СМИ без рекламы      о СМИ без рекламы

«Я использовал свое влияние для решения финансовых проблем»

Генеральный директор медиахолдинга «Эксперт» Валерий Фадеев
Скопируйте код в ваш блог. Форма будет выглядеть вот так:
 40 1 489 экспорт в блог
Банк «Глобэкс» объявил о приобретении 19,8% доли в медиакомпании «Эксперт». Холдинг, испытывающий серьезные финансовые проблемы, искал инвестора почти год: с тех пор, как один из владельцев – компания «Раинко» Олега Дерипаски – прекратила финансирование.

«Глобэкс» спасает «Эксперт», а его самого спасает ВЭБ, который по поручению властей занимается санацией банка с октября 2008 года. При этом источники в Кремле прямо говорят, что спасение утопающего медиахолдинга стало делом рук кремлевской администрации, – именно с ее помощью «Эксперт» нашел нового инвестора.

В интервью Slon.ru генеральный директор холдинга Валерий Фадеев рассказал, как ему удалось использовать свое влияние для решения проблем компании.

Долгожданная сделка | Финансово емкий канал | Экономия на зарплатах | Дерипаска – не Дед Мороз | Роль личности | «Эксперт» в рекламе

ДОЛГОЖДАННАЯ СДЕЛКА

На каких условиях получили кредит?

– Пять строчек [пресс-релиза] не зря же написаны? Там написано то, что мы считаем необходимым сказать.

Вы так долго искали партнера...

– Что значит долго? Да, искали, разные варианты были. Этот оказался наиболее предпочтительным и удобным. И для «Глобэкса», и для нас.

Была дополнительная эмиссия?

– Да.

И каков ее объем?

– Не скажу. Если бы мы хотели сказать, то уже написали бы.

Какова теперь структура владения медиахолдинга?

– Есть несколько акционеров – «Глобэкс», «Раинко» и старые акционеры.

Значит, Дерипаска не выходит из проекта?

– Нет.

У вас лично какой пакет?

– У меня? Большой. Меня он устраивает. Хороший пакет. А какой – не скажу, у нас ЗАО. Это не секрет, но так не принято. В ЗАО решение о распространении информации принимается специальным образом. У нас сейчас нет решения обнародовать размеры пакетов.

Будут ли изменения в руководстве? В менеджменте?

– Будет, естественно, изменение в совете директоров. Новый акционер будет иметь место в совете, а изменения в менеджменте пока не предполагались.

ФИНАНСОВО ЕМКИЙ КАНАЛ

– В первую очередь инвестиции будут направлены на телевидение?

– Да, на то, на что они и были направлены по принятому решению два года назад. Там же [в пресс-релизе] написано: кризис изменил структуру финансовых рынков и теперь нет возможности иметь дешевые деньги из долгосрочных кредитов.

– Вы запустили телевидение в самый кризис. И принципиально не хотите отказываться от него?

– Принципиально. Считаем, что важно сейчас в кризис выжить и развить телевизионный канал.

– И не собираетесь закрывать журналы, которые не приносят прибыли?

– Абсолютно. Если бы мы собирались их закрывать, мы бы не стали искать нового инвестора и нового партнера. Мы бы сделали это еще год назад.

– Сколько сейчас вы тратите на издание журналов и на содержание телевидения?

– Много. Не могу же рассказать вам баланс. Рентабельными являются журнал «Эксперт», рейтинговое агентство и «Эксперт онлайн». Это все приносит прибыль. Убыточными являются (с регионами – по-разному) «Русский репортер», который в следующем году станет рентабельным, и телевизионный канал «Эксперт-ТВ». Вот и весь расклад.

Есть такие оценки , что у вас на содержание неприбыльных журналов в год уходит примерно по миллиону.

– Вы смеетесь что ли? Посмотрите, сколько там народу работает, посчитайте, сколько там фотографий. Какой миллион? На миллион только колхозную газету можно делать. А ни «Эксперт», ни «Русский репортер» делать невозможно.

– Сколько приносит «Эксперт»?

– У нас закрытое акционерное общество. «Эксперт» очень рентабельный, он является лидером в своем сегменте и продолжает увеличивать долю на рекламном рынке, несмотря на кризис.

– Про телевидение есть другая оценка – о том, что оно не такое дорогое, как остальные каналы, так как не входит в основные сети Москвы, Петербурга и Екатеринбурга.

– Мы не платим за очень дорогие сети так много. Телевидение сейчас находится в «Акадо», в «Стрим-ТВ» и заканчиваются переговоры с «НТВ+». Причем уже сейчас можно смотреть на НТВ, но технические проблемы еще не решены. И еще – десятки региональных сетей. А есть очень дорогие сети – «Национальные телекоммуникации», которая принадлежит Ковальчукам, – она дико дорогая. И мы туда не входим. Не готовы платить. Считаем, что несправедливая цена, и платить не будем. Но у нас есть план, и в соответствии с планом мы увеличиваем охват.

– Когда вы планируете начать извлекать прибыль из канала?

– Есть бизнес-план, но не стану говорить. Ну, а как? Вы сейчас не то напишете, а это же серьезные вещи. Мы, журналисты, часто очень безответственно относимся к таким вещам. Я тут и про себя говорю.

Вы слышите, да? Я вообще, когда с журналистами сам сталкиваюсь, удивляюсь. Например, они дают чрезвычайно заниженную оценку капитализации компании. Понятно, почему. Потому что «Коммерсант», естественно, не хочет давать хорошую оценку – конкурент. И вот, думают, как бы нам пониже сделать? И занижают в разы.

– Вы оценку Павла Филенкова [коммерческого директора ИД «Коммерсантъ»]имеете в виду?
 
– Вот она существенно больше. Это непонимание того, сколько стоят медиа.

– И сколько стоят ваши?

– Наши стоят хорошо. Мы довольны. Очень.

– Содержание канала вам обходится в несколько миллионов в год? Или в десятки?

– Дорогое это удовольствие, когда работает 250 человек.

– И новостей, сопоставимых с вещанием новостным РБК, у вас нет?

– 8 часов в день. Восемь! Прямой эфир. Именно новости.

– А оценка о том, что «Эксперт-ТВ» тянет весь холдинг на дно... Вы с ней согласны?

– Это чья оценка?

– Бывших сотрудников.

– Видимо, из журнала «Эксперт». Которые завидуют большому новому проекту. Чушь это все! «Эксперт-ТВ» – важнейший проект для холдинга. И он переводит компанию в принципиально иное положение. Это будет первая в стране реально мультимедийная компания. С очень сильным контентом, с контентом номер один в стране.

– А почему первая?

– Потому что в стране близко ничего нет к тому содержанию, что выдает компания «Эксперт».

– Это к какому году станет первой?

– Да, в общем, уже стала. Осталось только сделать так, чтобы все проекты были рентабельными.

– И чтобы охват ТВ стал бы шире, наверное?

– Это требует времени. Быстро только кошки родятся.

ЭКОНОМИЯ НА ЗАРПЛАТАХ

– Вы теперь расплатитесь с сотрудниками?

– У нас есть долги небольшие. Не катастрофические. Конечно, долги возникли, потому что, действительно, денег не хватает. Кое-где долгов вообще нет, в рейтинговом агентстве нет, на телевидении есть, это правда. В разных подразделениях – по-разному.

– Но в целом сколько?

– Совершенно непринципиальная цифра.

– Вот и сотрудники говорят: вы пытаетесь экономить на зарплатах, а это не спасет бизнес все равно.

– Сотрудники тоже не понимают. «Пытаемся экономить на зарплатах». Это же не так! Есть платежи – за аренду, за типографию, зарплату, налоги – в первую очередь. А есть текущие поступления. Например, летом – в начале осени происходит резкий спад рекламных поступлений. [Расходы] остаются прежними, а поступления снижаются. Возникает напряжение. Приходится маневрировать – что платить в первую очередь, а что во вторую. И иногда возникает вот эта нехорошая ситуация с зарплатами.

Да, возникает, но теперь не будет.

– От вас много менеджеров ушло...

– Кто?

– Ушли финансовый директор холдинга Олег Смирнов, исполнительный директор Владимир Морозов...

– Смирнов ушел на повышение, Морозов продолжает работать в компании. Если открыть журнал «Эксперт», то можно увидеть, что он называется директором по международным проектам компании «Эксперт». Он был исполнительный директор, теперь я исполнительный директор.

– Почему?

– Потому что кризис, потому что акционеры вплотную взялись ежедневно управлять компанией.

Ушла директор по маркетингу медиахолдинга Мария Лаврентьева.

– Лаврентьеву я уволил по статье – за нарушение трудовой дисциплины, с записью в трудовую книжку. Она уволена просто. Изгнана с работы. За непоявление на работе и неисполнение требований.

– ...генеральный продюсер «Эксперт-ТВ» Галина Порохня...

– Ей я благодарен, это женщина из Екатеринбурга, специалист по ТВ, она запускала телепроект. А теперь ее патрон и старый товарищ Мишин открывает здесь новый канал. И ее переманили. Что я могу сделать? Ушла.

– Да, у вас, говорят, много сотрудников из Екатеринбурга. И теперь, оттого, что вы не платите, им не на что квартиры снимать.

– Мы пригласили людей из Екатеринбурга. Нелюбин, директор «Эксперт-ТВ» пригласил своих людей. Там есть несколько ключевых людей.

– ... которым не на что квартиры снимать.

– Ну, всем трудно. Тем не менее, Нелюбин, кажется, приобрел уже квартиру по ипотеке. Разная ситуация у людей.

– ... директор интернет-проектов холдинга Иван Давыдов...

– Он ушел давно. Ему надоело быть административным директором. Вы можете залезть на сайт и увидеть его многочисленные заметки. Он колумнистом у нас работает. Странно, если человек хлопнул дверью и ушел, он продолжает работать колумнистом.

– ... директор проекта журнала D' Ксения Чаплыгина...

– Я не знаю, кто это. В компании сейчас около 900 человек работает, кто-то приходит, кто-то уходит...

– ... директор по подписке изданий медиахолдинга Ольга Костина...

– Не знаю, кто это.

– ... руководитель PR службы холдинга Анна Пустовая...

– Не знаю. Но это не топ-менеджеры. Это просто сотрудники.

Кроме того, в связи с кризисом мы перетряхиваем штат. Далеко не все готовы серьезно работать, когда требования повышаются. Именно поэтому мы сами взялись управлять компанией, непосредственно и ежедневно.

ДЕРИПАСКА НЕ ДЕД МОРОЗ

– Один из владельцев, Олег Дерипаска, не смог помочь холдингу в решении финансовых проблем?

– У вас такое отношение, что Дерипаска – добрый дядечка или Дед Мороз, который выдает деньги налево и направо. У нас с Дерипаской чисто деловые отношения. Мы вместе владеем этой компанией. У Дерипаски в других компаниях – куча проблем. И было бы странно требовать от него, как от акционера, безусловной помощи компании в развитии своих инвестиционных проектов.

Это же бизнес. Ищутся оптимальные варианты. И вариант с «Глобэксом» – очень хорош.

– А эти $15 млн, в которые оценивался запуск телеканала, это были инвестиции Дерипаски?

– Я не помню, откуда эта цифра, но инвестиции предыдущие – это были эмиссии, которые выкупила «Раинко», так же как сейчас по схеме с «Глобэксом», плюс долгосрочные кредиты.

И как раз проблема в том, что в результате финансового кризиса этот источник долгосрочных кредитов закончился. И это – объективные обстоятельства. И мы были вынуждены искать другой источник. И либо мы закрыли бы все инвестпроекты, либо мы находим другой источник и продолжаем. Мы продолжаем все проекты, которые начаты.

Вы говорите, что в кризис это начинать неправильно, а мы решили, что наоборот, правильно. Кризис рано или поздно закончится, а у нас будет телевидение.

– А когда вы думаете расплатиться?

– Во-первых, это тоже закрытая информация. Во-вторых, к счастью, об этом еще рано думать.

– Лет пять?

– Не скажу.

РОЛЬ ЛИЧНОСТИ

– За сделкой с «Глобэкс», говорят, стоит политическое решение...

– Видимо, считается, что если госбанк, значит, политическое решение. А если «Эхо Москвы» принадлежит «Газпрому», то все, что делает «Эхо», – это «заказуха» Кремля. Правильно? Исходя из этой логики...

– Нет, но именно про вас говорят, что вы были в администрации президента. И это единственное частное СМИ, которому берется помогать госбанк.

– Во-первых, есть разные варианты развития проектов. И здесь участвует не только госбанк. Во-вторых, другим акционером является совершенно частная компания «Раинко», которая связана с Олегом Дерипаской. В-третьих, большая часть акционеров остаются частными лицами. Я, например.

Ну да, здесь спасибо госбанку, что он не отвернулся от нас в трудный момент, а, рассчитав все риски и оценив перспективы, принял, как я считаю, правильное решение. Я думаю, что другие банки скоро смогут позавидовать этому госбанку. Вот и вся история.

– В общем, вы отрицаете, что администрация вам помогла найти денег, – так сказать, за заслуги перед отечеством.

– Вот как вы считаете – вы же самостоятельно в состоянии сделать оценку того, что из себя представляет «Эксперт»? Вы же можете посмотреть оценки TNS Gallup Media, оценки рекламных потоков. Это же все публично. Наша компания является лидером на рынке. Она запустила новые проекты, но кризис мешает ей двигаться с этими новыми проектами. Почему вы считаете, что невозможно заниматься медиабизнесом как бизнесом?

Компания «Эксперт» сегодня является самой независимой федеральной компанией. Как нетрудно понять, ее собственники по-прежнему, в основном, основатели компании, которые ею управляют. Почему вы считаете, что это ненормально? Почему надо обязательно искать другие причины, кроме экономических?

– Может, потому, что вы в политике очень замешаны. И Общественная палата, и Институт [общественного проектирования]...

– Разве это плохо? Это же хорошо.

– Поэтому и наводит на подозрения.

– Какие? А почему вы это называете подозрением? Какой вы в этом видите порок?

– Вот вы ведь отрицаете, говорите, администрация ни при чем. Видите, тоже...

– Нет, какой порок в том, что мелкий заметный деятель как я, заметный в том числе в этой бизнес- и банковской среде, каким-то образом использует эту заметность в решении инвестиционных, финансовых проблем?

Медиа должны быть заметны. Должны быть в центре процесса. Медиа влиятельными должны быть. И это хорошо, когда они влиятельные.

– Так вы как-то использовали заметность эту?

– По крайней мере, сделка произошла. Надо спросить у банка «Глобэкс».

– То есть заметность в политике вы использовали для привлечения инвестора. Правильно?

– Это происходит само собой.

– И для этого не нужны походы в администрацию?

– Абсолютно. Для этого не нужны походы в администрацию.

Вы очень странно представляете жизнь. Вы, журналисты либеральной направленности, думаете, что всем управляют из Кремля, что вся жизнь в стране подчиняется прямым (видимо, телефонным или письменным) указаниям кремлевских начальников. Это невозможно. Они не могут управлять жизнью страны. Она слишком большая. Так никогда ничего не делается.

– Но не все же такие заметные деятели, как вы.

– Не будет банк, тем более, это не ВЭБ, а «Глобэкс», идти на заведомо проигрышный проект. Это невозможно. Вы не заставите банк это сделать.

– А вы не считаете, что независимый издательский дом или медиахолдинг и одновременная эта заметность главы этого холдинга и его близость к администрации, мешают друг другу?

– Вы, наверное, считаете «Эхо Москвы» светочем либерализма в России?

– Мы же не про «Эхо Москвы»...

– Ну, для примера. У нас в России светочем либерализма считается «Эхо Москвы». Вас не смущает, что «Эхо» на 100% принадлежит государству? Компании «Газпром».

– На 66%.

– Но вас же не смущает...

– Мы знаем, в каких условиях это произошло, и почему, и помним 2001 год.

– Вас не смущает все-таки?

– Мы же не у меня берем интервью.

– А вот когда действительно частная компания пытается тянуть свои большие проекты и находит правильных инвесторов, это вас смущает. Вы видите что-то неестественное.

– Вы одновременно говорите, что политическая заметность вам помогла, но отрицаете, что помогли политические деятели.

– Одно дело – политическая заметность (но не политическая, а общественная). Другое – какие-то лобовые решения.

Разве заметность Венедиктова, если говорить об «Эхе Москвы», не помогает ему, в том числе и в рекламных делах? Чем медиа сильнее, чем влиятельнее, тем больше они получают рекламы. Это же очевидно.

«ЭКСПЕРТ» В РЕКЛАМЕ

– А вот с рекламой-то у вас не очень сейчас, у журналов, например...

– «Эксперт» повышает долю, и увеличил ее так значительно, что даже неудобно говорить.

– Да, в последнем «Эксперте» 13,5 полос рекламы. Да, это лидер у вас.

– 34 полосы в номере выпускаем! Найдите еще какой-нибудь журнал в России...

– Подождите, в последнем номере у вас 13,5 полос плюс первая, вторая, четвертая обложки. А где 34?

– В последнем номере еще «накидушка» такая была, да? А вот в выпускаемом номере, в понедельник, у нас будет 34 полосы. Номер, о котором вы говорите, был последний номер месяца, и такое часто бывает с последними номерами (речь про номер от 7 сентября – Slon.ru)

– Если говорить о последнем «Русском репортере», то там 3 полосы и четвертая обложка.

– Есть такое. В «Русском репортере» рекламы маловато.

– И D' – три полосы.

– Да, это так. А в каком-нибудь другом финансовом журнале ее вообще нет. Ноль!

– Насколько снизились, в общем, объемы рекламы, вдвое?

– Откройте данные TNS и посмотрите. Есть объективные данные. Если кто-то что-то предполагает, то он – баран, потому что не в состоянии заглянуть в данные TNS. Значит, ему просто хочется, чтобы в «Эксперте» было меньше рекламы.

– Вот, кстати, о TNS. Если сравнивать прошлый год с нынешним (последняя волна измерений), то у вас произошло падение по России почти на 20 000 читателей.

– Это ничего не значит. Это бессодержательная цифра, если брать ее одну. Аудитория то падает, то растет.

– Ближайший конкурент «Русского репортера» – «Русский Newsweek» – демонстрируют лучшие показатели по размеру аудитории. А вы говорите, что вы лидер безусловный.

– Хорошо они работают, но они гораздо дольше присутствуют на рынке.

– А D'? (аудитория в Москве – 15 800 – Slon.ru).

– Это финансовый журнал. Он находится далеко не в лучшем положении. Но, повторяю, другие финансовые журналы находятся в еще худшем. В D' есть реклама. Кроме того, мы развиваем сайт. И сайт будет очень сильно коррелировать с D', и там мы ожидаем существенный приток рекламы.
Следите за обновлениями Slon.ru в вашей социальной сети: ВКонтакте или Facebook.
 40 1 489 экспорт в блог
ТЕГИ:  Пресса Фадеев Валерий Эксперт [Журнал] Эксперт [ИД]