Новости Календарь

Станет ли Прибалтика родиной нового русского телевидения

Станет ли Прибалтика родиной нового русского телевидения Фото: Reuters

Информационная война, связанная с украинским кризисом, неожиданно подняла вопрос роли русского языка не только на Украине, но и во многих других странах Европы. Выяснилось, что его носители существуют в ином информационном поле, нежели остальные европейцы.

Это прозрение особенно заметно в странах Балтии: уже в марте местные политики, глядя на крымский прецедент, обеспокоились простым вопросом: а случись нечто подобное у нас, в кого будут стрелять местные русские? Все понимали, что у русских есть свой набор обид и претензий, но ранее они действовали исключительно конституционным путем. Если не считать беспорядков в Таллине по случаю переноса «Бронзового солдата», все, в общем-то, проходило тихо и мирно.

Долгие годы в Прибалтике мало кто верил, что Россия может вмешаться, защищая своих соотечественников. Первый звонок был в 2008 году в Южной Осетии и Абхазии. Полтора месяца назад началась акция в Крыму. Сейчас уже бурлит Восточная Украина. Что будет дальше? Стало понятно, что детонатор российских действий – это открытые выступления местного русскоязычного населения. А его настроения, в свою очередь, подогреваются пропагандой провластных российских СМИ, особенно государственными телеканалами, которые ретранслируются в странах Балтии.

Дорогой глушилок

Задолго до украинских событий российское телевидение представляло своим зрителям в Прибалтике совсем иную мировоззренческую картину мира, чем местные источники. Различий масса – например, отношение к оккупации или к событиям января 1991 года. В официальной историографии Прибалтики эти события уже сакрализированы, и никакие сомнения тут недопустимы.

Осенью 2013 года именно такого рода телесюжет на НТВ вызвал крайне негативную реакцию в Литве. Комиссия по радио и ТВ Литвы возмутилась показом на канале NTV Mir Lithuania документального фильма «Приговоренные. Капкан для группы «Альфа»», в котором давалась альтернативная версия событий 13 января 1991 года в Вильнюсе. В итоге 31 марта решением Вильнюсского окружного административного суда ретрансляция телеканала «НТВ Мир» была на три месяца остановлена. Литовский суд счел, что в данной программе умалялся факт советской агрессии и содержались оскорбления памяти борцов за свободу страны.

Спустя четыре дня уже в Латвии Национальный совет по электронным СМИ принял решение на три месяца ограничить ретрансляцию на территории Латвии телеканала «Россия». Свою оценку информационным программам телеканала «Россия» дала также полиция безопасности Латвии, заявившая, что события на Украине отражаются в передачах «России» крайне тенденциозно, с оправданием военной агрессии против суверенного государства, которую осудили большинство демократических стран мира.

Однако отключение иностранных каналов в наше время занятие бесперспективное: можно поставить спутниковую тарелку или смотреть любимого Дмитрия Киселева через интернет – его-то провайдеры не отключали. Тем более что сам факт отключения каналов хоть и соответствует букве законов о массовой информации, но выглядит уж очень по-советски, напоминая пресловутые глушилки. Общественность стала задаваться вопросом: неужели сами люди не могут понять, где правда, а где ложь?

Тогда в Прибалтике неожиданно всплыла идея, которой уже более 20 лет не давали ходу, – создать в регионе полноценный русскоязычный телеканал, который бы давал правильную, взвешенную информацию.

Балтийский ТВ-путь

Первой с этой идеей выступила Латвия: 4 апреля председатель правления Латвийского национального телевидения Ивар Белте предложил создать на базе его структуры общий для стран Балтии телеканал на русском языке. Показывать будут украинские и русские сериалы «без пропаганды насилия и войны» и информационные программы, сделанные по европейским стандартам.

Коллеги на госканалах в Эстонии и Литве вскоре были проинформированы. Идею поддержал МИД Латвии, а потом и все латвийское правительство заявило, что готово выделить средства на создание общего для стран Балтии русскоязычного телеканала. В последующие дни пришло несколько невнятных сообщений из Эстонии и Литвы. Политики стали рассуждать, только ли на русском должен вещать такой канал, а скептики – интересоваться, зачем он нужен, если есть многоязычный новостной «Евроньюз».

И тут 12 апреля из Финляндии группа влиятельных журналистов, в том числе бывший главный редактор главной газеты страны Helsingin Sanomat Микаэль Пентикяйнен, обратилась к председателю Европейской комиссии Баррозу с предложением создать наконец европейский телеканал на русском языке. По мнению подписантов, он нужен как альтернатива российским средствам массовой информации, так как распространяемая ими пропаганда угрожает стабильности в странах ЕС, где есть русскоязычные меньшинства.

Идею такого канала поддержал даже знаменитый американский сенатор-республиканец Джон Маккейн, посетивший в середине апреля страны Балтии. Он дал интервью русскоязычному «Первому Балтийскому каналу» и заявил, что такой канал на русском языке был бы лучшим ответом информационному влиянию Кремля. 

Секрет его содержимого

Таким образом, всего за несколько дней идея локального информационно-развлекательного телеканала на русском языке трансформировалась в нечто более крупное, общеевропейское. Но тут же возникли сомнения в целесообразности такого гигантизма. Ведь русские в каждой стране свои: например, в Финляндии многие «русские» на самом деле – это репатрианты-ингерманландцы, да и настоящие русские – в основном те, кто сознательно хотел покинуть СССР и Россию. Такие люди есть в Германии, Британии, Испании... А вот в Латвии основная масса – это русскоязычные, которые в массе своей родились на этой земле до распада СССР, а их дети могут быть латвийцами уже в третьем поколении. И это не считая русского автохтонного населения. Естественно, что вкусы и политические взгляды у этих людей заметно разнятся.

Но, с другой стороны, высказывались и весьма резонные соображения в пользу мощного европейского участия, в том числе финансового – так как информационно-развлекательный канал высокого качества потребует очень больших вложений, а бедный канал легко проиграет российским ТВ-монстрам. Экономные эстонцы, поразмыслив, пришли к выводу, что возможно дешевле просто присоединить оплаченные государством передачи с привлеченными российскими ТВ-звездами к какому-нибудь уже существующему развлекательному каналу, например Viasat 3+.

Однако вопрос здесь не только в финансировании и закупках качественных шоу и кинофильмов. Новости с европейским взглядом и сейчас можно увидеть на телеканале «Евроньюз». Все дело в острых публицистических передачах, которые бы привлекали телезрителя, были ему интересны.

Европейский телеканал, который можно было бы назвать «Голос Европы», должен, по замыслу авторов, быть площадкой для дискуссий как для местных журналистов, так (и это особо подчеркивается) и для тех российских журналистов, кому не хватает возможностей для выражения своего мнения. Но вот тут возникают вопросы, которые нельзя отложить на потом, так как неправильные ответы просто убьют эту идею, превратив ее в бессмыслицу.

И всю правду расскажи

В странах Балтии представители титульных наций очень болезненно воспринимают критику в свой адрес даже со стороны европейских структур и европейских журналистов, не говоря уже об этнических русских. Но кто может гарантировать, что такой критики не будет на новом русском общеевропейском канале? Например, можно ли гарантировать, что в эфире такого ТВ не появится передача о неудачном стиле ведения международных дел президентом Литвы Далей Грибаускайте, которая опустилась до примитивной политической мести России? То, что такая программа соберет русскоязычную аудиторию, – это факт. Но самим балтийским правительствам финансировать критику в свой же адрес – кому это нужно?

Еще один вопрос: зачем тратить средства на какой-то новый канал, если уже существуют телеканалы, которые востребованы либеральной русскоязычной аудиторией, исповедующей западные ценности? Зачем еще раз убеждать этих людей в том, в чем они и так убеждены?

Задача «Голоса Европы» по идее как раз в том, чтобы сделать привлекательными эти самые европейские ценности для тех людей, которые склонны придерживаться традиционных консервативных российских взглядов. Вот эти люди и должны быть целевой группой нового канала – но разве они будут смотреть либеральную европродукцию? Или просто будут ее игнорировать? Да и выбор названия – «Голос Европы» – уже демонстрирует непонимание грядущей реакции целевой аудитории. И дело не в созвучиях, а в аналогии с «Голосом Америки», который у целевой аудитории вызывает брезгливость и отторжение.

После того как стало известно о возможном создании нового русскоязычного телеканала, в Латвии появились интересные комментарии. Там предлагалось не изолироваться от российской пропаганды, равно как и от украинской или американской, а препарировать ее, ведя анализ программ, чтобы понять, где правда, а где неправда, и главное – зачем применяется неправда в конкретном случае.

Чтобы быть успешным, чтобы новый русскоязычный телеканал хотели смотреть и в Балтии, и в Европе, и в России с Украиной – он должен всенепременно давать точки зрения всех заинтересованных сторон. Иногда иронизируют над европейскими идеями квот для женщин в советах директоров или американской положительной дискриминацией в отношении чернокожего населения, но на начальном этапе формирования демократических традиций, очевидно, без этого не обойтись. А иначе эту идею можно расценивать лишь как PR-акцию в преддверии евровыборов.

Предыдущий материал

Человек в объективе

Следующий материал

«Журнал «Крокодил» никогда не был смешным»