Новости Календарь

Дебаты в британском парламенте: Ne nado delat slona! «Гринпис» – не пираты

Дебаты в британском парламенте: Ne nado delat slona! «Гринпис» – не пираты
Сегодня с 9:30 утра по Лондону в британской палате общин обсуждали судьбу арестованных в России активистов «Гринпис». 

Поговорить о России британские депутаты собрались в Вестминстерском зале (Westminster Hall). Это не основной зал палаты общин, он рассчитан всего на сто человек: просто два овальных концентрических стола, во главе которых кафедра с председателем. В дебатах участвовало 15 членов парламента, среди них Дэвид Лидингтон, государственный министр и министр по делам Европы из британского МИДа, заместитель председателя партии лейбористов Харриет Харман, депутаты от тех избирательных округов, жители которых задержаны в России.

«К порядку! К порядку!»

Первую речь произносит Крис Брайант, он возглавлял парламентскую группу по делам России в британском парламенте, которая противостояла другому парламентскому клубу, «Консервативные друзья России». Брайант со своими союзниками регулярно инициировал обсуждение проблем несоблюдения прав человека в России. В 2011 году на сайте «Консервативных друзей России» появилась фотография Криса Брайанта в одних трусах, фотография датирована 2003 годом и была впервые опубликована на сайте знакомств Gaydar.

Дмитрий Рогозин, в то время полпред России при НАТО, тогда сказал, что по этой фотографии сразу видно, что в парламентской группе по России собрались настоящие демократы. Крис Брайант в ответ обвинил «Консервативных друзей России» в коррупции. В своей колонке он написал, что британские парламентарии берут деньги у российского посольства, а публикация его фотографии в трусах была сделана по заказу российского посла: «Посол попросил "Друзей России" опубликовать фотографию, он хотел избавиться от меня, потому что я гей». Посольство России в Лондоне финансовую связь с пророссийским клубом опровергло, но вызванный Крисом Брайантом скандал, по сути, прекратил существование пророссийского клуба после того, как сэр Малькольм Рифкинд, бывший министр иностранных дел Великобритании, подал в отставку с поста председателя клуба.

По стечению обстоятельств один из задержанных в Мурманске активистов «Гринпис» – житель избирательного округа, от которого в парламент выбран Крис Брайант. С речи лейбориста и начались эти дебаты.

Крис Брайант: Я не хочу сказать, что активисты «Гринпис» неподсудны и должны обладать иммунитетом от любого преследования по закону. Я не говорю, что «Гринпис» прав в своих действиях, я не даю оценок той акции и целям той акции, которую они совершили, хотя полагаю, что добыча нефти в Арктике может быть опасна. Сегодня я не хочу говорить о соблюдении прав человека в России и о том, насколько безнравственно то, что в этой стране происходит.

18 сентября активисты остановили свой корабль в нейтральных водах, на шлюпке они подплыли к «Приразломной» и попытались на нее взобраться. Спустя 24 часа вооруженные сотрудники ФСБ захватили корабль активистов, находившийся в нейтральных водах, и доставили его в Мурманск. Тогда всем активистам было сказано, что задержание не продлится больше трех дней.

Сейчас активистам, членам экипажа и двум журналистам предъявлены обвинения в пиратстве. Среди них шесть британских граждан. Один из граждан – житель избирательного округа, от которого в парламент нашей страны избран премьер-министр Дэвид Кэмерон. И меня волнует вопрос о том, собирается ли Дэвид Кэмерон начать что-то делать, чтобы освободить своего избирателя из тюрьмы?

Есть несколько проблем с этим задержанием: во-первых, судно под голландским флагом не было захвачено в российских территориальных водах, как об этом говорит российская сторона. То есть ФСБ не имела права задерживать судно. Тем более через 24 часа после акции.

Во-вторых, обвинения в пиратстве как для России, так и для Великобритании – это очень серьезные обвинения. Для нас существует острейшая проблема сомалийских пиратов, и когда Россия называет пиратами активистов «Арктик Санрайз» – это просто неуважение к той реальной проблеме, которая существует. Я скажу по-русски: Ne nado delat slona, активисты – не пираты. Я ознакомился с российским законом о пиратстве от 1996 года и с международным законом о пиратстве. Оба они предполагают, что пираты – это те, кто совершает насильственные действия в отношении другого судна ради извлечения собственной выгоды. О какой выгоде может идти речь для активистов «Гринпис»? Сама идея насилия неприменима к активистам «Гринпис». Все их существование отрицает насилие. В законе о пиратстве речь идет о нападении на судно, или корабль, или самолет, «Приразломная» – это не корабль, не судно и не самолет, очевидно.

Задержанные британские граждане в Мурманске находятся в очень плохих условиях, у них ограничен доступ к адвокатам и переводчикам. Судя по тому, что нам известно о том, как проходит процесс, не соблюдаются основные нормы международного права. Мы не питаем иллюзий по поводу того, что Россия будет считаться с правами человека, но у нас есть некоторые требования к собственному премьер-министру и вопросы к Министерству иностранных дел. Спустя месяц с момента ареста наш премьер-министр не потрудился взять телефон и позвонить Путину!

Сейчас все внимание мирового сообщества обращено на Россию, скоро Олимпиада. Я не могу себе представить, что она будет возможна в ситуации, когда Россия держит 30 активистов в Мурманске.

Я буду считать сегодняшнее собрание успешным, если через две недели все задержанные будут освобождены и смогут отпраздновать Рождество со своими семьями.

И я хочу сказать русским властям: любая ненасильственная гражданская акция очень раздражает. Сама идея существования «Гринпис» – бесить международные правительства. Они – испытание для демократии, испытание на политическую выдержку. Вот тут в зале сидит мой одноклассник Мартин Хорвуд, он меня бесит еще со школы. Мало того что он меня в школе бесил, он еще и работать пошел туда же, куда и я, и вечно со мной не согласен. Ну ничего, я же как-то терплю и продолжаю сохранять адекватность, вот и вы потерпите, президент Путин.

Харриет Харман, заместитель председателя Лейбористской партии Эдварда Милибэнда: Откровенно говоря, я не очень понимаю, зачем Россия отправила в Лондон посла. Я думала, что посол – это тот человек, который представляет страну и с которым мы можем вести диалог о политике. Но я попросила посла Яковенко о встрече, и он мне в ней отказал.

Вопрос из зала: Насколько я знаю, посол Российской Федерации сегодня будет в парламенте в 16 часов. Возможно, вам стоит попробовать с ним встретиться?

Харриет Харман: Да, я воспользуюсь этой возможностью, чтобы попробовать поговорить с ним.

Бен Бредшоу: Месяц назад я написал письмо Дэвиду Кэмерону с просьбой дать отчет о том, что делает наше правительство для освобождения задержанных в Мурманске. До сих пор я не получил ответа. Создается впечатление, что все мировые лидеры делают куда больше, чем наше правительство, для того, чтобы освободить своих граждан. Я напомню: шестеро британских граждан арестованы в России. Среди арестованных иностранцев – больше всех наших соотечественников. Даже Ангела Меркель уже успела взять телефонную трубку и позвонить Путину, хотя среди задержанных нет ни одного гражданина Германии. Меня интересует, чем занят Дэвид Кэмерон, или он считает, что этот вопрос не важен? 

Я получил письмо от инженера «Арктик Санрайз», в котором он пишет об ужасных условиях, в которых его держат. Он в одиночной камере, окна выходят на север, он не видел солнца, прогулки разрешены, но они проходят в четырех бетонных стенах. Никто не говорит по-английски. Он пишет, что другие граждане получают гораздо больше поддержки от своих правительств по сравнению с британцами. Он направил письмо мне, а второе письмо с требованиями о помощи попросил передать нашему премьер-министру. Я до сих пор не услышал ответ Кэмерона. Я требую, чтобы премьер-министр отчитался о всех переговорах с другими правительствами о работе над освобождением. Я требую, чтобы наше правительство поддержало иск голландского правительства против незаконного задержания сотрудниками ФСБ «Арктик Санрайз». Я требую, чтобы Министерство иностранных дел подключило к переговорам с Россией Кэтрин Эштон и отчиталось о результатах, которые достигнуты на сегодняшний момент.

Долгое время мы считали, что мягкие переговоры с Россией принесут свои плоды. Спустя месяц мы видим, что эта стратегия была ошибочной.

Джессика Морден: В парламенте я представляю избирательный округ Ньюпорт. Так случилось, что один из задержанных в Мурманске – мой избиратель из Ньюпорта. Я хочу напомнить о том, что во время Второй мировой войны два порта – Ньюпорт и Мурманск – были ключевыми для поставок по ленд-лизу. В годы войны Мурманск был воротами для кораблей союзников, перевозивших через арктические воды оружие для Советского Союза. Давайте, пожалуйста, вспомним об этом братстве, пока не поздно. Российско-британские отношения стоят на пороге кризиса, но мы еще можем его предотвратить

Ответная речь Дэвида Лидингтона, государственного министра и министра по делам Европы Министерства иностранных дел Великобритании: Я благодарен всем, кто пришел на сегодняшние дебаты, сегодня собралось беспрецедентно много депутатов для обсуждения проблемы, что свидетельствует о том, насколько серьезно мы воспринимаем эту проблему. Мы надеемся на то, что все партии в ближайшее время выпустят общую резолюцию по поводу ареста наших сограждан. Мы отправили наших представителей в Мурманск 18 сентября, 24 сентября наши представители встретились с задержанными и передали сообщения семьям. Каждую неделю в Мурманск из Москвы прилетают наши сотрудники. Мы обеспечили возможность телефонных переговоров задержанных со своими семьями. 

Дэвид Кэмерон предпринимает все необходимое для освобождения британских граждан. На этой неделе заканчиваются все апелляции, они все оказались неудачными, на каждой из них присутствовали представители нашего министерства. Мы обеспечили постоянную возможность контакта с адвокатами для всех задержанных. Адвокатов задержанным предоставляет «Гринпис», но мы связались и с российскими адвокатами, чтобы они тоже помогали в суде. Мы поддерживаем контакты с голландскими властями по поводу трибунала о нелегальном задержании судна.

Вопрос из зала: Какова официальная позиция Министерства иностранных дел, было ли судно задержано законно или нет?

Дэвид Лидингтон: Я не могу тут представить официальную позицию. Позиция России в том, что шлюпка, которая подплыла к «Приразломной», незаконно находилась в территориальных водах России и что ее действия нарушали российский закон. Это надо обсудить с послом России, если вы с ним встретитесь сегодня. 26 сентября наше министерство вело переговоры с Яковенко, 2 октября наш посол в Москве вел переговоры с заместителем министра иностранных дел России – Рябковым, вчера встречался с Титовым, другим заместителем министра иностранных дел. Мы продолжаем эти переговоры. И ищем новые возможности.

Бен Бредшоу: Почему Дэвид Кэмерон до сих пор не позвонил Путину?

Дэвид Лидингтон: Мы продолжаем думать над стратегией переговоров.

Бен Бредшоу: Я в шоке! Я в шоке! Как вы можете?!

Дэвид Лидингтон: Наш приоритет – обеспечить лучший результат, а не в том, чтобы давить. (Зал гудит.) Я гарантирую, что Дэвид Кэмерон абсолютно включен в работу по освобождению.


На этом время, отведенное для дебатов в Westminster Hall, заканчивается, после дебатов Бен Бредшоу говорит, что его основные надежды связаны с тем, что после этих дебатов премьер-министр начнет предпринимать более серьезные действия для освобождения британских граждан. Но больше, чем на Кэмерона, он надеется на Кэтрин Эштон, которая вела переговоры с Россией и готовила совместное решение по Сирии.

Вопросы, связанные с российской политикой, становятся важными для британских депутатов только тогда, когда это связано с перспективами их переизбрания. Поэтому обсуждение прав человека в России в целом – вне зоны интереса парламентариев. Для шестерых собравшихся сегодня, в том числе для Бена Бредшоу, от того, насколько эффективно он будет добиваться освобождения из Мурманска инженера судна «Арктик Санрайз», зависит, выберут ли его еще раз в его округе. По счастливому совпадению депутаты, представляющие округа остальных задержанных, имеют серьезный политический вес. Харриет Харман и Крис Брайант в случае победы лейбористов на следующих выборах могут войти в правительство. Одного из задержанных в парламенте представляет премьер-министр. Нынешние переговоры Британии и России по поводу освобождения заключенных можно назвать вялыми. Но если бы задержанных представляли в парламенте заднескамеечники – более слабые депутаты, – возможно, эти дебаты вообще бы не состоялись.  

Предыдущий материал

Как Германия разрулила свое Бирюлево

Следующий материал

Почему в Канаде популярны политики-наркоманы