Новости Календарь

Виталий Милонов: «Я считаю, что Россия имеет моральное право выступить с миротворческой миссией»

Виталий Милонов: «Я считаю, что Россия имеет моральное право выступить с миротворческой миссией» Виталий Милонов. Все фото: Петр Шеломовский

Slon публикует интервью с одним из самых заметных деятелей новой консервативной волны, депутатом Закса Санкт-Петербурга Виталием Милоновым. Разговор имел место в Крыму, где Милонов присутствовал в качестве наблюдателя на референдуме.

– Что вы как наблюдатель увидели в Севастополе?

– Работа наблюдателя на этом референдуме – большая халява. Если в России мы видим выборы как некий процесс внутреннего напряжения, и люди, как параноики, ищут фальсификаторов, то здесь результат очевиден. Нюансы могут быть в процентах, но ни одного бюллетеня, [заполненного за Украину], я не видел. Можно было и не опасаться нарушений, они никому здесь не нужны, в том числе политикам, так как шероховатости наложат тень на легитимность выборов. 

– А вы считаете, что у этого референдума вообще есть какая-то легитимность?

– Я вчера кушал кефаль с депутатом Верховной рады [Вадимом Колесниченко]. Он оказался здесь, потому что его квартиру в Киеве сожгли ублюдки, его жене и детям угрожали, и он еле успел их вывезти. У него нет [огромного богатства, как у экс генерального прокурора Украины Пшонки]. Он здесь просто, чтобы выжить.

Я отказываю в легитимности Верховной раде, которая выгнала несогласных, а оставшихся запугала. Десятки его коллег вынуждены составлять кворум в Раде, потому что у всех есть бизнес, собственность или семья. Им объяснили, что их семьи будут в живых в зависимости от их голосования. С такого рода правителями я готов играть только в Counter-Strike и только по-настоящему. 

В условиях как минимум сомнительности представительской власти [в Киеве] мы должны использовать самый мощный аргумент, против которого нельзя протестовать, – механизм прямой демократии. Референдум может быть с точки зрения казуистики признан незаконным, но он априори выражает точку зрения населения. Если страна, очистившись от майдановского отстоя, будет считать себя демократической, то отрицать референдум она не может.


Виталий Милонов

– Что скажете, если такой же референдум пройдет в Дагестане или Татарстане?

– У нас в Дагестане или других частях России нет ситуации, схожей с украинской. Если бы несогласные либералы [в Украине] выбрались в парламент, свергли бы на фиг Партию регионов или Януковича, Юлю Тимошенко снова бы запихали в тюрягу, то это было бы легитимное решение. Но их никто не выбирал. Нет сейчас органа власти, который был бы избран народом.

– Так Рада как раз и была избрана народом!

– Это парламент, который действует, чувствуя неприятный холодок стали у виска. Я помню фильм с Робертом де Ниро, где он сказал: «Ни один чувак не выдержит пыток». Американский принцип: «Обещания, данные террористам во время переговоров, ничего не значат» – для меня очень важен. Мы имеем дело с террористами. 

Я не считаю, что вся несогласная с Россией Украина – это бандеровцы. Конечно же, нет. Большинство людей, которых я видел на Майдане в декабре (Милонов приезжал в Киев, выступил на Антимайдане за сохранение власти Виктора Януковича и посетил Майдан. – Slon), не имеет отношения к [Степану] Бандере. Да, сумасшедшие козлы в этой форме бродили (вероятно, имеются в виду сторонники ОУН и УПА. – Slon), но они такие же придурки, как те усатые, что сидели с мандолинами и воняли немытыми телами на весь Майдан. 

Конечно, я понимаю, что, положа руку на сердце, даже в условиях самого фигового правительства [экс-президента Виктора] Ющенко такой референдум был бы нелегитимным. Ющенко был избран незаконно, с большими натягами, но при нем референдум был бы невозможен. Сейчас же правила игры отменены не нами. 

– Так в Дагестане-то почему нельзя референдум провести?

– Там есть представительские органы власти, в России они есть. У нас никого никуда не изгоняют, у нас под вонь покрышек не меняют никакую ветвь власти. Человек может быть категорически не согласен с людьми, которые избраны, но они избраны. 

Крымчан же никто не спрашивал, готовы ли они жить при новом режиме. Когда-то жизнь на Украине наладится, но сейчас это небезопасное место для нормального человека. Безопасно в Украине только тем, кто поддерживает революцию.

– Но на востоке Украины небезопасно как раз тем, кто ее поддерживает.

– То, что происходит на востоке, – это реакция иммунной системы. По моему глубокому убеждению, нам нельзя уезжать из Крыма в Москву или Санкт-Петербург. Крым – это расцвет новой украинской весны. Нам, людям, которые неравнодушны, которые готовы помогать всем чем могут, нужно ехать на восток Украины, где против людей за участие в оппозиционном митинге возбуждают уголовные дела, а против активистов «Правого сектора» – нет. 

– В России зато возбудили!

– Россия вынуждена реагировать. Если бы мы позволили себе не возбуждать уголовные дела против фашистов, то грош бы нам была цена. Я считаю, что [лидер «Правого сектора»] Дмитрий Ярош вообще должен давно оказаться в подвале Лубянки, и это было правильно. Есть же у нас старые добрые традиции. Нужно с Ярошем поступить как с Бандерой, то есть плеснуть ему ядом в рыло или, что более справедливо, привезти его связанным на Лубянку и совершить правосудие.

Я же говорю об [отсутствии] реакции властей Украины. Например, армянин, новый министр внутренних дел Арсен Аваков, как я помню, отдал цээрушникам все личные дела сотрудников полиции. Почему он об этом не говорит? Он реально использованный американскими спецслужбами презерватив. Таких людей, как он, гасят навзничь в сортире свои же соратники.

– Говорят, он еще и гей, что вам, наверное, особенно неприятно. 

– О том, что он педераст, мне, зная мою озлобленность против содомитов, прислали видео. Как может быть главный мент еще и петухом? Для меня это нонсенс. Я бы ему руки не подал, потому что он за деньги насиловал мальчиков, и мальчики об этом рассказывали. Западную демократию такие люди устраивают, они ей подходят.

– Так вы считаете, что нужно вернуть в Россию Харьков, Донецк и Одессу?

– Конечно да! Поймите, Путину выпал очень сложный выбор. Эта ситуация создана не Путиным. Я втайне думаю, что никто и не хотел такой ситуации, но нас уже вынудили реагировать. При Ющенко что-то поменялось? Ничего страшного тогда не было. Но в этот раз следующим шагом было бы закрытие Черноморского флота РФ.

– С чего вы взяли?

– Нынешняя власть в принципе отказывается обсуждать вопросы сотрудничества с Россией. Она пришла на штыках, на вони покрышек. У меня на Майдане чуть не убили помощника, потому что он еврей. Мои парни из «Родительского контроля» просто отбивали его, отбивали жестко, ногами. Надеюсь, отправили на тот свет кого-нибудь. 

Вся эта история – придумка америкосов. Дело не в том, что я параноик, начитавшийся газеты «Правда». Я не антиамериканист. Я вижу, что нужна срочная консолидация избирателей в Америке, нужно взять частичку республиканского электората для демократов, чтобы победил преемник Барака Обамы. Но Бен Бернанке и его последователи привели Америку к финансовой пропасти. Это не злопыхательство, а факт, ведь 17 триллионов долларов – это большая проблема, которую США надо решать с помощью политических и экономических моментов. 

В той же Сирии ведь есть нефть и важный плацдарм, который США хотят занять. Черноморский флот России мешает это сделать. «Петр Великий» и еще несколько кораблей в Средиземном море будут лишены поддержки, и поэтому нужно убрать базу. Именно это мне сказал [президент Сирии] Башар Асад (на интервью Милонов явился в куртке фирмы Thor Steinаr, популярной у российских ультрарадикалов, и значком с изображением Асада на лацкане. – Slon), с которым я встречался несколько дней назад. Он мне сказал, что как только американцы переключились на Украину, то у них в Сирии уменьшилось их влияние, и они стали отвоевывать населенные пункты. 

Европейские политики – люди невеликие, – к сожалению, повелись на развод Америки. Мы теперь вынуждены отвечать не только Америке, но и ее, скажем так, «евронашистам». Они, как молодые ребята, которых накрутили, с искренним блеском в глазах нападают на Россию, требуя санкций. Поэтому мое место как неравнодушного человека, не сотрудника администрации президента или наймита кровавой гэбни, не здесь. Тут уже делать нечего, мне нужно ехать в Париж, Стокгольм, Лондон.

– А как же Луганск, Донецк?

– Конечно, там наше боевое призвание! Всем, кто здесь находится, нужно идти дальше на север и освобождать [страну] от подонков. 

Лично для меня важнее восстанавливать влияние русского мира в подлинном смысле этого слова. То, что мы уничтожили, опасаясь, что это влияние коммунистической идеологии. Только сейчас я понял, что вопрос был в геополитическом влиянии – в каждой стране были партии, общественные организации, структуры, которые работали на СССР. Фиг там с коммунистической идеологией, но они работали на страну, озвучивали правильные идеи. Сейчас некому их озвучивать. 

23 года Россия наплевательски вела себя по отношению к Украине, наши дипломатические представители не вели никакой работы, не строились правильные отношения ни с какими организациями. Американцы и европейцы 23 года проводили семинары для политиков, поддерживали НКО и всевозможные организации политических структур. Мы же 23 года думали, что «рашн-деревяшн, споем и спляшем» на кого-то произведут впечатление. 

– То есть будете возрождать?

– Да, не поразит меня молния, но не только МИД должен заниматься воссозданием русского мира, мы должны не дипломатическим языком воздействовать на создание политических структур за границей.

– То есть в России вы иностранных агентов запретили и теперь своих будете по миру распространять?

– Конечно, мы же запрещаем иностранным ракетам падать в России, но наши ракеты направлены на другие страны. Это то же самое. Мы уже должны закончить быть в роли вратаря, который отбивает серию из пятнадцати ударов. Мы должны хотя бы перейти к активной обороне.

– Основной довод против референдума заключался в том, что он проводится под дулами автоматов. 

– Автоматов я особенно не видел. Блокпосты, образованные силами самообороны, не влияют на референдум, зато задержали несколько машин, которые приезжали сюда, наполненные оружием. В минувший понедельник козлы с центра Украины устроили перестрелку в детском парке, расстреляли, обороняясь, целую обойму. В Израиле и Ливане есть блокпосты, но выборы проходят, и никто не визжит. Я видел здесь несколько вежливых людей, но только там, где сидят украинские солдаты, которые при этом жутко бухают. И все. Вежливые люди (автоматчики, которые являются солдатами Вооруженных Сил РФ, хотя это официально не признается. – Slon) реально делают так, чтобы никто с этой стороны забора не кинул в них бутылку с зажигательной смесью. Так что это гуманная миссия. 

Что касается дул, то разве выборы в Косове не проходят под дулами натовских автоматов, разве не в условиях, когда сотни сербских женщин насилуют, а тела детей разрывают на органы, проходят эти выборы? Разве это демократия? Разве не турецкие фашистские рожи даже без референдума захватили Северный Кипр, разве не они маршируют, подражая нацистам, разве не они выгнали всех греков-патриотов просто за то, что у них носы другой формы? Разве Турцию за это подвергли санкциям? Нет, ее поцеловали глубоко в задницу и взяли в НАТО. Так пошла в задницу такая демократия!

– Вы всегда протестовали против независимости Косова, а теперь оправдываете этим примером референдум в Крыму. 

– Косово было вторым открытием ящика Пандоры в Европе. Первый раз это сделали американцы, когда было завоевание турецкой хунтой Северного Кипра при слабой непорядочной позиции СССР. Здесь, в Крыму, украинских солдат не расстреливают, крымские татары срывают глотки на деньги Турции, Саудовской Аравии и Катара. 

Мне лично эти свиньи орали: «Русские свиньи, вон из Крыма», – и я не прощу этих людей. Они реально свиньи, поддержавшие Гитлера в войне. Это внуки гитлеровских шкур, и они орут русским «Вон из Крыма». Прошу прощения, но разве их кто-то пальцем трогает? Меня только крымчане попросили их не трогать, потому что, когда мне какой-то татарин начал орать, что мы русские свиньи и оккупанты, я хотел дать ему в рыло. Мы не русские оккупанты, мы русские братья, которые приехали к себе домой в Россию к нашим братьям-крымчанам. 

Мне сказали, что мы должны заботиться о том, чтобы эти люди не имели возможности заявить о притеснении. В Косове же албанцы в момент проведения референдума проводили расстрелы сербского населения. Здесь ничьи права не нарушаются. Это разные ситуации. На Северном же Кипре был аншлюс территории, ведь турки шли по пути духовного лидера, Гитлера!

– Так теперь и Путина из-за аншлюса сравнивают с Гитлером.

– Это хомяки типа подонка, любителя матрасов Шендеровича, услышали сигнальчик и стали сравнивать Олимпиады 2014-го и 1936 годов. Русские войска кого-то убили или арестовали? Они как-то вмешиваются в референдум? Кто-нибудь голосует под угрозой применения силы? На улицах Симферополя и Севастополя люди, а не нашисты или проплаченные кровавой гэбней активисты.


Илья Азар

– Ну, знаете, нацистов на Украине тоже с распростертыми объятиями встречали.

– Вот именно. Восточная Украина встречает с распростертыми объятиями своих братьев из России, а Западная Украина – Гитлера. И как только Западной Украине дают возможность действовать по своим убеждениями, эти уроды бегут вырезать евреев и поляков. Почему Европа об этом не вспоминает? Ни для кого не секрет, что идеология большинства западных украинцев глубоко антисемитская. Почему Европа вводит санкции против Сергея Иванова и Дмитрия Киселева, но не против националиста, ублюдка, подонка и будущего трупа Дмитрия Яроша?

– А вы передачи Киселева видели? Это же неприкрытая пропаганда.

– А действия Яроша – это не пропаганда, это убийства и фашизм. Извините, но я могу сказать, что мой тесть-еврей не захотел бы видеть Яроша субъектом политики. Но против него санкций нет, он более приемлем для Европы, чем Киселев, хотя тот журналист со своей точкой зрения, пускай неприятной для кого-то. Не удивлен, что и я окажусь в числе этих фамилий.


Виталий Милонов

– И я не удивлюсь. 

– Украина находится под управлением реально мерзких рож. Этот [новый губернатор Днепропетровской области, олигарх] Игорь Коломойский реально мерзкая рожа, он реально человек, с которым опасно в туалет зайти вместе, он реально вытащит из кармана что-то.

– Это не антисемитское ли высказывание?

– У меня жена-еврейка говорит про Коломойского еще круче, и диктофон задымится от ее слов. Коломойский жулик, бандит и ворюга, и место ему в пятом углу, у параши, а не в политике. Европа готова простить все грехи ради геополитических интересов США. Если США так интересно захватывать здесь землю, чтобы обеспечить нападение на Сирию, то почему бы им еще не напечатать свои фантики и не дать их дурачкам из современного украинского правительства. Какое-то время они смогут справиться, хотя в условиях отсутствующей промышленности и экономики им этого надолго не хватит.

– А России стоит тратить деньги на поддержку Крыма? Может, лучше тратить их на своих граждан?

– Ради того, чтобы другие субъекты имели шанс на будущее. Россия без Черноморского флота долго не протянет, это понятно. Мы не имеем исторического права упустить то, что было завоевано кровью наших дедов. Они отвоевали Крым назад, а мы его просто так, даже не за понюшку табака отдадим? И я не оправдываю ни Януковича, ни его бандитов.

– Вы же выступали на Антимайдане!

– Я выступал не в поддержку Януковича, а против фашистов. Я сказал, что мы, ленинградцы, пережили фашистскую блокаду, и вижу, что фашисты теперь рвутся к Киеву. Но Партия регионов сделала все возможное, чтобы состоялся Майдан, обвинять в этом только злые потусторонние силы – глупо. Майдан может произойти в любой стране, где так воруют.

– А в России не так воруют?

 – Нет. Поверьте, я это знаю как депутат Заксобрания Санкт-Петербурга. У нас с боем происходит любое изменение генплана, я знаю, что людям не дают совершить даже оправданные юридические действия по изменению статуса недвижимости. Здесь же мой знакомый нашел инвесторов на создание международного аэропорта в Севастополе, и оказалось, что необходимо было построить еще 200 метров ВПП, но они были тупо сворованы каким-то уродом, продавшим землю за взятку. 

– Война-то будет?

– Я считаю, что конфликт в данной ситуации неизбежен, поскольку Киев и его западные союзники считают, что любой ценой нужно удержать территории.

– Их можно понять. 

– Здесь лидера донецкого сопротивления [Павла Губарева] в тюрьму посадили. За что? Он альтернативный лидер. Навального же не посадили в тюрягу!

– Погодите, он вообще-то захватил в Донецке областную администрацию. Если бы Явлинский захватил питерскую администрацию, вы бы не посадили его, что ли?

– А у нас девочек в питерскую администрацию не пускают. Это во-первых, а во-вторых, он освободил администрацию от активистов «Правого сектора» (далее Милонов путает ситуацию в Донецке с ситуацией в Харькове. – Slon). [Губарев] освободил администрацию, причем «Правый сектор» был с оружием. Мои друзья в Харькове пишут, что против них возбудили уголовные дела, и они будут биться за свободу, иначе их убьют. Они пошли на то, чтобы выбить активистов «Правого сектора», потому что понимали, что это начало большой-большой войнушки. Тем в итоге даже по попе не дали и штраф не выписали, а ребят, которые освободили свою администрацию от бандитов в условиях, когда местные менты бегали менять подгузники, посадили. 

– В Донецке же убили людей пророссийские активисты.

– В Донецке убийства совершили активисты «Правого сектора», это факт. Мало того, когда идет такое противостояние, люди будут гибнуть с обеих сторон. Сумасшедших негодяев хватит со всех сторон. Гомосек Арсен не может контролировать ментов, ни одного заявления от пострадавших не было рассмотрено. Менты представляют собой девочек, танцующих в пачках «Лебединое озеро», и там будет хаос.

На Украине, впрочем, вообще сплошной хаос. Я считаю, что Россия имеет моральное право выступить с миротворческой миссией. Эта сфера нашей ответственности, это наши национальные интересы. Ведь немытые тела с Майдана украли ПЗРК «Игла», и теперь все наши самолеты летают в обход Украины. Разве мы можем позволить в XXI веке твориться такому?

– Ввод войск – это выход?

– Россия, имея на своей границе агрессивную толпу вооруженных людей, должна отреагировать. Фашистское государство Турция ввело войска на Кипр из-за липовой угрозы туркам-киприотам, и это не было осуждено мировым сообществом. А здесь есть реальная угроза жизни для миллионов людей на территории Восточной Украины. Если в Англии еще кто-то остался среди сторчавшейся гомосятской братии, то пусть используют рычаги, чтобы взять Меркель и другие тела и попытаться обеспечить политическое урегулирование и безопасность людей. Почему, когда розовая сволочуга выходит со своим сраным плакатиком, что она – гомосятина и ее права должны в России уважаться, и ее задерживают, моментально говорят о репрессиях в России против геев. А когда человека арестовывают просто за то, что он оппозиционер, и упоротые эсбэушники увозят его, это считается нормальным. 

Если гомосек Арсен не может обеспечить безопасность, то нужно ее обеспечивать, не вмешиваясь даже в механизм госуправления. Если люди не захотят следовать по пути немецких подстилок из Львова, если они скажут, что с волчьими детьми, внуками теток, которые лежали под немцами, им не по пути, [России нужно вмешаться].

Предыдущий материал

Черное крымское. Как расходуются российские средства в непризнанных государствах

Следующий материал

«Пока все думают, что Путин просто ведет хитрую игру, у него есть ощущение миссии»