Новости Календарь

Что будет после «Боинга»

Что будет после «Боинга» На месте падения пассажирского самолета «Малайзийских авиалиний» Boeing 777, следовавшего по маршруту Амстердам – Куала-Лумпур, в 60 км от российской границы. Фото: Maxim Zmeyev / Reuters

Страшно подумать, но всего несколько месяцев назад «коктейли Молотова» и бои арматурой в центре Киева казались пределом кровавого идиотизма, который невозможно себе представить в Европе XXI века. А кого сейчас удивишь этой арматурой? Теперь такую мелочь, как побитые демонстранты, с которой когда-то начался Майдан, никто и в ленту новостей выносить не станет. Теперь небесные сотни комплектуются каждые несколько дней, с обеих сторон. И после очередного зверства кажется, что все, дальше уже совершенно некуда. Но оно все катится и катится, и вот докатилось до малайзийского «Боинга», сбитого над Донецком. И теперь недалеко от украинского поселка Грабово лежат 298 погибших, большинство из которых еще вчера не то что Донецк, а и Украину-то вряд ли смогли бы найти на карте.

Уроки Кимов

Это удивительно, с каким самоубийственным упорством самые разные авторитарные режимы не желают учиться на ошибках друг друга. Вся история человечества учит любого диктатора всего одному правилу: ты можешь делать, все что тебе заблагорассудится, но только внутри страны. Ни в коем случае не лезь вовне, и тогда тебя оставят в покое. Отвернутся, прикроют глаза, выразят озабоченность и махнут рукой. Но нет же, удержаться невозможно. Через дцать лет царствования королевство обязательно становится маловато, и руки сами тянутся к карандашам и карте мира. А дальше все начинает идти не по плану и быстро заканчивается свержением, повешением, самоубийством или еще какой-нибудь необратимой неприятностью. 

Муссолини вполне мог бы остаться тихим южноевропейским автократом и спокойно доцарствовать до собственной естественной смерти где-нибудь в начале 1970-х в статусе не очень любимого, но нужного союзника НАТО по холодной войне. И никто бы не стал придираться к его фашистским заигрываниям, как не стали придираться к Франко или Салазару. Но нет, не сиделось. На тринадцатом году правления жизнь вдруг стала ему не мила без Эфиопии. Дальше за нее зацепилась Испания, Албания, Греция, а всего через пару лет все закончилось экстренным заседанием Большого фашистского совета в июле 1943-го, тюрьмой и висением вверх ногами на миланской бензоколонке. 

И Муссолини совсем не один такой, кого сгубил неожиданный приступ внешнеполитической активности. Чего бы аргентинской хунте было не остаться у власти до 90-х годов, а потом уйти на своих условиях, как это сделал Пиночет? Но нет, las Malvinas son nuestras, Фолкленд наш, и все закончилось за несколько месяцев да еще и с тюремными сроками. Или Саддаму Хусейну вдруг стало настолько не хватать всей иракской нефти, что потребовалась еще и кувейтская, и он решил разбить себе голову о бетонную стену. А ведь легко мог бы дожить до «арабской весны» и мирно дождаться естественной смерти в изгнании.

Никто бы не стал мешать Иди Амину в буквальном смысле есть своих политических противников еще хоть сорок лет кряду, но ему втемяшилось присоединить к своей Уганде кусок Танзании. Пол Пот мог бы сгноить не то что двадцать процентов, а все восемьдесят процентов послушных кхмеров, если бы не дал волю своим мечтам о завоевании дельты Меконга. А греческие черные полковники, если бы не кипрская авантюра, могли бы править еще несколько лет и встретить старость дома, а не в тюрьме. 

Почему-то никто не хочет поучиться у самой успешной диктаторской династии в мире – у северокорейских Кимов, а ведь есть чему. Они несметное количество раз рвали перед камерами договоры о перемирии, показательно взрывали ракеты, делали человечеству распоследнее корейское предупреждение, обещали превратить Сеул в море огня уже завтра, а весь остальной мир – в него же максимум через неделю. И ничего, спокойно передают власть от отца к сыну, от сына к внуку, никто их не трогает, потому что, несмотря на весь деспотизм, у Кимов хватает ума ни на полшага не реализовывать ничего из своих пышных военных угроз. Кимы понимают, что в случае внешней агрессии никто за них заступаться не будет, что провести все аккуратно по плану не получится, что одна случайность будет цепляться за другую и закончится все неизбежно катастрофой, просто потому, что никаких других вариантов для таких случаев в истории человечества не предусмотрено. Это понимают даже Кимы, а в Кремле почему-то нет. 

Непредвиденные обстоятельства

Если бы в феврале, незадолго до начала российского вторжения на Украину, кто-нибудь подошел к высоким кремлевским начальникам и сказал: ребята, вы разработали отличный план, но забыли в нем учесть, что в июле над Донецком собьют малайзийский «Боинг», то вряд ли бы кто-то воспринял это всерьез. Ну что за глупости – вот же подробнейшие планы, все четко прописано, любые отклонения предусмотрены, конечно, возможна какая-то поправка на непредвиденные обстоятельства, но в конце концов, не малайзийский же «Боинг», сбитый над Донецком. 

Да что в феврале, еще вчера утром ничего подобного не могло прийти никому в голову. А сейчас обломки не долетевшего до Куалу-Лумпура «Боинга» лежат у поселка Грабово, угрожая России самыми тяжелыми последствиями. Можно, конечно, вместе с российскими госканалами и группой городских сумасшедших попытаться убедить себя, что все случившееся – хитрая операция украинской армии, задуманная, чтобы дискредитировать ополченцев. Но все-таки стоит трезво оценивать возможности украинских военных. Только что они неделями штурмовали блокпосты из покрышек, а тут вдруг прорезался такой организационный гений. 

Гораздо убедительнее выглядит версия о случайной ошибке ополченцев. В конце июня они захватили полк ПВО, разжились где-то ЗРК «Бук», за последние несколько дней сбили несколько украинских самолетов. Никакой четкой организации у них нет, решения принимает непонятно кто, что-то услышали, что-то увидели, решили бабахнуть. Оказалось – малайзийский «Боинг». 

А то, что «Боинги» не должны летать в районах боевых действий – это несерьезно. Откройте flightradar и убедитесь сами, как они прямо сейчас прекрасно летают и над Афганистаном, и над пакистанской зоной племен, и над погрязшей в гражданской войне Сирией, и над Ираком с его исламским халифатом Ирака и Леванта, и над Израилем, чье небо сейчас изрезано хамасовскими «Кассамами». И нигде никого не сбивают, потому что высота более 10 км считается безопасной, а от незаконных бандформирований изо всех сил берегут оружие такой мощности. 

Откуда у донбасских ополченцев появились «Буки», сказать сложно. Очень может быть, что Россия им их не поставляла, а они сами смогли захватить несколько уже на месте из-за полной бездарности и безответственности украинских военных. Мало ли по Украине разбросано всякого советского и более позднего оружия. Но это уже не имеет особого значения, потому что сами-то повстанцы там появились при прямой поддержке России. А значит, теперь Россия оказывается спонсором террористической организации, устроившей один из крупнейших терактов в истории авиации. 

Мало того, в результате этого теракта погибли не какие-то эфиопы или пуштуны, а самые что ни на есть европейцы и американцы: 154 голландца, 27 австралийцев, 26 граждан США, а также британцы, бельгийцы, немцы, канадцы, малайзийцы, индонезийцы и так далее. А значит, конфликт на Украине для западного человека перестает быть далекой непонятной войной, где неизвестно кто воюет неизвестно с кем в одной из этих многочисленных и вечно проблемных former USSR republics. Теперь это война, на которой одна из сторон убила десятки европейцев и американцев, и западные правительства будут вынуждены принять решительные меры. 

Здравствуй, ось зла

Что бывает с государствами, которые оказываются причастны к сбиванию «Боингов», хорошо известно из истории. Когда СССР сбил южнокорейский «Боинг» в 1983 году, это привело к последнему всплеску холодной войны, американским «Першингам» в Западной Германии, запрету для «Аэрофлота» летать в США, а Советский Союз в глазах всего мира, в том числе собственных граждан, окончательно превратился в империю зла. 

Но то был Советский Союз – сверхдержава с закрытой нерыночной экономикой, возглавляющая один из двух лагерей в биполярном мире. Нынешнему малайзийскому «Боингу» куда ближе не корейский, а американский «Боинг», взорванный ливийскими террористами над Локерби в 1988 году. К тому времени режим полковника Каддафи и так был под жесткими санкциями США за причастность к менее масштабным терактам – американцы ввели эмбарго на торговлю, коммерческие контакты и запретили поездки в Ливию еще в 1986 году. 

Но когда в конце 1991 года расследование показало, что Каддафи причастен и к Локерби, то санкции ввела уже ООН. Тогда Ливию, по сути, отрезали от внешнего мира – прекратили с ней авиасообщение, запретили продажу ливийцам авиационной техники, оружия, оборудования для нефтедобычи и заморозили все ливийские активы за рубежом. 

Каддафи продержался до 1999 года. К тому времени подушевой ВВП Ливии по сравнению с 1991 годом сократился более чем на четверть. Тогда Каддафи согласился выдать британскому правосудию подозреваемых в теракте, и ООН приостановила действие санкций. А уж совсем жизнь наладилась в 2003 году, когда, посмотрев, как американцы за пару недель свергли Саддама Хусейна, Каддафи все осознал, раскаялся, признал свою причастность к Локерби и согласился выплатить родственникам погибших почти три миллиарда долларов компенсации. После этого с Ливии сняли даже американские санкции, но неприятный осадок все равно остался, поэтому во время «арабской весны» Запад сделал все возможное, чтобы уже никогда больше им не пришлось иметь дело с переменчивым ливийским полковником. 

А дальше уже в России началась инсценировка классического сюжета из мифологий всех народов мира, когда человек, узнав о неприятном пророчестве, начинает делать все, чтобы предотвратить предсказанный исход, но на самом деле только приближает печальную развязку. Говорят, что именно видео с растерзанным трупом Каддафи в грязи под Сиртом стало для Путина последним аргументом в его решении пойти на третий срок. Потом он воспринял события в Киеве как репетицию собственного свержения и решил действовать на опережение. Потом был Крым, потом Донбасс. И вот дошло до «Боинга», сбитого незаконным вооруженным формированием, которое действует при явной поддержке Кремля. Теперь получается, что донбасские ополченцы – это уже никакие не ополченцы, а международные террористы, а Кремль – их спонсор. 

Конечно, Россия – не Ливия. Просто так побомбить ее не получится, а право вето в Совбезе ООН исключает возможность тотальных международных санкций. Но с другой стороны, тут и нет никакой особой необходимости, чтобы к эмбарго против России обязательно присоединились все-все-все вплоть до Венесуэлы и Бирмы. Тут даже нейтралитет Китая не спасет. На западные страны, чьи граждане погибли в сбитом над Донецком «Боинге», приходится около половины всего внешнеторгового оборота России. А наиболее пострадавшие Нидерланды – вообще крупнейший экспортный партнер. Так что война на востоке Украины очень скоро закончится. И для России она, скорее всего, закончится гораздо более тяжелыми санкциями, чем можно было надеяться поначалу.  

Предыдущий материал

Война Коломойского. Открыт второй фронт: против недружественных олигархов

Следующий материал

Донбасс за неделю. Сбитый «Боинг» и расстрелянный Луганск