Новости Календарь

Скрытные кандидаты: кто и почему отказался от добровольной публикации декларации о доходах

Скрытные кандидаты: кто и почему отказался от добровольной публикации декларации о доходах

В преддверии единого дня голосования 14 сентября 2014 года Центр антикоррупционных исследований и инициатив «Трансперенси Интернешнл – Россия» предложил кандидатам на должность глав семнадцати субъектов по своей инициативе опубликовать сведения о доходах, расходах и имуществе, поданные ими ранее в избирком.  

Цели кампании

Мы преследовали две цели. В первую очередь нас интересовал настрой кандидатов: мы хотели понять, насколько претенденты на высокие государственные посты на данный момент готовы быть открытыми перед обществом. В долгосрочной перспективе была и другая цель: если результаты кампании покажутся нам неутешительными, мы продолжим прилагать усилия к тому, чтобы сделать обыденной практику добровольного раскрытия информации кандидатами на государственные посты.

Зачем губернаторам раскрывать информацию о себе?

Возьмем губернатора области N. Он наделен большими полномочиями и имеет доступ к внушительному объему государственных ресурсов. При этом его деятельность осуществляется на деньги обычных граждан, которые платят налоги, таких как мы с вами, и от его решений зависит жизнь и благополучие этих людей. Получается, что соблазнов у губернатора много, а идти на поводу у соблазнов крайне опасно (не говоря уже о том, что неэтично и непорядочно), так как это скажется на жизни многих людей. Поэтому обществу важно быть уверенным в том, что на посту губернатора – человек честный, который должным образом использует вверенные ему ресурсы.

Один из инструментов контроля деятельности губернатора – публикация информации о доходах и имуществе. Этот минимальный набор сведений может многое рассказать о том, насколько честно губернатор выполняет свою работу. Но механизм раскрытия информации о доходах, особенно если речь идет о добровольном раскрытии, имеет и другую ценность.

Публикация сведений о доходах и имуществе несет в себе важный воспитательный эффект. Именно этого эффекта мы пытались достичь. Даже если вас не интересует, сколько ваш губернатор зарабатывает и каким имуществом владеет, помните, что каждый акт раскрытия информации – это своего рода напоминание губернатору о том, что он отвечает перед обществом и контролируется им. 

Почему именно кандидаты в главы субъектов?

Связаться с каждым кандидатом дело непростое. Поэтому для начала мы решили ограничиться выборами одного, но высокого уровня. Согласитесь: от кого, как не от будущих губернаторов и президентов республик, ожидать образцового поведения, в том числе в вопросах открытости перед обществом. 

Почему сведения, переданные в избирком?

Закон предписывает всем кандидатам в главы субъектов передавать избирательной комиссии субъекта сведения о своих доходах, имуществе, обязательствах имущественного характера, вкладах в банках и ценных бумагах. Для краткости будем называть весь этот перечень информации предвыборной декларацией кандидата. Итак, кандидат обязан передать предвыборную декларацию в избирком. А дальше дело за избиркомами. Закон оставляет на их усмотрение, в каком объеме и в какой форме публиковать сведения. В результате из 30 рассмотренных нами избиркомов лишь 14 опубликовали на своем сайте сведения о доходах кандидатов заблаговременно, до выборов (по состоянию на 00:00 12 сентября). Причем девять избиркомов сделали это за две недели до выборов или еще раньше, а другие пять в течение последних 14 дней.

Получается, что сведения о кандидатах в оставшихся 16 регионах оставались недоступны для широкой аудитории как минимум до 12 сентября, а возможно, вплоть до дня голосования. Именно этим кандидатам мы и предложили сделать то, чего не сделал избирком. Помимо 16 субъектов, мы включили в нашу выборку кандидатов в президенты Республики Башкортостан. Избирком республики заранее опубликовал предвыборные декларации кандидатов, но сделал это в очень сокращенной форме. Таким образом, участвовать в нашей кампании было предложено 78 кандидатам из 17 субъектов. Список субъектов – в приложении 1. 

Почему не предложить это избиркомам?

Мы обязательно это сделаем, но это будет уже другая кампания, с другой целью – оценить и повысить уровень открытости избиркомов. 

Какой смысл публиковать предвыборные декларации депутату или врио главы субъекта, если они и так регулярно и публично отчитываются о своих доходах?

Среди кандидатов было немало врио глав субъектов, депутатов Госдумы или депутатов местных органов законодательной власти. Все они действительно регулярно размещают в открытом доступе сведения о своих доходах, расходах, имуществе и некоторые другие, исполняя тем самым требования антикоррупционного законодательства. Эти сведения уже давно собирают сотрудники нашей базы данных «Декларатор». Однако при внимательном изучении соответствующих законов можно обнаружить, что сведения, предоставляемые кандидатами в избирком, более полные, нежели в депутатских или губернаторских декларациях о доходах и имуществе. Например, в отличие от депутатов и чиновников кандидаты должны раскрывать данные о наличии банковских счетов и денежных средствах на них, об акциях в собственности, о регионе расположения недвижимости в собственности, годе выпуска принадлежащих им транспортных средств. Поэтому данные предвыборных деклараций ценны независимо от того, отчитывался кандидат о своих доходах в каком-либо ином качестве или нет.

Любопытно, что не все опрошенные нами кандидаты, имеющие депутатский мандат, осведомлены о различиях между депутатской и предвыборной декларациями. Один из них и вовсе пытался убедить нас в том, что как кандидат и как депутат он раскрывает абсолютно идентичный набор сведений.  Это кажется странным, учитывая, что кандидаты с депутатскими мандатами предоставляли как депутатскую (антикоррупционную), так и кандидатскую (предвыборную) декларации, а значит, на собственном опыте должны были увидеть разницу в требованиях к декларациям. 

Какой смысл публиковать предвыборную декларацию заранее, если избирком все равно разместит ее на информационном стенде в день голосования?

На наш взгляд, есть существенная разница между публикацией сведений на сайте заранее и на стенде в день голосования. В первом случае возможность ознакомиться с информацией о кандидате есть у всех, кто имеет доступ к интернету. Важно и то, что можно заранее, в спокойной обстановке и в удобное для себя время проанализировать все сведения. Много ли граждан в этом реально заинтересованы – другой вопрос, хотя тоже очень важный. В любом случае такая возможность должна быть предоставлена независимо от того, сколько избирателей ею реально воспользуются.

Во втором случае ознакомиться с информацией смогут только те, кто придет на избирательный участок в день голосования. Причем изучать все сведения придется довольно оперативно и решение принимать придется на месте.

Как мы связывались с кандидатами?

В большинстве случаев мы связывались с кандидатом через региональное отделение партии, которая его выдвинула. Если речь шла о самовыдвиженце, искали любые достоверные контакты кандидата в интернете.

Сначала всем кандидатам был направлен письменный призыв опубликовать сведения, поданные ими в избирком: по электронной почте, а в ряде случаев еще и через социальные сети. Затем мы пытались связаться с каждым кандидатом или его помощником по телефону. Если удавалось связаться с региональным отделением партии, мы просили перенаправить нас к кандидату лично или к его помощнику. В ряде случаев нам посоветовали обратиться по месту основной работы кандидата – в Государственную думу, местный орган законодательной власти или в аппарат главы субъекта РФ. Об этом мы расскажем далее. 

Где мы предлагали публиковать сведения?

Каждому кандидату мы предлагали два варианта на выбор: 1) опубликовать сведения на собственном сайте кандидата; 2) передать сведения Центру «ТИ-Р» для размещения на «Деклараторе» .

Каковы основные результаты и выводы по итогам кампании?

Можно подумать, что сведения, которые мы предлагаем опубликовать кандидатам, и так рано или поздно появятся в открытом доступе. Какой же смысл их скрывать? Оказалось, что у многих кандидатов имелись свои соображения на этот счет. 

В нашей инфографике представлены результаты кампании в цифрах. Далее мы опишем и попробуем осмыслить самые важные и интересные находки.

Нам удалось донести суть нашего предложения до 47 кандидатов из 78. До 31-го кандидата дозвониться не удалось. Поэтому мы не знаем наверняка, прочитали они наш письменный призыв или нет.

Что помешало связаться по телефону с 31-м кандидатом? Прежде всего, механика нашей работы была далека от совершенства. В течение нескольких дней в разное время дня мы пытались связаться с кандидатами или региональными отделениями их партий по представленным в открытом доступе телефонам, с учетом разницы во времени между регионами. С несколькими кандидатами мы пытались связаться, используя социальные сети. Дозвониться до некоторых кандидатов было крайне сложно. Нельзя исключать вероятность того, что наши попытки дозвониться по стационарному телефону выпадали именно на те дни, когда все сотрудники были в разъездах, занятые избирательной кампанией или другими текущими делами. Но это может объяснить максимум 21 кейс. 

В остальном связаться с помощником кандидата не удавалось по другим, точно не зависящим от нас причинам. Нас удивило, что в двух случаях просто не нашлось компетентного лица, к которому можно было бы обратиться. Вот представьте: кандидат от партии есть (правда, его телефон и электронный адрес не дают), а помощников нет. Можно ему только посочувствовать, ведь, выходит, он лично вынужден отвечать на весь поток звонков с вопросами по поводу его предвыборной деятельности.

Была и другая любопытная ситуация. На сайте Российской партии пенсионеров за справедливость не было телефонов ни одного из ее региональных отделений. А по телефону партии в Москве номер сотруднику Центра «ТИ-Р» предоставить отказались. Причем не в самой корректной форме («Кто вы для меня?»). И посоветовали обратиться за телефоном в соответствующее управление Минюста. Это единственный случай, когда в московском штабе политической партии отказались предоставить нам телефон какого-либо из ее региональных отделений.

Свои сведения для публикации предоставили три кандидата из 47, с которыми нам удалось связаться. К слову, ни один из них не победил на выборах.

Хочется надеяться, что наступит день, когда согласие кандидата опубликовать данные не будет выглядеть событием выдающимся и из ряда вон выходящим. Именно так, на наш взгляд, и должно быть. А пока, на фоне общего игнорирования, неприятия или непонимания нашей идеи, эта тройка заслуживает отдельного внимания. Вот их имена:

1) Макарченко Сергей Викторович, Псковская область, кандидат от ЛДПР   

2) оронин Олег Валерьевич, Алтайский край, кандидат от «Справедливой России» 

3) Кириллов Владимир Викторович, Алтайский край, кандидат от «Зеленых».

 

Из 47 кандидатов, с которыми нам удалось связаться, 21 человек ответил нам отказом, другие 23 так и не дали окончательного ответа.

Причины отказа самые разнообразные. Среди кандидатов было немало действующих депутатов и исполняющих обязанности главы того или иного субъекта РФ. Пятеро кандидатов из этой группы отказались, сославшись на то, что они и так регулярно раскрывают сведения о своих доходах и имуществе и, в частности, сведения за 2013 год находятся в открытом доступе. «Пускай другие пиарятся», – заявил один кандидат, намекая, очевидно, на своих конкурентов, которым прежде еще не приходилось публиковать сведения о доходах и имуществе. Помощник другого кандидата порекомендовал нам обратить внимание на доходы тех кандидатов, которые занимаются предпринимательской деятельностью.

Интересно, что упомянутого выше С.В. Макарченко, депутата Городского областного собрания депутатов пятого созыва, наличие в сети его депутатской декларации за 2013 год не остановило.

Распространенной причиной отказа было очевидное нежелание кандидатов сделать лишний шаг, который они не обязаны делать по закону. И хотя только в пяти отказах из 21 преобладала эта причина, такой аргумент лейтмотивом прошел через множество ответов кандидатов: «Друзья, о своих доходах и расходах, отсутствии счетов в иностранных банках и т.п. я подробно поведал избирательной комиссии. Моя открытость перед избирателями прошла все мыслимые и немыслимые проверки при выдвижении. Спасибо за предложение», – ответил нам один из кандидатов.

В четырех случаях кандидаты или их помощники сослались на нехватку времени, сожалея о том, что не успевают предоставить нам данные до выборов. В тех случаях, когда первый телефонный контакт с кандидатом случался в один из последних дней кампании, мы с пониманием относились к их ситуации. Такие отказы можно считать вынужденными и непоказательными для отношения этих кандидатов к открытости.

Неожиданно для себя мы столкнулись с несколькими случаями возможного злоупотребления административным ресурсом и, конечно же, решили их проверить.

В пяти случаях, когда речь шла о кандидате, исполняющем обязанности главы того или иного субъекта, в региональном отделении партии, которая его выдвинула, нам сообщали, что предвыборной деятельностью кандидата они не занимаются и обращаться нужно в аппарат врио руководителя данного субъекта. Судя по всему, сотрудники этих партийных отделений не знают, что аппарат врио не должен обслуживать избирательную деятельность последнего, иначе происходит злоупотребление административным ресурсом.

Столкнувшись с такой ситуацией, мы решили проверить реакцию аппаратов администраций. Помимо этих пяти случаев, мы связались с администрацией еще одного субъекта, поскольку никак не удавалось дозвониться до регионального отделения партии. В трех случаях из шести сотрудники администрации четко заявили, что мы обратились не по адресу, поскольку избирательная деятельность кандидата никак не пересекается с его основной деятельностью в качестве врио главы субъекта (копия одного из ответов – в приложении 2). Еще в одном регионе до администрации дозвониться не удалось, и позиция местной администрации осталась нам неизвестна. В пятом случае в аппарате администрации объяснили, что избирательная комиссия уже опубликовала все сведения, но не на сайте, а в местной газете (копию ответа см. в приложении 3). Прямого отказа заниматься вопросами избирательной деятельности не прозвучало. В последнем из шести субъектов в пресс-службе врио главы субъекта выслушали наше предложение и попросили еще раз отправить информацию о кампании по электронной почте. То есть решение вопроса перешло в стадию рассмотрения; хотя окончательного ответа так и не последовало. Эта ситуация не оставляет сомнений в том, что административный ресурс был использован не по назначению.

Один из ответов не нашел отражения в инфографике, так как мы получили его уже после дня голосования. Администрация Ненецкого автономного округа сообщила, что сведения обо всех кандидатах округа опубликованы «в общественно-политической газете Ненецкого автономного округа «Нярьяна вындер» – самом массовом печатном издании региона, имеющем официальный сайт». Публикация в крупном печатном издании субъекта – приемлемая альтернатива публикации в интернете; хотя последнее, на наш взгляд, более предпочтительный вариант, так как доступ к информации в сети имеет гораздо большее число людей.

Мы допускаем, что это не единственный случай, когда сведения о кандидатах не были опубликованы на сайте избиркома, но при этом появились в печатном издании региона. Однако ни один другой кандидат не сообщил нам об этом.

Напоследок

Наша кампания по добровольному декларированию первая в своем роде. Она показала, что открытость перед обществом претендентов на государственные посты не очень популярная идея среди опрошенных нами 78 кандидатов. Всего трое из 78, которым мы направили письменные приглашения (трое из 47, с кем удалось поговорить по телефону), предоставили Центру «ТИ-Р» свои сведения для публикации онлайн. Скорее всего, должно пройти немало лет и произойти немало изменений в сознании и политической культуре общества, прежде чем мы сможем делиться с вами ссылками на десятки добровольно опубликованных деклараций.

Кампания напомнила о ряде проблем, одна из которых – отсутствие у кандидатов какой-либо мотивации добровольно раскрывать сведения о себе. Наше предложение опубликовать информацию о доходах по собственному желанию (а не по требованию закона) было зачастую встречено с недоумением. Быть открытым перед обществом все еще не престижно, спрос на открытость со стороны избирателей пока слишком мал, а других стимулов, таких мощных, как угроза наказания за нарушение закона, у кандидатов нет. Ясно, что проблема (а значит, и ее решение) не в одних лишь кандидатах и их системе ценностей. А значит, для повышения уровня открытости представителей власти понадобятся изменения в сознании не только потенциальных «производителей» этой открытости, но и, к примеру, тех, кто эту открытость будет «потреблять».

Кто-то может укорить нас в том, что мы забегаем вперед и российское общество еще не созрело для таких изменений. Мол, какой смысл ожидать от будущих и действующих чиновников каких-либо усилий сверх того, что требует закон, если даже законные требования по раскрытию информации не всегда соблюдаются. Для скептиков напоминаем: чтобы через десятки лет что-то изменилось, начинать нужно сейчас.  Наша кампания – первый маленький шажок в этом направлении, призванный еще раз привлечь всеобщее внимание к теме открытости власти перед обществом, а заодно каждому задуматься над собственным отношением к проблеме и своей ролью в ее решении. Центр «ТИ-Р», в свою очередь, продолжит предпринимать усилия по популяризации принципов открытости и подотчетности власти перед обществом. 

Список субъектов РФ, вошедших в выборку:

  • Алтайский край
  • Красноярский край
  • Санкт-Петербург
  • Самарская область
  • Челябинская область
  • Ивановская область
  • Республика Коми
  • Кировская область
  • Удмуртская Республика
  • Ненецкий автономный округ
  • Псковская область
  • Новосибирская область
  • Республика Саха (Якутия)
  • Тюменская область
  • Вологодская область
  • Нижегородская область
  • Республика Башкортостан (Количество информации, раскрытой избиркомом республики, меньше, чем поданное кандидатами, и менее информативное, чем антикоррупционная декларация)

Предыдущий материал

Партии на выборах 14.09.2014: ЛДПР