Новости Календарь

Закон бесконечности: почему все «приличные люди» никогда не отвернутся от Путина

Закон бесконечности: почему все «приличные люди» никогда не отвернутся от Путина
Крушение РИА «Новости» – драма заведомо многосерийная. Первую серию все видели, там плакала Светлана Миронюк, студенты Высшей школы экономики (тоже, между нами говоря, то еще РИА) устраивали акцию солидарности с заклеенными ртами, демонический Дмитрий Киселев жестикулировал, как в телевизоре, но просил не путать его самого с его телевизионным образом. Но вторая серия обещает быть более захватывающей – весной, или даже раньше, после новогодних каникул, когда возглавляемая Киселевым «ликвидационная комиссия» окончательно вступит в свои права, часть журналистов РИА, включая наверняка даже тех, кто в первой серии страдал в социальных сетях из-за назначения Киселева, задумается о том, как жить дальше и где дальше работать, и придет к выводу, что работать, кроме РИА, негде и по крайней мере стоит подождать – может быть, «Россия сегодня» окажется не столь ужасной, как могло показаться вначале, ну и вообще, поспешишь – людей насмешишь. Будут нервно шутить, называть Киселева «наш упырь» или еще как-нибудь, но из каждой сотни сотрудников нынешнего РИА пусть даже половина напишет на имя «нашего упыря» заявление о приеме на работу во вновь организуемое агентство, и на таком фоне даже если вторая половина станет хлопать дверью и скандалить, все равно заявления о приеме на работу перевесят. Уже сейчас понятно, что, несмотря на все разговоры о сотнях журналистов, отданных на растерзание Дмитрию Киселеву, есть только один реальный пострадавший, вернее, пострадавшая от ликвидации РИА – это Светлана Миронюк, дальнейшая судьба которой несопоставимо более туманна, чем судьба любого из корреспондентов «Прайма», которые, даже задавая Киселеву самые острые вопросы, уже вступили с ним в отношения как со своим законным новым начальником (черт возьми, это же Киселев, тот самый – хоть бы посвистели ему, что ли. Нет, стоят такие вежливые, вопросы задают, разговаривают с ним – то есть приняли уже, всё).

Это уже чистая математика. Если где-то около государства находится бесконечное число «приличных людей» (кавычки, потому что «приличные люди» – это давно уже специальный термин, которым у нас принято обозначать социальную группу, часть интеллигенции, не замеченную в каких-то бесспорных подлостях), то при делении этой бесконечности пополам (или на три, или на четыре – на сколько угодно) в строгом соответствии с математическими законами все равно получится бесконечность. А количество «приличных людей», сотрудничающих с государством, бесконечности будет равно всегда, потому что границы социальной группы «приличные люди» нигде не зафиксированы, и чем больше «приличных людей» отворачивается от государства, тем больше других «приличных людей» остается с властью – просто обычные и часто даже неприличные люди по мере этого процесса превращаются в «приличных» (контрольное задание: представьте, что три-четыре года назад президент России ликвидировал РИА «Новости»; стало бы такое решение ударом по свободе слова или нет?). Вероятно, именно этот парадокс и обеспечивает такую впечатляющую устойчивость путинского Кремля: если бы с ним сотрудничали одни только упыри, все было бы совсем иначе. Но, как не раз уже показывала практика, каждый раз рядом с Путиным оказывается очередная Чулпан Хаматова, и жизнь продолжается именно в прежнем, опостылевшем виде, да и что поделаешь – бесконечность непобедима.

На этой неделе мы увидим еще одну иллюстрацию этому простому математическому закону – большая пресс-конференция Путина, на которой, как всегда, будут звучать вперемешку и в подобающей пропорции острые вопросы, трогательные прибаутки и простые человеческие истории. Спросят про амнистию, про возможную отмену выборов мэров, про Украину, про изменения в Конституции – эти домашние заготовки, написанные крупными буквами на маленьких листах бумаги, очевидно, уже лежат на столе у Путина, и Дмитрий Песков уже знает, какие из этих заготовок в конце недели станут яркими и цитируемыми новостями на лентах информационных агентств. С чем бы ни пришел журналист на пресс-конференцию Путина – он уже соавтор этого карнавала афоризмов, вне зависимости от того, спросит он о «болотных узниках» (хотя чего о них спрашивать – Путин сто раз уже сказал, как он к ним относится) или расскажет о том, как губернатор отказался заасфальтировать улицу в его родном селе. Единственное, что может сделать пресс-конференцию Путина важным политическим событием – это если Путин с Песковым выйдут на кремлевскую сцену и увидят в зале вместо 1319 аккредитованных корреспондентов только вечных Андрея Колесникова и Андрея «шесть соток» Туманова. Вот тогда это действительно будет сенсационная пресс-конференция, и только в этом случае у каждого из 1319 появится шанс всерьез войти в историю. Но своим шансом они, конечно, не воспользуются, и в историю войдет именно Путин – как, вероятно, первый российский правитель, научившийся правильно обращаться с «приличными людьми».

Предыдущий материал

Имперская идеология vs. демократия

Следующий материал

Доклад ФСБ: «Русские войны: крупнейшие бюрократические, корпоративные, информационные конфликты в России в 2013 году»