Быстрый Слон Бизнес Будущего Slon Premium Календарь Slon Magazine 16+

Всем короткоствол

Всем короткоствол
Сегодня в Совете Федерации презентовали экспертный доклад, посвященный рассмотрению перспектив реформы регулирования оборота оружия в России. Его составители не скрывают, что это является обоснованием в первую очередь так называемой «легализации пистолетов» в России, которая в ближайшее время возможно обретет статус полноценного законопроекта. Сенатор Торшин предлагает осенью провести всероссийский референдум по легализации короткоствольного оружия.

Это далеко не первая соответствующая попытка в новейшей истории России. До этого аналогичные попытки предпринимались фракцией ЛДПР в Государственной думе, а до того просто группой независимых депутатов и парламентом Калининградской области. Это уже, по меньшей мере, четвертая попытка соответствующих законодательных изменений. Прошлые попытки срывались, то потому, что начиналась очередная война в Чечне и депутатам было  не до бытовой безопасности своих граждан, то законопроекты были откровенно сырыми. Но попытки не прекращаются, и к ним присоединяются все новые общественные силы.

Во всех остальных постсоветских странах Восточной Европы за исключением еще разве что Украины, соответствующие законы уже приняты. Ни в одной стране не зафиксировано после этого повышения уровня насильственной преступности, напротив, везде фиксируется уверенный спад преступности, где-то даже в разы, так, например, в Венгрии уровень убийств снизился с 1991 года почти в четыре раза. Россия столь положительной динамикой преступности похвастаться не может, и некоторые эксперты склонны во многом это связывать с тем, что гражданам особенно нечем защищаться, а преступник в первую очередь сталкивается не со сколько угодно обученной экипированной полицией, но с обычными гражданскими лицами.

Доступные на сегодняшний момент для самообороны травматические пистолеты и длинноствольное огнестрельное оружие – далеко не идеальные средства защиты по целой массе оснований. Так, например ружье запрещено к ношению и не достаточно маневренно в использовании (а большинство случаев необходимой обороны происходят на очень близких дистанциях, где с длинноствольным оружием даже в пределах собственного дома сложно действовать). Травматический пистолет это вообще оружие скорее для пьяных разборок, а не самообороны, поскольку выстрелы из него практически не подлежат криминалистической экспертизе, а его якобы «не летальный» статус, с одной стороны, снижает порог и уровень ответственности его применения, с другой, не является действенным демотивирующим фактором, сдерживающим преступную агрессию. Дополнительная перспектива получить ссадину для человека, идущего под уголовную статью, – слабая угроза. Это не говоря уже о том, что чисто по своим физическим свойствам «оружие» с максимальной мощностью в 91 Дж (а этой мощностью ограничена «травматика») не в состоянии остановить агрессора, не то чтобы нескольких и/или вооруженных. Не от хорошей жизни в России есть масса громких случаев использования кухонных и грибных ножей в целях самозащиты, но куда больше преступников так и не встречает достойного отпора.

Кроме собственно криминалистических аргументов по этой проблеме, инициаторы «легализации пистолетов» выдвигают еще и чисто экономическое обоснование. Открытие нового гражданского оружейного рынка потянет за собой целый комплекс различных сегментов экономики, создаст тысячи новых рабочих мест, способствует возрождению военно-промышленного комплекса и обеспечит приток налогооблагаемой базы для государства.

В этом вопросе важно также учитывать, что в России до революции 1917 года подданные могли владеть короткоствольным оружием и не только не перебили друг друга, но уровень насильственной преступности был в разы ниже текущего положения в стране. Учитывая это, разговоры о нашем «особом менталитете» выглядят несерьезно, по крайней мере не настолько, чтобы поражать нас в правах.

Уже на данный момент граждане России на законных основаниях владеют почти 7 миллионами единиц огнестрельного оружия – куда более разрушительными, чем пистолеты, дробовиками и винтовками. Если бы основные опасения противников легализации пистолетов имели отношение к действительности, то все эти страхи о том, что граждане «перестреляют друг друга» или «сделают революцию» уже воплощались бы в действительности. Вместо этого легальное оружие исчезающе редко участвует в преступлениях, а в среднем владелец такового в разы меньше склонен совершать насильственные преступления, чем гражданин без оружия.
Учитывая же то, что в России роздано более 10 000 единиц наградного короткоствольного огнестрельного оружия и еще порядка 10 миллионов единиц огнестрельного оружия находится на черном рынке, без всякого лицензирования и контроля, речь скорее идет о повышении надзора в этой сфере. Фактически, пистолеты в России уже легальны в гражданском пользовании, только для небольшой группы избранных, с соответствующей коррупционной составляющей вопроса.

Мы же говорим не о том, чтобы продавать пистолеты свободно, как пирожки. Вопрос в том, чтобы сделать доступную и равноправную для каждого вменяемого законопослушного гражданина правовую и облагаемую налогами процедуру легального владения пистолетом или револьвером, с четкими механизмами криминалистического отстрела и экзаменами по технике безопасности владельцев.

Когда в 1996 году гражданам России разрешали в целях самообороны приобретать ружья и дробовики, тоже было много разговоров о том, что это ни в коем случае делать нельзя, иначе такое начнется… не началось, а президент волевым решением поддержал соответствующий законопроект. С тех пор уровень насильственной преступности в стране только снизился. В случае с пистолетами все будет обстоять точно так же, при условии, конечно, что соответствующее волевое решение найдется.

Предыдущий материал

Сколько «зарабатывают» на оборонзаказе

Следующий материал

Где найти 20 трлн на армию? Надо взять у банков и регионов

comments powered by HyperComments