-Гэмпшир победить?». Через неделю он летит в Барселону выступать перед сторонниками каталонской независимости. «Либертарианцы могут добиться более свободного общества и децентрализации и в составе США – Конституция это позволяет, – напоминает он. – Слово «сецессия» в нашей истории связано с Гражданской войной, поэтому не очень хорошо звучит. Я поддерживаю идею большей автономии штата, внутри штата – отдельных городов, а внутри городов – районов. Я не сторонник сецессии, я не думаю, что Нью-Гэмпшир должен отделяться… прямо сейчас», – улыбается он.

Предыдущий материал

Почему США ждет потерянное десятилетие

Следующий материал

Цель визита. Русский писатель впервые в Нью-Йорке