Новости Календарь

Как Лукашенко готовится завалить Россию китайскими машинами

Как Лукашенко готовится завалить Россию китайскими машинами Александр Лукашенко. Фото: Дмитрий Лебедев / Коммерсантъ

На днях Лукашенко поделился с белорусами тем, что еще одна его мечта близка к исполнению. Само собой, мечта державная, а не личная: Белоруссия должна вот-вот наладить массовое производство легковых автомобилей. А поможет ей в этом Китай – одна из немногих стран в мире, кто еще не в курсе, как Лукашенко поступил с предыдущими желающими поднять белорусский автопром. За 20 лет правления успел кинуть всех: от Ford до Ирана. 

Мир от Мурманска до Алма-Аты

На этот раз производить в Белоруссии легковые автомобили попытается китайская компания Geely. По словам Лукашенко, в прошлом году уже было продано около двух с половиной тысяч совместных машин. Но это только промежуточный успех. Лукашенко собирается продавать белорусско-китайские автомобили не только внутри республики, но и «по всему миру». Правда, в случае Белоруссии «весь мир» означает только партнеров по Таможенному союзу – Россию и Казахстан.  

В Борисове белорусы уже организовали сборочное производство мощностью 10 тысяч автомобилей в год. И говорят, что это только «первый этап». План на будущее: завод, способный производить 120 тысяч автомобилей в год. 90% от этого количества машин собираются продавать за рубежом, то есть в России. Проект оценивают в $650 млн. Для Белоруссии это станет едва ли не самым крупным инвестиционным проектом за последние годы. 

16 января Лукашенко даже подписал указ о строительстве завода компании Geely на территории Белоруссии. Он будет возведен в Борисовском районе Минской области. Под его строительство китайцы получат в аренду белорусскую землю площадью 120 га, причем сразу на 99 лет. Срок строительства завода – до 1 июля 2019 года. 

Но и это еще не все. В Белоруссии могут начать собирать грузовики китайской марки Lifan. Посол России в Белоруссии Александр Суриков уже беспокоится: мол, если будет построен большой завод, автомобили которого будут продаваться в Таможенном союзе, это уже станет «предметом серьезных обсуждений на государственном уровне». 

Планы у Лукашенко грандиозные, и связаны они не только с китайцами. В июне прошлого года концерн General Motors и белорусская компания «Юнисон» подписали рамочное соглашение о сборке моделей автомобилей на территории республики. Предполагается, что первой машиной, которая сойдет с конвейера нового совместного предприятия, станет Opel Corsa. Производство планирует стартовать уже в этом году. 

Чехи, персы и Ford

Мировой экспансии белорусского автопрома может помешать одно обстоятельство – не совсем впечатляющая инвесторов история белорусского автопрома. Лукашенко ведь давно пытается наладить производство в республике легковых автомобилей, вот только не получается у него ровным счетом ничего. Причина – собственная жадность. 

Вот характерная история. В прошлом году от сотрудничества с той самой компанией «Юнисон» отказался иранский автопроизводитель Iran Khodro. В Белоруссии он производил автомобили под маркой Samand. Никто, кроме пары десятков чиновников, их покупать так и не стал. Возможно, потому, что машина получилась очень некачественной. 

Но дело не только в отсутствующем спросе. Посол Ирана в Белоруссии Мохаммад Реза Сабури рассказывал, что иранскому соучредителю принадлежал 49-процентный пакет акций СП с белорусами, но у зарубежного инвестора «возникли юридические и правовые проблемы». 

Производство иранских автомобилей тут открыли в 2007 году, в поселке Апчак под Минском. Samand представлял собой слегка модернизированный французский седан Peugeot 405 с немного измененным дизайном. План был тоже серьезный: 30 тысяч машин в год.  Проблемы у инвестора начались тогда, когда тот попытался докупить акции для того, чтобы стать владельцем контрольного пакета. Думаю, объяснять, почему иностранцам хочется владеть контрольным пакетом акций предприятия, работающего за рубежом, не нужно. Белорусы отказались, а потом стали преследовать «партнеров» всей силой закона. Иранцы ушли, а продолжать производство самостоятельно белорусы не смогли. 

Были в истории белорусского автопрома и другие похожие случаи. Похожие до полной идентичности. Например, сентябрь 1996 года. Чешский концерн Skoda вместе с белорусами собирался построить завод «Бел-Фер» в Дзержинске, где должны были собираться маленькие хэтчбэки. Планы, как всегда, были серьезными: 5 тысяч автомобилей в год к 1999-му. А уже в июле 1997 года белорусские власти отказались от сотрудничества с чехами, хотя никаких причин разрыва этих отношений так и не указали. 

Всего через год, в июле 1997-го, была попытка договориться с концерном Ford. В СП «Форд-Юнион» белорусы предоставили американской стороне 51% акций. Также предприятие получило широченный набор налоговых льгот. Воодушевленные американцы обещали выпускать до 50–60 тысяч машин в год, причем не только с помощью отверточного производства: в Белоруссии среди прочего собирались варить и красить кузова. Хотели даже наладить производство комплектующих.  

Когда американцы начали налаживать производство, льготы у них уже отобрали – в сентябре того же года. Американцы развернулись и ушли. Ford, кстати, попробовал запустить производство в том самом Апчаке, который сегодня рекомендуют использовать в качестве сборочной площадки GM. 

То же самое ЗАО «Юнисон» в том же самом Апчаке пыталось наладить производство польских грузовиков Lublin 3. Дело было в 2004 году. Тогда руководитель белорусского предприятия Алексей Ваганов говорил даже, что восстановление производства здесь – личное поручение главы государства. К 2007 году белорусско-польское СП планировало выйти на уровень производства до 10 тысяч машин в год. И снова не срослось: из-за того что предприятие как следует обложили налогами и лишили всех обещанных на старте производства льгот, машины получились в три раза дороже российских «газелей». Сколько было выпущено тех машин и куда они делись, неизвестно до сих пор. На дорогах их никто не видел, а государственные СМИ перестали писать об этом проекте еще во второй половине 2004 года. 

В мае 2007 года случилась еще одна попытка: власти гордо рассказывали, что под Минском будут собирать машины китайской Hafei Motot. СМИ перестали рассказывать об этом амбициозном проекте уже через пару недель. 

В 2011 году все на том же заводе в Апчаке собрали в порядке эксперимента три кроссовера Chery Riich X1. Его сочли неудачным, машины распродали за полцены, а от идеи производить в Белоруссии автомобили отказались. Получившиеся машины оказались очень дорогими, а их продажа по разумным ценам – нерентабельной. Слишком высока в стране и налоговая нагрузка, и социальные обязательства перед работниками. Не по-китайски все. 

И вот в 2013 году за дело взялась китайская Geely. Учитывая опыт предыдущих инвесторов, поверить в успех этой попытки довольно трудно. Разве что продолжающийся уже несколько лет в Белоруссии экономический кризис сделает Лукашенко более покладистым и заставит отказаться от старых привычек.

Предыдущий материал

Как Белоруссия видит Евромайдан

Следующий материал

Почему Лукашенко упорно молчит про Крым