Как освоить
200 млрд рублей РЖД:
история поколений

Наталия Телегина Иван Голунов Лола Тагаева

Почти треть подрядов госмонополии приходится на группу людей, вероятно связанных с Андреем Крапивиным, загадочным советником Якунина. И пока старшее поколение зарабатывает деньги на близости к РЖД, младшее тратит их на модные стартапы вроде planeta.ru или tripster.ru

Сходненский тупик, дом 4 – типовая пятиэтажка за железной дорогой неподалеку от метро «Тушинская». Место с историей: в конце 1990-х годов собственником здания стал предприниматель Анатолий Шер, а на заре нулевых его с помощью поддельных документов отобрал бывший арендатор Максим Грицай. Шер судился много лет, а в декабре 2011 года погиб при невыясненных обстоятельствах. «Я дальше судиться не стал, я его боюсь», – рассказывал мне несколько лет назад Павел Савин, сын Шера.

Бояться Грицая стоило. С его позволения дом в Сходненском стал штаб-квартирой неонацистской организации «НСО-Север», обвиняемой в 27 убийствах на национальной почве. Сейчас большинство ее участников в тюрьме, а здание сдается под офисы. Кроме реальных фирм здесь «прописано» несколько сотен однодневок – не ведущих фактической деятельности компаний, которые используются для ухода от налогов и мошеннических схем.

Я поднимаюсь на пятый этаж, в комнату 532. Если верить документам, именно здесь расположился офис компании «Сетьстройэнерго» – одного из крупнейших подрядчиков ОАО «Российские железные дороги», получившего по тендерам 15 млрд рублей. Табличка с названием висит на двери, но по ту сторону – тишина. «Зря стучитесь, их здесь вообще не бывает», – бросает проходящий мимо сотрудник фирмы из соседней комнаты. Ранее корреспонденты Reuters не смогли найти еще двух крупных поставщиков госмонополии – «МПЦентр ЖАТ» и «Транссервисавтоматику».

Это не уникально: компании, получающие от РЖД многомиллиардные суммы, часто неуловимы. У них нет ни сайтов, ни телефонов, их невозможно найти по адресу из государственного реестра юридических лиц (ЕГРЮЛ). И, как показывает расследование Slon, за многими фирмами стоят одни и те же люди.

Как мы считали

Неэффективность РЖД давно стала общим местом. Например, за сутки грузовой состав – со всеми простоями – преодолевает лишь 222 км (данные отчетности компании за 2013 год). Значит, средняя скорость движения груза – примерно 9 км/ч: нечто среднее между пешеходом и велосипедистом.

В экономической неэффективности виноваты огромные издержки. В 2013 году себестоимость услуг РЖД «съела» почти 96% выручки (по РСБУ она составила 1,38 трлн рублей). Около половины расходов, 660 млрд рублей, –  платежи различным поставщикам. И здесь  по мнению большинства людей, с которыми мы говорили, есть огромный резерв для экономии. «До 30%», – говорит один из собеседников, имеющий доступ к внутренним документам компании. Однако РЖД не спешит этим резервом пользоваться.

Чтобы понять, кто эти поставщики, ежегодно получающие колоссальные суммы, редакция Slon проанализировала все тендеры, размещенные на официальном сайте железнодорожной монополии, за 2012 и 2013 годы. Мы выбирали только состоявшиеся конкурсы на сумму свыше 5 млн рублей. Получилось 4896 тендеров, которые обошлись РЖД почти в 450 млрд рублей (здесь и далее: включая НДС).

Лидером оказалась компания «ПКП Мобойл», крупный оптовый поставщик нефтепродуктов. Она продала топлива на 42,5 млрд рублей. Примечательно, что компания стала заметным игроком относительно недавно: в 2010 году выручка не превышала 2 млрд рублей. Потом у нее сменился собственник, контроль перешел к бизнесмену Валерию Маркелову. О его прошлом известно немного: в начале нулевых он исполнял обязанности замдиректора по сбыту ООО «ЭМЗсбыт» – компании, близкой Ярославскому электромеханическому заводу. Именно с появлением Маркелова «ПКП Мобойл» стала крупным поставщиком РЖД.

Сильно отстает второй крупный продавец дизеля – ООО «Ресурс Трейдинг», принадлежащее азербайджанским нефтепереработчикам и девелоперам братьям Рауфу и Рахиму Халиловым. Компания одержала победу в тендерах на 28 млрд рублей. Третье место и 15 млрд рублей у загадочного ЗАО «Сетьстройэнерго», чьи хозяева вовсе неизвестны, а фактическое местонахождение приходится искать. Далее идет поставщик локомотивов и вагонов «Трансмашхолдинг» (владельцы – миллиардеры Искандер Махмудов и Андрей Бокарев) с суммой 10,6 млрд рублей. Замыкают пятерку лидеров с цифрой 10 млрд «Корпорация Р-Индустрия», контролируемая бизнесменом Владимиром Васильевым. Корпорация снабжает РЖД оптоволоконным кабелем и другими материалами и оборудованием.

Особняком стоит институт «Росжелдорпроект», принадлежащий наполовину РЖД, наполовину частным компаниям. Организация не участвовала в тендерах, однако, как следует из отчетности за 2012 и 2013 годы, суммарно провела работы для госмонополии более чем на 50 млрд рублей (как «дочка» РЖД, институт получает подряды на специальных условиях, минуя тендеры). Например, «Росжелдорпроект» выступил генеральным проектировщикам знаменитой дороги Адлер – Красная Поляна и других олимпийских инфраструктурных объектов.

При ближайшем рассмотрении оказывается, что две компании в пятерке лидеров, а также «Росжелдорпроект», вероятно, связаны с одним и тем же человеком. Это Андрей Крапивин, бывший советник и хороший знакомый президента РЖД Владимира Якунина.

«Да тут везде РЖД...»

Узнать настоящий адрес «Сетьстройэнерго» помогают документы, полученные от источника в правоохранительных органах. В феврале 2014 года рабочие, устанавливая контактную опору на сети РЖД, пробили в земле дыру диаметром полметра так, что свая провалилась в тоннель метро и врезалась в проходивший поезд. Следственный комитет проводил проверку, в том числе компании «Сетьстройэнерго», передавшей работы подрядчику. Впрочем, пострадавших не было, ущерб оказался незначительным, уголовное дело не возбудили.

Согласно ЕГРЮЛ, ранее «Сетьстройэнерго» принадлежала неким Михаилу Знаменскому и Юрию Рылову. Судя по числу навешанных на них «однодневок» (более 50 и около 20 соответственно), это лишь номинальные владельцы.

По документам из правоохранительных органов получается, что подрядчик РЖД находится в Переведеновском переулке,  дом 13, строение 5. Через проходную я попадаю на закрытую территорию. Вижу уже знакомую табличку «Сетьстройэнерго», но тут хотя бы теплится жизнь, несколько человек курят возле подъезда. В соседнем подъезде расположена структура РЖД – бюро железнодорожной автоматики и телемеханики. В здании напротив – филиал дирекции по строительству сетей связи (ДКСС). «Да тут везде РЖД», – неопределенным движением руки обводит закрытую территорию встретившийся рабочий. Впрочем, не совсем: оранжевым пятном маячит вывеска Интерпрогрессбанка, принадлежащего Андрею Крапивину и партнерам.

Соль в том, что ДКСС – один из главных заказчиков со стороны РЖД. То есть «Сетьстройэнерго», подрядчик, сидит не просто на территории госмонополии, но и под крылом главного своего заказчика.

Группа подрядчиков, предположительно, связанных с Андреем Крапивиным, в 2012–2013 годах выиграла тендеры на 120 млрд рублей. Чуть меньше трети денег, распределенных РЖД через конкурсы

Кто же все-таки хозяева? В мае прошлого года газета железнодорожников «Гудок» называла некоего Юрия Серафимовича Михеева директором группы, куда входит «Сетьстройэнерго». Этот же человек возглавляет строительный дивизион ООО «Группа компаний 1520». Когда корреспондент Slon позвонил туда под видом потенциального поставщика для «Сетьстройэнерго», посоветовали направить письмо на общий электронный адрес. Кроме того, Юрий Серафимович Михеев до недавнего времени входил в совет директоров ОАО «Трансэлектромонтажа», близкого Крапивину.

ООО «Группа компаний 1520», по данным ЕГРЮЛ, принадлежит четырем бизнесменам: Алексею Крапивину (сыну Андрея Крапивина), Валерию Маркелову (тому самому, что владеет «ПКП Мобойл»), Борису Ушеровичу и Юрию Ободовскому.

Что касается связи Андрея Крапивина с институтом «Росжелдорпроект», то здесь проще: Алексей Крапивин, а также Маркелов и Ободовский входят в совет директоров и, предположительно, являются собственниками 50-процентной доли (вторая половина у РЖД). Формально этой долей владеет питерский «Ленгипротранс», в свою очередь принадлежащий кипрским офшорам, однако возглавляет совет директоров там опять же Крапивин-младший.

Более того, отношения Крапивина с РЖД не исчерпываются его связью с тремя крупнейшими подрядчиками – «ПКП Мобойл», «Сетьстройэнерго» и «Росжелдорпроект». Как показал наш анализ, бизнесмен и его сын могут иметь отношение к целому ряду поставщиков: ООО «Коминтек», ООО «ТД Энергопроммаш», ООО «Транскомплектавтоматика», ООО «Бизнес-ОРГ».

Связи эти косвенные и непростые. Например, возьмем «Коминтек» (тендеры на 4,4 млрд рублей) и «ТД Энергопроммаш» (тендеры на 3,6 млрд рублей). Контент на сайте первой и второй компании словно написан под копирку. Собственником «Коминтека» является ООО «Сев АТ». Другая «дочка» «Сев АТ» – ООО «Глобалсвязь», ранее принадлежащее Крапивину-младшему, Маркелову и Ушеровичу. Что касается «ТД Энергопроммаш», то его хозяин – Василий Бойко. Этот же человек руководит ООО «Безопасность движения», учрежденным компанией «Глобалсвязь», о которой мы говорили выше. Совладельцем «Транскомплектавтоматики» является ООО «Связьстройгрупп», которому принадлежит 5% в «ТД Энергопроммаш» (см. схему).

Невозможно пройти мимо ООО «Бизнес-ОРГ», сумевшего победить в 35 тендерах на 3,4 млрд рублей. Сайт организации выдержан в энциклопедическом стиле. Раздел о компании начинается так: «Связь политики и экономики, особенно в период реформ и кризисов. Классовое неравенство ведет к политическим волнениям...». В описании номенклатуры продукции сообщается: «Номенклатуры разрабатывают соответствующие международные комитеты; затем их утверждают на международных съездах и конгрессах». Кликнув на загадочный «продукт 1», узнаешь, что «объект, в силу третьего закона Ньютона, горизонтально участвует в погрешности определения курса меньше, чем динамический тангаж». Владелец компании – Сергей Гуленкин, бывший гендиректор «Коминтека». Также он работал в структурах, связанных с «Кисловкой-Сервис», которой раньше владел Крапивин-младший.

Можно долго описывать скучное хитросплетение юрлиц. По нашим подсчетам, Крапивин и партнеры связаны почти с двумя десятками фирм-подрядчиков (подробнее о компаниях, представленных на схеме, читайте здесь). Число выигранных конкурсов за два года превышает 700, общая сумма – около 170 млрд рублей. Если вычесть услуги «Росжелдорпроекта» (они шли вне конкурса), остается примерно 120 млрд. Это чуть меньше трети денег, распределенных РЖД через механизм тендеров в 2012–2013 годах.

Кто эти люди, стабильно получающие львиную долю заказов госмонополии?

Связи эти косвенные и непростые. Например, возьмем…

От узбекского хлопка
к многомиллиардным контрактам

Юрьев-Польский – крохотный городок, затерянный в лесах между Владимиром и Переславлем-Залесским. Градообразующее предприятие – ткацко-отделочная фабрика «Авангард», в 1990-е годы оказавшаяся на грани разорения. «Зарплату выдавали собственной продукцией, махровыми полотенцами. Люди ездили в Москву, сбывали», – вспоминает начальник художественной мастерской фабрики Татьяна Маркова.

Главная проблема – отсутствие сырья. Прежде фабрика работала на пряже из узбекского хлопка. После перестройки поставки шли кое-как. «В Иванове в ту пору без сырья простаивало 39 фабрик. Советские связи рухнули, а новые давались с трудом. Чтобы работать с Узбекистаном, нужны были знакомства с директорами тамошних предприятий, а лучше с чиновниками. У человека по имени Андрей Крапивин такие связи имелись», – рассказывает один из бывших руководителей фабрики «Авангард».

Андрей Крапивин – выпускник Ташкентского политехнического института. Наш собеседник говорит, что когда-то будущий бизнесмен работал в программе переселения соотечественников, тогда и наладил контакт с ташкентскими чиновниками. В середине 1990-х Крапивин перебрался в Россию: стал вице-президентом недавно созданного Межтрастбанка (сейчас в четвертой сотне по величине активов) и занялся продажей узбекского хлопка. В 2000 году он и партнеры выкупили фабрику «Авангард».

Заместителем директора назначили Анатолия Гаврилова, знакомого Крапивина по Узбекистану. «Я раньше работал в системе оборонных заводов, к текстилю отношения не имел, – вспоминает Гаврилов. – Почему поставили именно меня? Не знаю, может, у инвесторов своих надежных людей в России не было». Говорить об Андрее Крапивине, который и по сей день остается одним из владельцев фабрики, Гаврилов категорически отказался.

На заре нулевых текстильная промышленность казалась перспективным делом. «После дефолта 1998 года и до 2005-го отрасль была на подъеме, – продолжает бывший менеджер «Авангарда». – Например, импортный плюш разом подорожал вдвое. В 2000-м за нашей продукцией буквально выстраивалась очередь. Когда Крапивин купил фабрику, сначала все шло в гору. А потом на рынок хлынули дешевые китайские и турецкие изделия, конкурировать стало сложно».

Плохо дела идут у фабрики и сегодня. Прошлый год принес 90 млн рублей убытка (при выручке 715 млн рублей, по данным системы СПАРК). Впрочем, едва ли Андрея Крапивина волнует судьба маленькой фабрики в глубинке. Судьба предпринимателя круто изменилась после назначения Владимира Якунина президентом РЖД.

В 2003 году на базе Министерства путей сообщения, наследия Советского Союза, появилась компания «Российские железные дороги». Шла реформа отрасли, призванная сделать перевозки рыночными и эффективными. В июне 2005-го молодую организацию возглавил Владимир Якунин. Тогда же группа людей под названием «клиент ТОКИО» (так они фигурировали в банковских проводках) открыла счета нескольких десятков фирм в «Конверс-банке Москва», позже их число превысило четыре сотни.

«Компании были созданы специально под тендеры РЖД. Дальше деньги сливались в офшор, оставались на депозитах в банке, либо — по желанию клиента — обналичивались. Что-то перепадало реальным субподрядчикам».

Герман Горбунцов. Фото © Reuteurs

«За фирмами стояли три человека: Андрей Крапивин, Валерий Маркелов и Борис Ушерович, – вспоминает банкир Герман Горбунцов, купивший контрольный пакет «Конверс-банка Москва» в конце 2006 года и переименовавший его в Столичный торговый банк (СТБ). – Компании были созданы специально под тендеры РЖД. Дальше деньги сливались в офшор, оставались на депозитах в банке, либо – по желанию клиента – обналичивались. Что-то перепадало реальным субподрядчикам».

По словам Горбунцова, за контакты на высшем уровне отвечал Крапивин, хорошо знавший Якунина. «Откуда они так хорошо знают друг друга, я точно не помню, вроде знакомство состоялось еще в Узбекистане, – продолжает банкир. – Маркелов  трудовая лошадка, тянул на себе весь бизнес. А Борис Ушерович, знакомый с членами солнцевской и липецкой ОПГ, отвечал за нестандартные ситуации». (На просьбу о комментарии официальный представитель "Группы компаний 1520", учредителями которой являются Маркелов и Ушерович, не ответил.)

Якунин впервые представил Андрея Крапивина широкой публике летом 2007 года, рекомендовав на пост независимого директора Первой грузовой компании (ПГК), «дочки» РЖД. Глава госмонополии назвал его своим знакомым, «разбирающимся в банковских вопросах и вопросах взаимоотношений с СНГ». Якунин даже назначил Крапивина советником на общественных началах. Помимо ПГК, бизнесмен некоторое время входил в совет директоров «Русагротранса», крупнейшего перевозчика зерна, и «Трансмашхолдинга».

Алексей Крапивин, сын Андрея, согласился ответить на несколько вопросов Slon по электронной почте. «Мой папа и Владимир Иванович знакомы уже более 15 лет», – сообщил он, но отказался рассказать о подробностях этого знакомства. Также он никогда не слышал о «клиенте ТОКИО» и не стал комментировать слова Горбунцова, что за фирмами, подрядчиками РЖД, стоял его отец и партнеры.

Представители Горбунцова передали редакции Slon финансовые документы по «клиенту ТОКИО». Мы обнаружили там уже знакомые названия: ООО «МПЦентр ЖАТ», ООО «Транскомплектавтоматика», ООО «ТД Энергопроммаш» и других, встречавшихся при анализе тендеров РЖД. Организаторами конкурсов выступали две структуры, действующие внутри железнодорожной монополии –  Дирекция по строительству сетей связи и «Росжелдорснаб».

Что все это значит? «МПЦентр ЖАТ» был всего лишь посредником, пропускал через себя деньги госмонополии, оставлял 15%, а остальное отдавал субподрядчику.

Кстати, заместители руководителя «Росжелдорснаба», вероятно, хорошо знают Крапивина-старшего. Андрей Куркин – бывший совладелец и коммерческий директор фабрики «Авангард», а Максим Караянис – сын Юрия Караяниса, покинувшего совет директоров предприятия лишь в 2011 году. (Максим Караянис отказался разговаривать с корреспондентом Slon.)

Как именно все работало? Возьмем для примера банковские транзакции «МПЦентр ЖАТ» за 2006–2008 годы. Основные обороты пришлись на 2008-й. За первое полугодие компания получила на расчетные счета 2,27 млрд рублей от ДКСС. Из них 1,93 млрд рублей достались субподрядчику, ООО «Стройпроект». Оставшиеся 340 млн (15%) были потрачены на прочие нужды, причем 200 млн рублей ушли на другие счета «ТОКИО» без всяких объяснений. Источник, близкий к СТБ, комментирует: тем и хорош был банк, что там не задавали лишних вопросов. До поры до времени Германа Горбунцова такие клиенты устраивали.

Могло ли ООО «МПЦентр ЖАТ» проводить работы для РЖД своими силами? Вряд ли. Фонд оплаты труда фирмы, например, за июнь 2008 года не превышал 115 тысяч рублей (мы исходим из уплаченного НДФЛ около 15 тысяч рублей, что видно из проводок). Даже если зарплаты были «серыми», в эту цифру уместилось бы не больше десяти работников. Им явно была не под силу комплексная реконструкция магистралей, за которую платила ДКСС.

Владельцем «МПЦентр ЖАТ» раньше значился некий Эдуард Янбулатов. В разговоре с корреспондентом Slon он сказал, что не имеет отношения к компании с 2006 года. Вероятно, собеседник лукавил: в 2008-м Янбулатов регулярно получал за свое номинальное владение по 40 рублей в месяц, следует из банковских проводок. Сейчас собственники «МПЦентр ЖАТ» неизвестны, за два прошлых года компания выиграла тендеры РЖД на 7,2 млрд рублей.

Что все это значит? «МПЦентр ЖАТ» был всего лишь посредником, пропускал через себя деньги госмонополии, оставлял 15%, а остальное отдавал субподрядчику. Со слов Горбунцова получается, что такими же посредниками могли быть и другие фирмы «клиента ТОКИО», то есть Крапивина, Маркелова и Ушеровича.

«Неоднократно осуществлял звонки
по мобильному телефону некоему Крапивину»

Деньги, заработанные на контрактах РЖД, если верить Горбунцову, вкладывались в девелоперские проекты. Совпадение или нет, но как раз в 2005 году появилась ГК «Грас», принадлежащая Андрею Крапивину и партнерам. Компания строила элитную недвижимость в Сочи. В качестве другого примера банкир приводит элитный коттеджный поселок Новое Лапино на Рублевке.

В 2009 году, в разгар кризиса, Горбунцов поссорился со своими вип-клиентами. Те разом решили закрыть счета и забрать из банка все средства – порядка $400 млн. «Борис Ушерович по телефону позвал меня в ресторан [торгового центра] «Времена года» и там объявил: если я не отдам деньги, то буду рассчитываться своим имуществом, – рассказывает Горбунцов. – Буквально через несколько дней вооруженные люди блокировали главный офис банка и силой заставили мою, теперь уже бывшую, супругу Ларису (значительная часть активов числилась на ней) переписать все на чужих людей. Меня в России в это время не было. Позже они подделали мою подпись на договорах купли-продажи и забрали остальное».

Почему возник конфликт? Горбунцов уверяет, что клиенты просто прогорели на девелоперских проектах, а стройки для РЖД нужно было продолжать, поэтому они искали, на кого повесить долги. Есть другая версия: Горбунцов сам присвоил часть железнодорожных денег, выведя их за границу через принадлежащий ему молдавский Universalbank. Крапивин, Маркелов и Ушерович вошли в состав акционеров СТБ во втором квартале 2008 года. Возможно, тогда они и заподозрили, что банкир не вполне честен с ними. Наконец, по словам Ларисы Горбунцовой, супруг был партнером Бориса Ушеровича по неким проектам.

«Об их партнерских отношениях я знала, так как регулярно присутствовала при их разговорах во время совместного отдыха за границей. <...> Мой муж охотно инвестировал денежные средства во все проекты, предлагаемые Ушеровичем. При встречах со мной и моим мужем Ушерович вел себя вполне корректно. В то же время в ходе общения он не скрывал и регулярно говорил о своей принадлежности к липецкой преступной группировке».

 Из заявления Ларисы Горбунцовой на имя министра внутренних дел Нургалиева от 20 мая 2010 года.

В заявлении в правоохранительные органы Лариса Горбунцова подчеркивает: вызвав ее в офис и заставляя переписать имущество, Ушерович постоянно звонил «некоему Андрею Крапивину», называя его «непосредственным руководителем».

У Крапивина-младшего своя версия тех событий. В кризисный 2009 год Горбунцов распродал часть активов, в число покупателей вошел и сам 23-летний бизнесмен с партнерами. А потом бывший банкир вдруг предъявил всем исковые заявления, якобы его подпись была подделана. Наш собеседник подчеркивает: Горбунцов не выиграл ни одного суда по оспариванию этих сделок. Адвокаты парируют: суды отказались проводить почерковедческую экспертизу в отсутствии Горбунцова, а тот не хотел приезжать в Россию, опасаясь за свою жизнь.

Экс-владелец СТБ оценивает свои потери в $1,2 млрд, в числе отобранных компаний перечисляет, например, девелопера «Флэт и Ко», ОАО «Автокомбинат № 1», дворец спорта «Сокольники». С 2010 года он живет в Лондоне. В 2012-м на банкира было совершено покушение.

Из тени в свет

Неприятности с Горбунцовым никак не повлияли на отношения Крапивина с РЖД. Однако после кризиса появилась новая тенденция: бизнесмен стремился получить контроль над реальными субподрядчиками РЖД, способными выполнять работы.

В середине 2010 года Крапивин-младший и его партнеры по бизнесу вошли в совет директоров ОАО «Трансэлектромонтаж», полностью сменив предыдущий состав. Предприятие, в советское время носившее гордое название Всесоюзного монтажного треста по электрификации железных дорог, с 2005 года принадлежало украинскому олигарху Константину Григоришину. Летом 2010 года он продал компанию, причем, рассказывает источник Slon, «людям, близким РЖД», и по «настоятельной просьбе со стороны РЖД». Сам Григоришин, вероятно, знаком с Крапивиным-старшим. Познакомить их мог Игорь Куйда, партнер по бизнесу Григоришина и, как Крапивин, совладелец Межтрастбанка.

Следующий шаг – в середине 2012 года. Питерский институт «Ленгипротранс» сменил хозяина. 60-процентная доля, ранее принадлежащая УК «РВМ Капитал», ушла трем небольшим фирмам, контролируемым кипрскими офшорами. А затем Крапивин-младший возглавил совет директоров. Лакомый кусок – даже не сам институт, а дочерняя организация, «Росжелдопроект» (принадлежит на 50%), по сути, крупнейший подрядчик РЖД, о котором мы говорили выше.

Главный проект у бывшего советника Якунина, видимо, еще впереди (Андрей Крапивин с некоторых пор перестал значиться советником главы РЖД). В апреле 2014 года было зарегистрировано ООО «Группа компаний 1520». Соучредители – все те же четверо: Крапивин (теперь – младший), Маркелов, Ушерович и Ободовский. Гендиректор, Юрий Ободовский, заявил, что компания, объединяя строительно-монтажные тресты и другие отраслевые предприятия, насчитывает более 10 тысяч сотрудников по всей стране. Цель – участвовать в тендерах РЖД как единая структура.

Результат не заставил себя ждать. Уже в ноябре «дочка», ООО «Объединенная строительная компания 1520», выиграла (в консорциуме с другими участниками, например ОАО «Трансэлектромонтаж») конкурс на электрификацию Восточного полигона – это БАМ и Транссиб – стоимостью около 28 млрд рублей.

Победу в другом важном тендере на Восточном полигоне  стоимостью почти 44 млрд рублей,  летом одержала «Бамстроймеханизация». Предприятие было создано в Тынде еще во времена всесоюзной стройки БАМ. Как оказалось, незадолго до конкурса у компании сменился хозяин: председатель совета директоров Василий Тарасенко продал 52-процентную долю, а среди собственников появился кипрский офшор Sterema Ltd. Юрий Ободовский назвал «Бамстроймеханизацию» ударным батальоном своей группы.

Самый мощный подряд РЖД еще не распределен. Тендер по работам на Восточном полигоне фантастической стоимостью 111 млрд рублей (без НДС) в марте признали несостоявшимся (ни одна заявка не соответствовала требованиям). «Бамстроймеханизация» тогда входила в консорциум с «Сетьстройэнерго». Но рано или поздно состоится повторный конкурс.

Редакция Slon направила официальный запрос в пресс-службу РЖД и непосредственно Якунину. Мы спросили, является ли нормальной практикой, когда сын старого знакомого главы РЖД управляет или владеет целым рядом бизнесов, завязанных на госмонополии? Известны ли РЖД настоящие хозяева «Сетьстройэнерго» и кто стоит за кипрскими офшорами, купившими «Ленгипротранс»?

В ответ нас заверили, что закупочная деятельность РЖД происходит в строгом соответствии с законом. Госмонополия даже успела провести проверку компаний, указанных в запросе, и не нашла нарушений. «С сожалением, вынуждены констатировать, что большинство вопросов содержат недвусмысленные намеки на предвзятость политики компании в области выбора поставщиков, что является в корне ошибочным. Более того, такой подход способен нанести ущерб деловой репутации компании», – сообщили в пресс-службе.

Яхты, стартапы, недвижимость

С учетом уже реализованных и только выигранных тендеров получается, что на Крапивина и окружение может приходиться более 200 млрд рублей заказов РЖД. Куда идут заработанные деньги? Прежде всего в недвижимость. ГК «Грас» строит жилые комплексы «Флотилия» и «Утесов» в Москве, «Сан-сити» и «Дагомыс» в Сочи. Раньше у компании было три бенефициара: Андрей Крапивин, девелопер Рубен Худоян и председатель совета директоров «Транстелекома» Сергей Липатов. В 2012 году Худоян поссорился с партнерами и продал свою 33-процентную долю группе А1. Та собиралась оставаться в акционерах три года, однако вышла через три месяца. Крапивин и Липатов выкупили ее долю, заплатив вдвое больше, чем сама А1. Они не захотели терпеть партнера, требующего от «Грас» прозрачности.

ЖК Флотилия

«Если ты не хочешь двигаться в более прозрачное будущее, мы можем тебя выкупить, либо ты нас выкупи и делай все, что хочешь. Но вместе с тобой мы в «серой» зоне сидеть не будем», – описал эту историю «Секрету фирмы» Михаил Хабаров, президент А1.

Вероятно, люди из окружения Крапивина владеют и недавно появившимся в Москве бизнес-центром «Вишневый сад». По оценке управляющего партнера компании Blackwood Константина Ковалева, рыночная стоимость здания – около 4 млрд рублей.

БЦ Вишневый сад

Не исключено, что к группе имеет отношение девелопер «Флэт и Ко», который на 76% принадлежит кипрскому офшору, на 24% – гендиректору Дмитрию Майстренко. Глава компании отказывается называть совладельцев, хотя не скрывает, что знаком с Андреем Крапивиным. Сам Майстренко с недавнего времени ведает охотничьим хозяйством «Авангард». Раньше оно принадлежало той самой текстильной фабрике из Юрьев-Польского. Да и зарегистрировано по тому же адресу. Именно «Флэт и Ко» продает дома в поселке Новое Лапино, который упоминал Горбунцов.

Яхт-клуб в Завидово

Алексея Крапивина интересует не только девелоперский бизнес – самый распространенный объект приложения денег состоятельных россиян. В свои 29 лет он – совладелец трех десятков компаний: от текстильного комбината до яхт-клуба в Завидове, от бухгалтерской компании до автоцентров «Вилгуд», от поставщика отделочных материалов до интернет-стартапа tripster.ru.

Этот последний проект  безусловно, самая яркая инвестиция. В 2008 году любители путешествий Борис Плотица и Алексей Мельчаков создали сайт, позволяющий туристу задать вопрос напрямую жителю интересующего города. Через несколько лет на площадке набралось почти 70 тысяч пользователей. Тогда появился инвестор, Алексей Крапивин, знакомый Плотице по другому бизнесу.

К сайту добавили новый сервис: будущий путешественник может найти гида в незнакомом городе, получив вместо стандартной экскурсии индивидуальную прогулку с местным жителем. Таких предложений уже больше 1600: в Париже, в Амстердаме, на южном берегу Байкала. На сайт тратится около 1 млн рублей в месяц, выход на самоокупаемость ожидается весной следующего года. Зачем Крапивину этот небольшой и пока неприбыльный бизнес? «Есть диверсификация бизнеса, некое хобби – входить в проекты, которые ему лично интересны», – говорит Борис Плотица.

Другим примером диверсификации стал краудфандинговый ресурс planeta.ru, запущенный с подачи Макса Лакмуса из музыкальной группы «Би-2». Сайт собирает деньги на помощь больным детям, русскоговорящим старикам на Кавказе, молодым творческим коллективам, на сайт о культуре, обществе и политике Colta.ru. Недавно «Планета» получила престижную «Премию Рунета».

Крапивин не владеет сайтом, но с «Планетой» связано его окружение – Станислав Куликов и Арсен Мелетян. Planeta.ru – единственное место, где Крапивин решился завести аккаунт (ни в Facebook, ни «ВКонтакте» его не найти).

«Когда мы начинали этот проект, люди крутили пальцем у виска: мол, в нашей стране такое не приживется, здесь не принято помогать друг другу, – вспоминает Федор Мурачевский, генеральный директор компании «Глобал Нетворкс» (владеет «Планетой»). – А Алексей Крапивин поверил, подставил нам плечо. Могу сказать, если бы не он, краудфандинга в России не было бы, потому что мы – пионеры этого явления. А еще я никогда не видел Алексея грустным или злым».

С Алексеем Крапивиным мы переписываемся по почте. Своим главным приоритетом в бизнесе он называет «Группу компаний 1520». Однако на просьбу рассказать подробнее пересылает длинный текст, написанный языком пресс-релиза. А вот про planeta.ru отвечает своими словами. «Краудфандинг прививает обществу социальную ответственность, помогает объединиться разным людям из разных профессий и городов в поддержке интересных им идей, – пишет он. – Я с гордостью могу сказать, что являюсь соинвестором такого важного и нужного проекта, как «Планета». Это мой вклад в развитие гражданского общества».

История отца и сына Крапивиных – классический сюжет для книги о новейшей истории российского предпринимательства. Отец приезжает в Москву в 1990-е, не имея здесь ничего, начинает с торговли хлопком и текстильной фабрики, но не слишком преуспевает до тех пор, пока не подхватывает нужный поток. Позже он поднимается к вершине госмонополии – по всей видимости, благодаря дружбе с ее руководителем. Его сын, представитель поколения нулевых, включается в уже налаженный бизнес, построенный на денежных потоках от госзаказчика, получает дивиденды, а для души строит модные интернет-стартапы, поддерживает краудфандинг и рассуждает о гражданском обществе. Том самом обществе, в котором, по идее, не должно быть ни коррупции, ни семейственности, ни запутанных схем освоения бюджетов.

Slon.ru © 2016

Фото: Reuteurs, GettyImages/Fotobank.ru, ИТАР-ТАСС