Новости Календарь

«Справедливая Россия»: от преступления до искупления

«Справедливая Россия»: от преступления до искупления Сергей Миронов. Фото: Сергей Фадеичев / ИТАР-ТАСС
Сюжет вокруг взлома квартиры «братьев Навального» не только развлекает публику очередным «мочиловом» в прямом эфире (в интернете есть масса видео с места событий), но и весьма забавной ролью во всей этой истории партии «Справедливая Россия». В момент взлома несчастной железной двери рядом с непосредственными участниками происходящего оказались аж три не менее несчастных депутата Госдумы – справоросса и пять партийных функционеров. Что они там делали? Вероятно, контролировали процесс. Ведь дело государственной важности! 

А чего вообще хочет партия «Справедливая Россия» от политической жизни? Ответить на этот вопрос не так просто, но можно, если исходить из того, что желания должны быть реальными, а риски – взвешенными. Вероятно, со своей давней утопичной мечтой – занять место «Единой России» – партия давно распрощалась (примерное время полнейшего разочарования – осень 2007 года, когда эсерам было жестко указано не лезть на поле партии власти). С тех пор все, что ей остается – подлизываться к сильным мира сего. Ведь в свое время партию создали по одной простой причине – некогда спикер СФ Сергей Миронов, рассчитывая на взаимное проявление дружеских чувств, попросил об «одолжении» Владимира Путина – поддержать новый партийный проект спикера СФ. Владиславу Суркову (тогда первый замглавы администрации президента) эта идея очень не понравилась. Однако начальство велело строить «вторую ногу». Зачем? Да чтоб «Единой России» не слишком сладко было. Да и мысль о двух лояльных фракциях в Госдуме, одна из которых будет «официальной» партией власти, а вторая «можетбытькогданибудьпреемницей» КПРФ, согревала умы кремлевских обитателей. 

Однако очень быстро в Кремле сообразили, что вторая «партия власти» ну уж слишком деструктивная получается, ущербная. Во-первых, она способствует шизофрении у чиновников, которые не понимают, в пользу кого «считать» на выборах (угроза расщепления административного ресурса). Во-вторых, путает избирателя, который никак не может понять, «СР» – это за кого? Ведь партия пыталась одновременно быть и оппозицией, и партией власти, по сути, не сумев стать ни тем, ни другим. Получился «политический инвалид», убивать которого было жалко, а поддерживать – себе дороже. Чемодан без ручки. Но «Справедливая Россия» могла бы спокойно продолжить свое амебное существование, наслаждаясь думскими мандатами, если бы не развод с Путиным в начале 2010 года. 

Это была главная ошибка Сергея Миронова. Началось все с того, что Миронов решил «изменить» Путину с его преемником: ой как «СР» старалась понравиться новому президенту в начале президентского срока Медведева! Но Медведев не соблазнился. Судя по некоторым его эмоциональным комментариям (например, он называл отдельные инициативы «СР» по реформе СФ «юридически безграмотными и абсолютно несостоятельными»), у главы государства лидер «СР» вызывал неприятие на личностном уровне. Тогда, не найдя ответной любви, Миронов решил отправиться в свободное плавание: проиграв на октябрьских выборах в регионах в 2009 году, «СР» вместе с коммунистами и ЛДПР устроили демарш в Госдуме, демонстративно покинув зал заседаний в знак протеста против фальсификаций. А уже через несколько месяцев Миронов в программе Познера на «Первом» произнес свою знаменитую фразу: «Мы категорически не согласны с бюджетом, который внес Владимир Путин, поэтому мы голосовали против. Мы не согласны с теми антикризисными мерами, которые предлагал Владимир Путин…». Через мгновение «дружбе» с Путиным был вынесен окончательный вердикт: «Говорить о том, что мы, и лично я, во всем поддерживаем Владимира Путина, – это уже устаревшая информация», – сказал Миронов. Сразу после этого будущий первый замглавы администрации президента Вячеслав Володин называл Миронова «непорядочным и непоследовательным» по отношению к Владимиру Путину, напоминая лидеру «СР», как много для него «национальный лидер» сделал. 

С этого самого мгновения и начался конец «Справедливой России». Сергей Миронов в течение года потерял пост спикера, на поддержку Путина он уже рассчитывать не мог. Пришлось уступить и место лидера партии Николаю Левичеву, что вызвало много недовольства внутри партии. Для «СР» наступало трудное время: она лишилась своего главного ресурса – близости лидера к первому лицу. Вот тогда-то у руководства «СР» амбиций и смелости заметно поубавилось. К выборам декабря 2011 года партия подошла послушная и тихая, получив свои 13% (кстати, увеличив число мандатов с 38 до 64). Можно было вздохнуть с облегчением. 

Но не тут-то было. Протест против массовых фальсификаций после выборов депутатов Госдумы для партии «Справедливая Россия» был похож на манящий запах горячих пирожков – это был запах перемен, власти, нестабильности, непредсказуемости. Какой соблазн вот так все бросить и кинуться в объятья разгневанного городского среднего класса, который (а вдруг!) сегодня-завтра переломит ситуацию в стране да и откроет путь во власть, сметая на пути и путинскую бюрократию, и партию жуликов и воров, ломая хребет вертикали власти? Миронов даже собирался прийти и выступить на митинге 4 февраля. Однако после гипотетического отрезвляющего звонка сверху отказался, лукаво заявив, что отведенным ему трех минут недостаточно. В партии начался раскол, который буквально силовым методом, направляемым из администрации президента, пришлось придушить. Несогласные были исключены, а сама «СР», стиснув от обиды зубы, потащилась к ОНФ – сдаваться (причем самое смешное, что ее там особо и не ждали). Такова была цена за попытку сыграть свою собственную игру во время протеста. 

С тех пор «Справедливой России» приходится жестко отрабатывать свои «грехи». Да и главой кремлевских политтехнологов теперь является не старый добрый Сурков, а Володин, который церемониться, если что, не будет. А отрабатывать придется долго. Цена сохранения думской фракции выросла, особенно на фоне появления ОНФ. Так что не стоит удивляться, если в следующий раз при каком-нибудь взломе квартиры оппозиционеров там окажется вся фракция «СР», дружно доказывающая свою профпригодность.