Новости Календарь

Что решил судьбоносный пленум Компартии Китая

Что решил судьбоносный пленум Компартии Китая Фото: Kim Kyung-Hoon / Reuters
Выпущенное вчера вечером – уже после закрытия финансовых рынков в азиатской части мира – коммюнике по итогам проходившего в Пекине с 8 по 12 ноября третьего Пленума ЦК КПК текущего созыва сенсацией, мягко говоря, не стало. Не стало настолько, что утром в среду акции китайских компаний, котирующиеся на бирже в Гонконге, заметно упали в цене. Не обвально, всего на 1–2% в первые часы торговли, но достаточно информативно с точки зрения реакции инвесторов.

Судя по всему, тем хотелось, несмотря ни на что, верить, что пленум ЦК КПК действительно предложит подробную и детализированную карту действий по «реформам 2.0». И эмоциональное разочарование вызвало такую негативную реакцию рынков.

На самом деле рассчитывать на прорывные решения было рано и бессмысленно. Эксперты и наблюдатели, указывая на «болевые точки» китайского общества и экономики, практически единодушно говорили, что не дело пленума детализировать пути их решения, партийная элита лишь «нарисует» стратегию. На ее основе в будущем и должен быть разработан пакет мер по урегулированию проблем.

В коммюнике, содержащем лишь основные выдержки из одобренного пленумом «Решения о некоторых важных вопросах всестороннего углубления реформ», полно фраз, традиционных для партийно-государственных документов КНР. Здесь и слово «реформа» (встречается 59 раз), и «строй, система» (44 раза), и, конечно, «углубление» (30 раз). Но в целом ощущения революционности документа нет. Но есть важные изменения в терминологии (или отсутствие важных изменений, что не менее примечательно), которые могут дать приблизительное понимание политико-экономического курса нынешнего руководства КПК и КНР.

Во-первых, в документе в теме государственного строительства появляется термин «чжили». Как и использовавшееся ранее слово «гуаньли», он означает «управление», но смысловой оттенок у него иной. «Гуаньли» предполагает вертикальное подчинение и управление («я управляю тобой, я говорю, ты слушаешься»), «чжили» же подчеркивает многосубъектность процесса управления (в процессе управления участвуют госорганы, народ, предприятия и организации), наличие горизонтальных связей. Образно говоря, «соуправление». В коммюнике указывается на необходимость «продвижения системы соуправления государством».

Во-вторых, очень широким мазком в коммюнике говорится о роли рынка в китайской экономике. Документ утверждает, что «необходимо четко определить отношения между правительством и рынком, рынок должен играть определяющую роль в деле размещения ресурсов». Под эту фразу в принципе попадают практически все экономические реформы, о необходимости которых говорит Китай. Это и ликвидация монополий госкомпаний, и обеспечение равного доступа к кредитным и иным ресурсам для предприятий, и повышение конкуренции, и заявительный принцип регистрации бизнеса. 

Но с другой стороны, из документов не исчезло упоминание о том, что общественная (государственная) собственность является узловой для китайской экономики. Роль госкорпораций как станового хребта экономики должна остаться неизменной. При этом, впрочем, указывается, что действуют в экономике они на равных с негосударственными предприятиями. Отсюда вытекает необходимость обеспечить справедливую конкуренцию. Этот тезис также можно трактовать как планы повысить прозрачность китайской экономики. 

В коммюнике сказано, что нужно наделить большими правами собственности крестьян. Китайские ученые подтверждают, что речь идет о больших правах для местных деревенских по использованию земельных наделов, в том числе по выведению их на рынок. С учетом тезиса о большей роли рынка, который обеспечивает справедливость и эффективность использования ресурсов, есть понимание, что в земельном вопросе крестьян ждет неплохое (хотя и непростое) будущее.

Помимо этого, в Китае создается «руководящая группа по разработке общей стратегии реформ», которая будет на практике реализовывать оставшийся незыблемым принцип «ощупывать камни, переходя реку», то есть проводить преобразования осторожно. Подтверждается необходимость продолжения борьбы с коррупцией и злоупотреблениями.

Заметна в решениях пленума тема обороны и безопасности. Вряд ли Китай серьезно собрался воевать, но теме военного строительства (проще говоря, повышению готовности к войне и обороне) в документе уделено повышенное внимание. Говорится, в частности: «Военное строительство ждут серьезные перемены, в военной системе может произойти корректировка, а военно-промышленному комплексу необходимо уделять внимание». 

Одновременно в стране создается Совет государственной безопасности. Каковы будут функции этого органа, пока неясно, но не похоже, что он станет аналогом советского Комитета государственной безопасности (хотя в принципе корректно перевести его название с китайского на русский и так). Скорее СГБ создается на основе руководящей группы ЦК КПК по внешней политике и безопасности с приданием ему функций по образцу американского Совета национальной безопасности. Идея создания такого органа не нова – предпосылки для большей скоординированности действий китайских ведомств есть: это и непростая ситуация вокруг спорных островов с Японией, и активизация роли США в АТР, внутренние террористические угрозы.

В нематериальном плане пленум подтверждает задачу превращения Китая в «мощное социалистическое культурное государство, (необходимо) укреплять «мягкую силу» национальной культуры… поднимать уровень открытости культуры».

Впервые в документе обозначены сроки завершения реформ – 2020 год. Согласно требованиям пленума, именно к этому сроку «в важнейших сферах и по ключевым направлениям должны быть достигнуты решающие результаты, сформирована целостная и эффективная система». Хотя, конечно, это не означает, что к 2020 году не возникнет необходимости в новых реформах. Этот вопрос придется решать все тем же людям – при нормативе в два срока на должности председатель КНР Си Цзиньпин и премьер Госсовета КНР Ли Кэцян покинут свои посты в 2022 году.

Итак, к 2020 году, если все пойдет по плану, Китай должен превратиться в государство, в котором госкомпании, играя ключевую роль в экономике, на равных конкурируют с прочими экономическими субъектами. В государстве создан мощный ВПК и мощная армия, способная отстоять интересы страны в любой точке мира. Вопросы безопасности страны находятся в центре внимания руководства страны. Крестьяне свободно распоряжаются правами на землю, перемещаются из деревень в города, пользуются социальными гарантиями. Свободно и просто регистрируется частный бизнес, легко выдаются кредиты. Юань свободно конвертируется по всем миру, китайские предприниматели скупают активы за рубежом. Все очень культурны и открыты.

Как говорил в свое время по другому поводу Никита Хрущев: «Наши цели ясны, задачи определены. За работу, товарищи! За новые победы коммунизма!» Применяя эту фразу к Китаю – к осуществлению «китайской мечты».

Получится ли? Чтобы сбылась «китайская мечта», необходим общественный консенсус и согласие. А тут, по ощущениям, ситуация далека от идеальной. Есть много, в том числе и открыто артикулируемого, недовольства и экономикой, и властями, и, самое главное, отсутствием справедливости и оторванности элиты от простых людей.

Предыдущий материал

Какую перестройку объявят в Китае после пленума Компартии

Следующий материал

С каким чувством в Китае ждут Путина