Быстрый Слон Бизнес Будущего App Heroes Календарь Slon Magazine Colta.ru 16+

Что на самом деле происходило в Киеве. Репортаж

Что на самом деле происходило в Киеве. Репортаж Фото: Gleb Garanich / Reuters

Киев не привык к немирным протестам. На митинги с момента первого Майдана ходили очень редко, но чаще как на праздник. Там встречали «своих» и радовались, что они все еще есть. Вчера, 1 декабря, тем, кто был у администрации президента, было страшно. Наверное, не всем, но точно многим. Ровно девять лет назад, во время «оранжевой революции», мы с подругами стояли там в первом ряду, меньше чем в метре от колонны «Беркута». Девушки часами просто смотрели сквозь стекла касок. Бойцы сквозь них улыбались. Вчера мы бежали оттуда вместе с толпой, опасаясь, что она же нас затопчет. «Беркут» бежал следом. Тех, кого могли достать бойцы в масках, – били. Жестоко. Такого Киев времен независимости не видел 22 года, а за последние дни история повторилась дважды. И такой истории тут многие не хотят.

В прошлый раз на Майдан официально шли за евроинтеграцию, которой вдруг не стало. Это официально, хотя всем было понятно: откажись от этого курса другой президент, не Янукович, город бы на площадь, возможно, не пошел. Другой мог бы объяснить, почему пока не стоит, чем это грозит. Но Януковичу не простили. Его мотивы примерно понятны. Не буквально, но мало кто верит, что он переживает о простом украинце, который после ассоциации не выдержит груза реформ.

Вчера на Майдан вышли не «за», а «против». Против такой власти, коррупции, незаконных тендеров, быстро богатеющего старшего сына президента. Повод – разгон «Беркутом» мирной демонстрации студентов в ночь на 30 ноября. Такое в независимой Украине случилось впервые. Об этом написали многие и в стране и за рубежом, рассказала оппозиция и власть, но как это было, лучше посмотреть.

Фото: Gleb Garanich / Reuters  

После этого не выйти было нельзя. Просто невозможно. В Киеве к такому не привыкли. Где-то там в России за уличные протесты сажают в СИЗО, за хлопанье в ладоши в Белоруссии «пакуют» в машины и везут не весть куда, а в Киеве – территория свободы. Пусть свободы формата: «говори что угодно – тебя никто не послушает», но говорить можно. И мирно стоять тоже. За это право на улицы вышли те, кто не пришел в прошлый раз, когда говорили о евроинтеграции. Сколько было людей, мало кто скажет точно. Говорили, что 300–700 тысяч. Визуально это был второй оранжевый Майдан в его лучшие дни. И все было так похоже: люди с флагами на балконах квартир на Крещатике, бабушки, раскладывающие домашнюю еду, чтобы бесплатно кормить молодежь, улыбки, шутки, гимн и, конечно, студенты. На этот раз они вышли с руководством вузов. Ректор киевского политеха официально заявил, что поведет своих на Майдан. То же самое сделал руководитель университета имени Гринченко.

На площади не было места. Люди стояли везде. Выступавших лидеров оппозиции почти не слышали. Было холодно. Говорил Вакарчук. Опять гимн. Потом призывы отправить в отставку кабмин и устроить досрочные выборы президента. В толпе многие рвались на Межигорье – в загородную резиденцию Януковича, где вертолетные площадки, золоченая сантехника, красное дерево, альтанки, пруды, гектары леса и где президент, если верить ему же, не живет. Хотели проверить, но не пошли. Не потому, что далеко – не было организаторов, которые бы взялись вести колонны. Как выяснилось позже, дорогу на Межигорье, ту самую лучшую в стране дорогу, которую чинят чаще других, перекрыли силовики.

Фото: Gleb Garanich / Reuters 

Стоять на Майдане – то еще удовольствие. С 2004-го многие помнят: нужно не уходить, но и на месте топтаться нельзя – замерзнешь. Вот и на этот раз не топтались. Киев – компактный город. В центре (у Майдана) рядом буквально все. Парламент находится прямо напротив здания кабмина. От него до администрации президента меньше пары кварталов. Там случилось самое неприятное. Под зданием с утра стояла колонна «Беркута», которая перекрыла подходы. Перед ней – группа людей масках и… экскаватор. Его, если верить милиции, украли из под елки-недостроя на Майдане. Той самой, ради которой, как утверждает власть, с площади убрали студентов. 

Люди в масках не были похожи на участников протеста. Они прятали лица, кричали, бросались на заслон «Беркута» и пытались прорвать его экскаватором. В силовиков летели куски брусчатки, файеры и, судя по звуку, взрывпакеты. Те стояли. Протестующие пытались всему этому помешать, но их теснили радикалы. Журналисты в Facebook просили приехать к зданию администрации лидеров оппозиции. Но вместо них приехал отравитель россиян, по версии Онищенко, владелец Roshen Петр Порошенко. Он влез на экскаватор, просил не провоцировать силовиков и не идти на поводу у провокаторов, но со спецтехники его сбросили, и он ушел. Рано.

В 2004-м было иначе. Тогда за провокаторами следили мобильные группы. Они быстро перемещались по городу и решали такие проблемы. На этот раз все пустили на самотек. Когда мы с друзьями собирались к администрации президента, нас предупреждали: идти не стоит. Это говорили и те, кто раньше общался с людьми из Партии регионов, и те, кто весь день следил за событиями там. Мы пошли. Как журналистам было не пойти? На подходах к Банковой толпа побежала от здания администрации. Резко. Вся. Началась паника. Было понятно, что «Беркут» пошел вперед.

Девять лет назад многие получили прививку от страха перед силовиками. Тогда те так и не двинулись с места. Кто-то открыто перешел на сторону протестующих. Но после недавнего разгона Майдана появился страх. Все видели, как «Беркут» ногами добивал тех, кто остался лежать на асфальте. Оказаться на их месте никто не хотел. Бежали не все. Кто-то шел в обратном направлении. Чаще – пьяные. Двое парней начали строить баррикады из бетонных урн для цветов, что-то громко выкрикивая. Оранжевый алгоритм сбился. Все вышли на мирный протест. Формально, после долгих провокаций у силовиков был повод ответить. Но бежать от них казалось странным. Строить баррикады – значит продолжать силовой сценарий. Все это думалось за секунды. Главная мысль: нужно спрятаться, чтобы не затоптали. Вторая: бежать неверно. И опять: не бежать нельзя.

Наверное, что-то похожее творится в головах оппозиционеров. Они точно не рассчитывали на такое число людей. Координировать их действия сложно. В 2004-м у Ющенко был штаб, который год работал по всей стране и на Майдане ее, страну, просто масштабировал. Кличко, Яценюк и Тягнибок подготовились хуже. Они сделали много ошибок. Важная – позволили захватить здание Киевской горадминистрации, что сразу на Крещатике. Окна побили парни вроде тех, которые были на экскаваторе. Ответственность за действия последних уже взял на себя лидер радикальной организации «Братство» Дмитрий Корчинский. Вовнутрь зашла часть мирных митингующих. В основном просто посмотреть. Кто-то остался. К вечеру забаррикадировали двери. Приготовились к штурму. Знакомая журналистка написала, что в два часа ночи Юрий Луценко уговорил оставить к утру здание.

План у оппозиции непростой: блокирование органов центральной власти, отставка кабмина, импичмент президента. Для первого нужны люди на улицах. Для второго – новое большинство в парламенте. Чтобы «уйти» Януковича, еще нужно принять соответствующий закон об импичменте.

Как и девять лет назад, те, кто пошел этой ночью спать, не знают, вернутся ли люди на улицы или выберут работу. Многие думают, к чему бы все это? Зачем власть так жестоко разогнала остатки Майдана пару дней назад, когда протест и так сходил на нет? Не могла не знать, что люди не выйдут. С чего бы это депутаты-регионалы один за другим заявляют о выходе из фракции? Перестали бояться Януковича? Не рано ли? Почему жена главы президентской администрации Сергея Левочкина официально осудила разгон Евромайдана, а ее муж так и не опроверг растиражированную новость о своей отставке? Что вообще происходит внутри команды Януковича? Кому выгоден новый Майдан? Вопросов много. Ответов пока нет. Только догадки, предположения знакомых политиков и слухи. Любимая конспирология: старое окружение президента (Левочкин и Дмитрий Фирташ) воюют с новым – Семьей (вице-премьером Сергеем Арбузовым, министром доходов и сборов Александром Клименко, старшим сыном Януковича и т.д.). Еще одна мантра, которую повторяют многие регионалы: налаживать отношения с Путиным Януковичу помогает бывший глава АП Кучмы – Виктор Медведчук.

Фото: Gleb Garanich / Reuters  

Факт: почти все центральные каналы явно не на стороне власти. Все они в руках олигархов, которые с Януковичем открыто воевать раньше боялись. Главный – «Интер» – принадлежит самому Левочкину и его бизнес-партнеру Фирташу.

Кому бы ни были выгодны протесты, 2 декабря, как и девять лет назад, все решат те, кто выйдет или не выйдет на улицы. Те, кто опять пойдет против. Достойных кандидатур, чтобы выйти за, так и не появилось. Но и сидеть дома не получается. Киев – территория свободы не просто так. За эту свободу боролись. Есть смысл продолжить.

Предыдущий материал

Как «тупой» Янукович смог развести стольких умников

Следующий материал

Киевская ночь: о роли Темной стороны в судьбах Украины

comments powered by HyperComments