Новости Календарь

Альфред Кох разбирает ошибки в статье Дмитрия Медведева

Альфред Кох  разбирает ошибки в статье Дмитрия Медведева Фото: ИТАР-ТАСС / Георгий Андреев

Ведомости.
Статья Медведева «Время простых решений прошло»

1. Начало

Прошло ровно пять лет с того момента, когда стало очевидно: начинается экономический кризис глобального масштаба. Хорошо помню первый антикризисный саммит лидеров «большой двадцатки» в Вашингтоне. Те оценки, которые давал сам и которые превалировали в выступлениях коллег.

Эти выводы в основном подтвердились временем. Но тогда еще никто не мог представить себе всей глубины и продолжительности кризиса. Высказывались предположения о том, на какую букву латинского алфавита будет похожа динамика глобальной экономики — W, V или L. Самым привлекательным был вариант V. Самым неприятным — вариант W, когда чередуются спады и рост.

Почему самый неприятный не  L – остается загадкой.

Сегодня мы видим, что динамика оказалась близка по форме к квадратному корню — √. После первоначального падения последовал восстановительный рост, а затем развитые страны вышли практически на горизонтальную линию.

Долговое бремя остается запредельно высоким в большинстве стран «восьмерки» (кроме России).

«Восьмерка» – это, помимо России, еще США, Япония, Германия, Великобритания, Франция, Италия и Канада. Это правда, что у них отношение госдолга к ВВП значительно выше, чем у России. Но финансовое «здоровье» государства и доверие к нему инвесторов определяется не размером госдолга, а способностью государства этот долг обслуживать. Эта самая способность является, как известно, ключевым фактором, влияющим на кредитный рейтинг страны. Так вот, если Россия чем-то и отличается от соседей по «восьмерке», так тем, что у нее самый низкий кредитный рейтинг из всех этих стран. Почему? Вроде и золотовалютные резервы (ЗВР) большие, и уровень госдолга низкий. Просто инвесторы нам не верят – и все. С чего бы это? Может, что-то в консерватории поменять? И потом. Почему Медведев вдруг решил сравнивать нас с «восьмеркой» индустриально развитых стран? Не логичнее было бы сравнивать Россию со странами БРИКС, которые по уровню развития нам ближе? Вот только в странах БРИКС никого низким уровнем госдолга не удивишь… А кредитный рейтинг практически у всех стран БРИКС одинаковый: ВВВ. За исключением, правда, Китая. У него он АА, как у США.

В том числе и потому, что его быстрое снижение чревато длительной стагнацией. Европейская экономика балансирует на грани рецессии.

Экономика Европейского сообщества растет два квартала подряд; Греция выходит на профицит бюджета уже в этом году; экономика Японии растет уже больше двух лет; экономика США растет последние четыре года.

Замедлился рост во всех странах БРИКС.

Нам бы такое замедление: 5–7%.

Экономика США не может в полной мере справиться с высокой безработицей,

Безработица в США снижается четвертый год подряд и составляет  7% экономически активного населения. Для сравнения: Германия – 6,7%; Россия – 5,7%. То есть различия в пределах статистической погрешности

а многие американцы только начинают выползать из долгов

Нет! Это не так! Они залезают в новые! Ипотечные агентства практически расплатились с долгами правительству, а цены на недвижимость опять начали бурно расти.

Темпы роста российской экономики также существенно замедлились.

Темпы роста настолько замедлились, что стали два квартала подряд отрицательными. По всем международным стандартам это называется – экономический спад.

Сегодня российские фондовые индексы находятся на том же уровне, что и в начале августа 2008 г.

В то время как все другие известные фондовые индексы (Dow Jones, Nasdaq, DAX, Nikkei, Hang Seng и др.) за этот период выросли минимум в два раза.

Такое развитие ситуации заставило переосмыслить проводившуюся антикризисную политику.

Действительно, есть над чем подумать: по состоянию на сегодня из всех стран «большой двадцатки» экономическое положение в России самое плохое.

Напомню, что было предпринято руководством России для преодоления экономического спада.

Банк России умеренно снижал курс национальной валюты и значительно расширил инструменты рефинансирования коммерческих банков. Это позволило сохранить доверие к рублю и не допустить резкого оттока вкладов из банковской системы. Правительство существенно изменило структуру бюджетных расходов, увеличив финансирование приоритетных направлений. От них прямо зависело восстановление экономики и предотвращение резкого падения внутреннего спроса. Крупным компаниям была оказана дополнительная кредитная и гарантийная поддержка. В результате они смогли реструктурировать на более длительный срок прежние долги и избежать массовых банкротств.

Зачем? Банкротство – это совершенно естественный способ сменить плохих собственников на более эффективных и очистить предприятие от неподъемных долгов, которые наделали прежние хозяева, и тем самым высвободить прибыль для инвестиций. Выдав же кредиты этим предприятиям, государство мало того, что сохранило прежних неэффективных собственников, но оно еще и лишило эти предприятия средств для обновления производства: на долгие годы вся прибыль этих компаний будет направляться на погашение долгов, которые были привлечены либо на личное потребление алчных и нерадивых хозяев, либо на их маловразумительные инвестиционные проекты и бездумную экспансию.

Были реализованы активные программы поддержки занятости и малого предпринимательства, в том числе в моногородах.

Параллельно с осуществлением антикризисной политики мы продолжили реализацию приоритетных национальных проектов: началось обновление систем школьного образования, первичной и высокотехнологичной медицинской помощи. Мы сохранили и индексировали выплаты материнского капитала. Все это позволило сохранить рост рождаемости и не допустить депопуляции населения.

Это не так. Смертность в России все двадцать лет была выше, чем рождаемость, и это значит, что депопуляция в России продолжалась и при Путине, и при Медведеве. Попытки властей приписать сокращение этого разрыва себе отвергаются научным сообществом: широко известно, что некоторый рост рождаемости во второй половине нулевых связан с тем, что выросло общее число женщин детородного возраста, поскольку в него вступили женщины, рожденные во времена так называемого горбачевского бэби-бума, который, в свою очередь, явился следствием антиалкогольной кампании того времени. Главный же показатель: количество родов на одну женщину детородного возраста неуклонно сокращается. А значит, никакого перелома не произошло, даже несмотря на индексацию материнского капитала. Тем более что мы знаем случаи, особенно в республиках Северного Кавказа, когда материнского капитала было выдано значительно больше реально пришедших потом в первый класс детей. А значит, он выдавался на «мертвые души». Смертность же в России за последние годы практически не снизилась: в 2000 году было 15 смертей на 1000 человек, а сегодня – 14 смертей на 1000 человек. В середине нулевых она даже росла и достигала 16,5 смерти на 1000 человек!

Пассаж автора про то, что «индексация материнского капитала позволила не допустить депопуляцию населения», нуждается в отдельном комментарии. Я в целом с симпатией отношусь к автору статьи и исхожу из того, что он, так утверждая, добросовестно заблуждается, а не держит нас за идиотов. Но существует разное качество ошибок. Если, например, правительство ошибется в прогнозировании темпов роста ВВП и недоберет 1% налогов в бюджет, то ошибки такого рода можно считать ошибками профессионалов. Если же правительство рассказывает животноводам, что в бескормицу надо кормить коров еловыми ветками (как это делал Егор Лигачев во времена Советского Союза), то такое правительство обречено на провал, потому что оно фатально некомпетентно.

Итак. Давайте договоримся о терминах. Если кто-то чего-то «не допускает», это означает, что он «не позволяет случиться» этому событию. То есть события «не было», и оно в результате его усилий «не наступит». «Депопуляцией» во всем мире называют абсолютное сокращение населения. Никакого другого смысла этот термин не имеет. Но депопуляция в России началась в начале 90-х, и «не допустить» эту самую депопуляцию в конце нулевых никак невозможно, поскольку она уже есть! И она продолжается!

Но самое главное не это. Главное в том, что демографические тренды на протяжении всей истории человечества отличались огромной инерционностью. Изменение этих трендов происходило десятилетиями под воздействием факторов планетарного масштаба. Среди этих факторов – урбанизация, развитие медицины, всеобщая вакцинация, рост уровня жизни, рост образованности населения, разрушение традиционной патриархальной семьи, развитие контрацепции. Безусловное влияние оказывали мировые войны и репрессии тоталитарных режимов. Любой специалист скажет вам, насколько далеко отстоят в демографической истории человечества следствия от причин, их породивших. Зачастую их отделяет друг от друга несколько поколений. Правительства, которые берутся переломить демографический тренд, мало того, что должны запастись терпением: их усилия станут заметны самое раннее лет через двадцать, но еще и сильно рискуют, поскольку последствия агрессивной демографической политики малопредсказуемы. Например, китайская политика «одна семья – один ребенок» привела через одно поколение к искаженной демографической структуре населения с чрезмерным количеством лиц пожилого возраста и сравнительным снижением лиц трудоспособного возраста, что, безусловно, создает большие проблемы для китайской экономики и общества в целом.

И вот в этих условиях появляется премьер Медведев, который бодро и деловито, как бы между делом, сообщает urbi et orbi, что его правительству удалось не допустить депопуляции населения (!) за счет (всего лишь!) индексации материнского капитала! Каково? Самые мощные и несентиментальные режимы в мире десятилетиями бились над решением этой проблемы и ничуть не преуспели. И тут появляется наш герой – и готово: проблема решена буквально за пару лет. Так не бывает! Либо автор вообще не понимает, как работают эти процессы, либо он писал статью по принципу «пипл схавает», либо эту статью вообще не он писал (самая, кстати, предпочтительная для его репутации версия).

После 20-летних переговоров Россия стала участником ВТО, приняв общие правила игры. Получила возможность не только пользоваться ими, но и влиять на их формирование. Вместе с Казахстаном и Беларусью был создан Таможенный союз. Усилилась координация в рамках таких объединений, как ШОС и БРИКС. Мы учимся извлекать выгоды из международной кооперации, использовать ее в своих национальных интересах, не ущемляя интересы партнеров.

Если суммировать, кризис научил нас многому. Мы знаем, что делать, если ситуация сложится неблагоприятным для экономики образом, и готовы нести ответственность перед людьми, которые выдали нам огромный кредит доверия. Правильность наших действий подтвердили и результаты выборов. В отличие от большинства развитых стран в России не сменилась политическая сила, стоящая у власти. Это тот аванс, который предстоит отработать. (см. таблицу «Изменение показателей 2011 г.»)

Эта таблица нуждается в специальном комментарии. Во-первых, непонятно, зачем автор ее привел: она свидетельствует против него! Посудите сами: из таблицы следует, что ВВП страны за три года вырос всего на полпроцента, в то время как доходы населения выросли почти на 10%, то есть доходы росли в двадцать раз быстрее ВВП. Хочется спросить автора: за счет чего? Зачем? Откуда такая прыть? Почему доходы должны расти значительно быстрее производительности труда? Не для получения ли того самого кредита доверия, который теперь нужно отрабатывать? У меня возникают смутные сомнения: не залезли ли власти в казну для покупки лояльности у некоторых слоев населения? Ведь ни для кого не секрет, что доходы быстрее всего в этот период росли, например, у силовиков и госслужащих… Не это ли автор называет отработкой кредита доверия?

И еще. Я уже обращал ваше внимание на то, что двумя абзацами выше автор утверждает, что им удалось не допустить депопуляции населения, и тут же, в своей же таблице указывает, что смертность снизилась на 6%, а рождаемость выросла на 4%. Но если поинтересоваться базой, с которой начались эти снижение/рост, то можно обнаружить, что, несмотря на снижение темпов, естественная убыль населения продолжается, а значит, депопуляция была и есть. Только очень снисходительный к себе человек, который одновременно совсем не уважает читателя статьи, может быть таким небрежным.

И такая работа продолжилась, как только в мае прошлого года было сформировано новое правительство. Я объявил его семь главных задач на первый год. Они включали бюджетное планирование на основе жесткого бюджетного правила

Что толку от того, что бюджетное правило (направление доходов от нефтегазового сектора выше некоего зафиксированного значения в Резервный фонд) принято, если потом Резервный фонд и зависящий от него Фонд национального благосостояния предполагается тратить на покрытие дефицита Пенсионного фонда и на рискованные мегаинфраструктурные проекты? Фактически правительство занимается самообманом и морочит публике голову, изображая финансовую жесткость при реальном ее отсутствии. Ведь принятые решения по расходованию этих фондов попросту означают, что никакой заначки на черный день (для чего, собственно, эти фонды и создавались) не будет. Или черный день в России уже настал? Странно, особенно с учетом того, что, судя по мировой динамике, он везде уже кончается… Тем более ненужным бюджетное правило будет в условиях, когда цена на нефть упадет ниже зафиксированного в бюджетном правиле уровня. А ведь в среднесрочной перспективе это наиболее вероятный сценарий.

на принятие всех основных государственных программ, выполнение задач социального развития, поставленных в указах президента,

Президент неоднократно указывал, что его указы (особенно принятые во исполнение предвыборных обещаний) систематически не выполняются, и даже принял по этому поводу некоторые жесткие кадровые решения. Странное утверждение премьера наводит на мысль о том, что он не в курсе состояния исполнительской дисциплины в его правительстве.

последовательную приватизацию излишних государственных активов

Министр финансов А. Силуанов на одном из последних заседаний правительства с прискорбием сообщил, что правительственная программа приватизации выполнена только на 4%. Это даже показывали по телевизору. Премьер сидел в трех шагах от выступающего министра и не мог этого не слышать!

полноценную реализацию «дорожных карт» национальной предпринимательской инициативы, активизацию реформы государственной службы и запуск механизмов «открытого правительства»

Элегантный красавец Абызов – это, по сути, единственный реальный результат всей этой пустопорожней, прекраснодушной маниловщины. Представляю, как ржут над всем этим балаганом в администрации президента люди, реально управляющие страной.

Эти задачи решены.

Во как! Дмитрий Анатольевич! Вынужден вас разочаровать: все с точностью до наоборот! Ну кто же вам писал эту околесицу?!

По ряду направлений деятельности, носящей среднесрочный характер, идет планомерное осуществление всех заявленных мероприятий. Но в процессе этой работы стало очевидно, что ситуация в глобальной экономике, а следовательно и российской, улучшается медленнее, чем рассчитывали.

Еще раз: ситуация в глобальной экономике действительно медленно улучшается. Но не в российской! В российской она стремительно (!) ухудшается. О чем Д.А. Медведев чуть ниже в этой же статье написал, сообщив, что в этом году темпы роста (?) ВВП России впервые за многие годы будут ниже среднемировых.

2. Шаги

Мы прогнозировали сохранение темпов роста ВВП на уровне более 3%. В том числе рассчитывая на оживление в Европе (на ЕС приходится половина внешней торговли России). Но глубина долгового кризиса и падение конкурентоспособности многих европейских государств оказались столь значительны, что, судя по всему, реального устойчивого роста в Европе придется ждать еще несколько лет.

Конкурентоспособность Европейского сообщества так «упала», что он и сегодня (как уже много лет) является крупнейшим экспортером в мире (2 трлн 170 млрд долларов), опережая на 120 млрд долларов занимающий второе место Китай. Что говорить о всем ЕС, если только одна Германия (если мерить каждую страну ЕС в отдельности) занимает второе место после Китая, далеко опережая США и другие страны).

Как недавно написал известный американский экономист Кеннет Рогофф, «рост — иллюзорная цель в периоды очень высокого уровня государственного долга».

Что иллюстрирует эта цитата? Вышеприведенное утверждение или общую эрудицию автора?

Перечислю несколько конкретных направлений, по которым нам удалось продвинуться.

Первое. Бюджет формируется в соответствии с бюджетным правилом. Скажу откровенно: работать в условиях столь жестких бюджетных ограничений непросто. В следующем году мы вынуждены пойти на общее сокращение расходов в объеме до 5% от ранее ожидавшегося уровня. Но сбалансированность бюджета и отсутствие резких колебаний важнее.

И я даже догадываюсь, за счет кого произойдет этот секвестр бюджета! Поскольку: «Дмитрий Медведев признал, что бюджет перекошен в сторону затрат на оборону и безопасность. По словам премьера, это правильно, поскольку в течение 10–15 лет эта сфера не финансировалась. В то же время из-за этого страдают, как выразился Медведев, «другие направления нашей жизни». По его словам, рост бюджетных расходов на образование, медицину и науку начнется после (! – АК) реорганизации вооруженных сил, передает ИТАР-ТАСС. Медведев сказал об этом на встрече с членами Совета Федерации. 

Замечу только, что автором этого перекоса был… Дмитрий Медведев в бытность свою президентом РФ. Именно из-за этого, как известно, он уволил А. Кудрина, который был против наращивания оборонных расходов и вообще роста расходов на силовой блок.  Позиция Кудрина состояла в том, что оборонная промышленность будет не в состоянии освоить такие объемы оборонного заказа и средства бюджета будут попросту разворованы без всякой пользы. Однако Медведев тогда занял жесткую позицию и (как видно из его заявления) упорно стоит на своем.

Что ж, «пушки вместо масла» – это старый выбор еще коммунистической элиты. Вот и видный ученик демократа Собчака подался в ту же степь. Идите-идите, Дмитрий Анатольевич! Там вас с нетерпением ждут лидеры американского ВПК! Давненько они не соревновались с нами в гонке вооружений. Кстати, напомните-ка мне, чем закончился последний раз этот забег? Кто выиграл, а кто проиграл? 

Вот и министр экономического развития Алексей Улюкаев неделей раньше  тоже заявил в эфире «Эха Москвы», что заложенные в бюджете расходы на образование, здравоохранение и науку недостаточны. А в бюджете 2014 года эти расходы еще и снижаются не только в процентах к ВВП, но и в абсолютном выражении по сравнению с расходами 2013 года… Кстати, автор рассматриваемой статьи в своем последнем интервью Анне Шнайдер («Вести-24») утверждал, что расходы на образование, здравоохранение и культуру хоть и падают в процентах к ВВП, но все же в абсолютном выражении растут. Сообщаю, что в соответствии с проектом бюджета 2014 года это не так. Они сокращаются примерно на 100 млрд рублей. Неужели Медведева опять обманули?

Второе. Мы обеспечили стыковку практически всех программных документов по отдельным отраслевым направлениям — как между собой, так и с основными параметрами бюджетной политики. В результате правительство имеет сбалансированную стратегию действий на несколько лет вперед, зафиксированную в нескольких десятках государственных программ.

Сколько ж бумаги извели! И не лень им писать всю эту госплановскую дребедень? Ведь ясно же, что никакого прикладного значения все это не имеет: жизнь так быстро меняется, что нужно будет чиновничий аппарат числом еще в одно правительство, чтобы актуализировать эту программу и синхронизировать ее с изменчивой реальностью.

Третье. Обеспечивается реализация всех ключевых мероприятий национальной предпринимательской инициативы. Для правительства принципиально важно, чтобы все, о чем мы договорились с предпринимательским сообществом, было сделано. Это касается налогового и таможенного администрирования. Обеспечения доступа к инженерной инфраструктуре и конкуренции. Государственных закупок и регулирования строительного рынка, а также ряда других сфер экономики.

В течение I квартала 2013 года в России прекратили работу около 300 тысяч индивидуальных предпринимателей. Об этом сообщила директор департамента Минэкономразвития (МЭР) по развитию малого и среднего бизнеса и конкуренции Наталья Ларионова. Причиной столь резкого сокращения стало двукратное повышение социальных налогов для малого бизнеса. Газета «Коммерсантъ» пишет: «При этом ожидаемого снижения дефицита Пенсионного фонда не произошло, отмечают в «ОПОРе России», так как уменьшилось число плательщиков. В целом же экономисты не рассчитывают, что власть отыграет назад – ей нужны источники средств на случай падения доходов от экспорта нефти и газа».

Это имел в виду Медведев, когда говорил, что он о чем-то договорился с предпринимательским сообществом в области налогового администрирования? Кроме шуток: кто это писал? Кто подставил Медведева?

Четвертое. Система поддержки отечественных производителей перестраивается в соответствии с обязательствами, принятыми Россией при вступлении в ВТО. Особенно непросто это было сделать в сельском хозяйстве, ставшем в последние годы одним из локомотивов экономического роста. Тем не менее нам удалось ввести в практику инструменты так называемой несвязанной поддержки, и они уже неплохо работают.

О каком «локомотиве» говорит этот человек? Производство зерна за последние пять лет упало, мяса – практически не изменилось (свинины и птицы стали производить больше, а говядины – значительно меньше), производство молока (из-за сокращения поголовья КРС) – сократилось и т.д.

Пятое. Приняты решения о предоставлении льготных налоговых и таможенных условий для реализации инвестиционных проектов в отдаленных регионах. Речь идет о проектах на Дальнем Востоке и в Калининграде.

Париж – это тоже глушь и дыра по сравнению с Саратовом… Из Владивостока до таких мировых финансовых центров, как Токио, Гонконг и Шанхай, лететь меньше, чем из Москвы до Франкфурта и Лондона. А позавтракав в Калининграде и сев за руль, можно пообедать в Берлине. Вот такие у нас окраины… Пока у нас такое правительство и суды, инвесторов сюда палкой не загонишь!

О разработке шельфовых и иных труднодоступных месторождений полезных ископаемых. Рассчитываю, что это существенно увеличит объем инвестиций в новые производства.

Ну так кто бы сомневался! Вот она, палочка-выручалочка: продавайте наши недра – и дело с концом! Так-то мы и без правительства можем. Даже третьеклассник справился бы с этой задачей. Тоже мне – бином Ньютона…

И шестое (хотя этим списком принятые меры далеко не исчерпываются). Началась реализация крупных инфраструктурных проектов, обеспечивающих единство страны и ее долгосрочное устойчивое развитие: строятся новые железные дороги, автомобильные магистрали, аэропорты и морские порты. В том числе в рамках государственно-частного партнерства.

Кооперативу «Озеро» посвящается эта мантра. Остальные могут расслабиться: вас это не касается.

3. Развилка

Большинство перечисленных мер дадут значительный эффект только в среднесрочной перспективе. В данный момент ситуация в нашей экономике определяется неблагоприятными внешними условиями. А также грузом еще не решенных проблем. Прогнозы экономического развития достаточно пессимистичны.

Темпы роста ВВП в текущем году, скорее всего, не превысят 2%. Замечу, это — впервые с 2009 г. — ниже, чем в мировой экономике в целом.

Вот-вот! Только при чем же тут неблагоприятные внешние факторы? Ведь цены на нефть – предел мечтаний!

Возросшие издержки ведения предпринимательской деятельности (цены на продукцию и услуги инфраструктурных монополий, заработная плата, процентные ставки) делают невыгодным продолжение производства на значительной части старых мощностей, а также реализацию серьезных инвестиционных проектов. (см. таблицу «Август 2013 г. к 2007 г.»)

Именно так! Но правительство, вместо того чтобы через банкротство освободить эти предприятия от непосильного долгового бремени и высвободить их прибыль для инвестиций, напротив, закредитовало их, напрочь лишив даже минимальной перспективы, лишь бы сохранить существующее статус-кво в структуре их собственности.

Кстати, опять неясно, что иллюстрирует приведенная ниже таблица. Из нее (помимо прочего) следует, что «Газпром» молодец: его тарифы растут медленнее, чем инфляция. То есть в смысле цен на газ автор этой таблицей опровергает свое же собственное утверждение о том, что рост тарифов делает реальное производство на имеющихся мощностях нерентабельным!

Увеличение производства поддерживается почти исключительно за счет реализации крупных инвестиционных проектов с участием государства и контролируемых им компаний, повышения доходов работников бюджетной сферы, расширения масштабов субсидирования сельского хозяйства и ряда других отраслей на фоне высоких цен на нефть.

То есть нынешний уровень ВВП – всего лишь функция бюджетных расходов? Ай-ай-ай… А как же «островок стабильности»? То есть при сокращении бюджетных расходов мы неизбежно столкнемся с экономическим спадом? Иными словами, собственного потенциала для развития экономика не имеет? А налоги снизить не пробовали? Или (хотя бы) коррупционный налог снизить? И суды заставить работать не как сейчас, а по закону? Да что это я, право. Это же секрет Полишинеля, что вы не в состоянии решить эти проблемы…

Но этот источник развития ограничен из-за его зависимости от сохранения благоприятной нефтяной конъюнктуры. Жесткое бюджетное правило необходимо для гарантированного исполнения всех социальных обязательств государства. Но в перспективе оно делает невозможной опору только на государственный спрос. Поэтому критически важным становится обеспечение устойчивых источников стабильного экономического роста в негосударственном секторе экономики.

Какой мозг! Нобелевку – в студию!

Считаю, что защита частной собственности и конкуренции остаются нашими безусловными политическими приоритетами. Пока уровень инвестиций в российской экономике невысок. И не столько из-за конкретных «арифметических» расчетов потенциальной отдачи от капиталовложений. У инвесторов сохраняются иррациональные страхи работы в непонятной и иногда непредсказуемой России. А также вполне объяснимое недоверие к публичным институтам. Что самое печальное — в том числе и к судебной системе, к правоохранительным органам. Как писал Ф. М. Достоевский, «капитал любит спокойствие внешнее и внутреннее, не то прячется».

Вот зря он так. Опять подставился. Ну не писал такого Достоевский. В «Дневнике писателя» он писал так: «Ведь даже самые капиталы и движение их нравственного (курсив самого Ф.М.!) спокойствия ищут, а без нравственного спокойствия или прячутся, или непроизводительны. Как сделать, чтоб дух народа успокоился в правде и видя правду?» И потом добавил: «Как внедрить в его душу, что правда есть в Русской земле и что высоко стоит ее знамя?»  

Как сделать так, чтобы народ поверил, что правда есть в Русской земле, если даже, цитируя Достоевского, ваши спичрайтеры намеренно выкинули из текста ключевое слово «нравственный», то есть попросту наврали, а, Дмитрий Анатольевич? Ведь если правды нет на Русской земле, значит, ее место заняла ложь?

Так, может быть, для начала просто нужно перестать врать? Потом провести честные выборы? Не затыкать людям рот? Выпустить политических заключенных? Остановить разгул мракобесия? Вернуться к истокам и понять, что мы не сами по себе, а все-таки часть христианской цивилизации, и идти с нею в будущее, а не превращаться в православный Иран? Тем более что уже даже и Иран, похоже, перестает быть фундаменталистским…

И тогда капиталы потекут в Россию? Не верите? А как вы можете знать, если вы так ни разу не пробовали…

Одна из причин такого положения дел кроется в том, что многие чиновники, судьи, сотрудники полиции (хотя, конечно, далеко не все) до сих пор считают, что государственная собственность (а значит, и государственные компании) обладает особыми правами на защиту. Несравненно большими, чем частные лица. А последние преследуют исключительно личные интересы, а потому подозрительны и должны находиться под жестким контролем.

А я даже больше того скажу: многие из них считают государственную собственность своей. И именно поэтому ее так рьяно защищают. Надеюсь, я не сделал открытия?

Яркая иллюстрация этого — ситуация в нашей банковской системе. С одной стороны, она доказала свою устойчивость к самым серьезным кризисным явлениям. Обеспечила — во взаимодействии с государством — сохранность сбережений граждан. И это, безусловно, хорошо. С другой стороны, ее структура далека от оптимальной. На долю пяти крупнейших банков, прямо или косвенно контролируемых государством, приходится 56% депозитов граждан и 53% кредитного портфеля экономики в целом. Они имеют очевидные преференции со стороны государства, в том числе и государственных компаний, и пользуются его практически нелимитированной поддержкой. А почти тысяча банков не имеют возможности полноценно встроиться в систему государственной помощи. Результат — снижающийся уровень конкуренции на финансовом рынке [отсутствие серьезных региональных банков] и высочайшие процентные ставки, ограничивающие предпринимательскую и инвестиционную активность.

Так поменяйте эту ситуацию! Кто вам мешает? Приватизируйте все госбанки. Ликвидируйте ВЭБ как небанковское учреждение и создайте на его базе департамент Минфина, каковым он в реальности и является. Проведите демонополизацию Сбербанка, который уже распух от ликвидности, которую не может пристроить, ликвидируйте преференции госбанкам, о которых вы здесь пишете. Что это за страдания молодого Вертера? Это же абсолютно в ваших силах, Дмитрий Анатольевич! Или тогда уж не жалуйтесь, раз вы считаете эту ситуацию нормальной или, во всяком случае, допустимой…

Это лишь один пример, характеризующий общую ситуацию с конкуренцией, соотношение государственного и частного сектора. Такого нет ни в одной стране с продвинутой правовой и политической системой. И от этого положения дел надо избавляться, если мы рассчитываем стать конкурентоспособной страной с развитой экономикой.

А кто сказал, что Россия – это страна с продвинутой правовой и политической системой? И кто сказал, что мы рассчитываем стать конкурентоспособной страной с развитой экономикой? Реальная государственная практика и законотворчество свидетельствуют об обратном. Они свидетельствуют о том, что мы хотим стать отсталым сырьевым придатком Европы и  Китая, плестись в кильватере его (Китая) экономических и политических предпочтений и рассчитываем строить свое экономическое благополучие и вообще – будущее страны на благоприятной экономической конъюнктуре в области экспорта сырья. Мы хотим стать всемирным посмешищем, изображая Эллочку-людоедку в ее соревновании с мисс Вандербильт, хотим превратиться в средневековую автаркию с анекдотичными ким-ир-сеновскими ритуалами и культом личности. Все, буквально все в стране не просто свидетельствует, а вопиет об этом. И есть только один человек в России, который этого не замечает, – это наш благородный премьер.

Ключевые направления работы ясны. Это значительное улучшение предпринимательского климата. Это активизация национального капитала и значительный приток иностранных инвестиций. Это меры по технологическому перевооружению экономики. Это новая политика на рынке труда.

Уже пошел четырнадцатый год, как мы слышим эти заклинания.

Фактически мы находимся на развилке. Россия может продолжить очень медленное движение близкими к нулевым темпами экономического роста. Или сделать серьезный шаг вперед. Второй путь сопряжен с рисками. Но следование первому сценарию — с мнимой возможностью сохранения уже достигнутого благополучия — еще опаснее. Это прямая дорога к его потере. Дорога в пропасть.

То есть оба пути сопряжены с рисками? Какая оригинальная мысль! У меня как пелена с глаз упала!

3. Стратегия

Каким правительство видит путь экономического роста в России в условиях низкого глобального спроса и интенсивной конкуренции?

Он строится на трех базовых принципах.

Во-первых, необходимо обеспечить предпринимателям максимальную свободу действовать, проявлять инициативу. Надо переориентировать государственную поддержку на создание современных, эффективных рабочих мест. В том числе за счет использования всей инновационной цепочки развития (от фундаментальной науки до коммерциализации технологий). Во-вторых, радикально повысить эффективность использования всех имеющиеся ресурсов, в том числе повысить производительность труда.

Как этого добиться, если уже десять лет вы последовательно платите людям не заработанные ими деньги? Как создать у людей устойчивую логическую связь между интенсивностью и качеством их труда и вознаграждением за него, если доходы населения растут быстрее ВВП в 20 раз?

В-третьих, добиться качественного государственного управления. Обеспечить безопасность граждан, защиту прав собственности, необходимую социальную и физическую инфраструктуру.

Как добиться всего этого, если власть является заложником порожденного ею же бюрократического класса, который за последнее десятилетие вырос в разы и стал уже угрозой национальной безопасности?

По сравнению с другими странами со схожими темпами роста Россия находится в уникальной ситуации. У нас низкая безработица.

Как, впрочем, и в США, где, по утверждению автора, она – высокая…

При этом в ближайшие годы нашей экономике предстоит жить в условиях уменьшающейся численности трудоспособного населения. А значит, с ростом налоговой нагрузки, связанным с социальными и медицинскими расходами на неработающее население, и несбалансированностью солидарной пенсионной системы.

Ну наконец-то! Впервые автор упомянул в своей статье проблему пенсионного обеспечения! Все, что он написал до этого и что еще напишет после, меркнет по сравнению с этой проблемой. Это Эверест среди наших проблем. Все остальное – детские горки. Демографическая ситуация и ее динамика настоятельно требуют немедленного решения этой проблемы. Без ее решения ничего не получится. Ни перехода к инновационному развитию, ни создания «энергетической сверхдержавы», ничего! Переход от солидарной пенсионной системы к накопительной – безальтернативен, и вопрос лишь в том, когда мы его начнем. При этом все прекрасно понимают, что чем позже мы начнем этот переход, тем болезненнее он будет, тем с большим количеством социальных и политических издержек он будет сопряжен. Но политическая трусость и недальновидность власти, ее эгоизм и исповедание старого принципа «после нас – хоть потоп» не позволяет ей принять этого решения. Напротив, она, решая сиюминутные задачи, последовательно демонтирует те заделы для перехода к накопительной системе, которые ею же были созданы в первой половине нулевых. Резоны власти понятны: неизбежное повышение пенсионного возраста фактически положит конец электоральной поддержке существующей власти. Но что народу-то до того, усидит ли имярек в своем кресле? Невелика трагедия: народ выберет себе другого лидера! К сожалению, в этом смысле задачи нации расходятся с задачами власти.

Со сложностями для предпринимателей в поиске персонала. С перекосами на региональных рынках труда.

Да не тушуйтесь, Дмитрий Анатольевич! Ничего страшного не случится. Вон на Северном Кавказе безработица колоссальная, а народ все равно работать не идет. Поэтому мы и должны таджиков с вьетнамцами завозить. Так что завезем еще с десяток миллионов гастарбайтеров (сейчас их уже, по разным оценкам, от 11 до 14 миллионов), и дело в шляпе. Они бесправны, зарплата у них низкая, и никакой конкуренции за трудовые ресурсы мы не допустим. Как, впрочем, мы вообще не допустим конкуренции. Нигде. Мы боимся конкуренции. Потому что знаем – мы неконкурентоспособны. Во всяком случае, так считает наше правительство, если судить не по его словам, а по реальной политике, которую оно проводит.

В этой связи необходим новый подход к экономическому развитию регионов. Россия сильна их разнообразием. Нужно выделять перспективные точки роста и оказывать им целевую поддержку. Интересно, что в последние годы темпы развития регионов практически не зависят от запасов природных ресурсов. Главный фактор — способность региональных руководителей и местных элит продвигать свои территории. Причем не ожидая помощи. А добиваясь поддержки своих инициатив — и в обществе, и в рамках стимулирующих федеральных программ.

Если это так и есть на самом деле, то получается, что у нас самые конкурентоспособный регион – это Северный Кавказ?

Действуя вместе, мы можем уйти от политики сохранения занятости любой ценой, независимо от экономических соображений. Характерной (и зачастую оправданной) в кризисный период. Конечно, эти меры нужно проводить осмотрительно. Но залог социальной стабильности состоит в создании условий для профессионального роста, а не в консервации того, что уже отжило свой век. Сохранение социальной стабильности и модернизация экономики — взаимосвязанные, а не взаимоисключающие процессы.

Явная логическая инверсия. Давайте вместе: автор утверждает, что Россия сползает в кризис. ОК. Далее он утверждает, что в кризис политика сохранения занятости независимо от экономических соображений – оправдана. Допустим. А далее происходит смысловой кульбит: он предлагает в условиях сползания в кризис отказаться от политики обеспечения занятости любой ценой. Как это понимать? Ведь он сам себя опровергает, причем в одном и том же абзаце! И потом, как обеспечить условия для профессионального роста, если расходы на образование снижаются? То есть возрастающие инвестиции в высокотехнологичный сектор (оборонная промышленность) в политике Медведева удивительным образом уживаются с сокращением расходов на подготовку квалифицированных кадров для этого сектора. Опять таджиков завезем для создания современных РЛС и новейших ракетоносцев?

Требуется дальнейшее сокращение призыва с переходом на комплектование Вооруженных сил и правоохранительных органов в основном на контрактной основе.

Кто бы спорил. Это вам уже пятнадцать лет предлагают. Вы же все военных переломить не можете.

Повышение эффективности труда в бюджетном секторе.

Это легко: нужно сократить количество чиновников втрое. Поверьте моему опыту: никто этого даже не заметит. А освободившаяся рабсила вытеснит таджиков со стройки.

Стимулирование позднего выхода на пенсию квалифицированных работников.

Предпринимательская свобода, здоровая конкурентная среда являются необходимым условием модернизации и инновационного развития. Большую часть XX в., несмотря на множество драматических событий, наша страна была одной из передовых в мире.

Я потрясен! Он всерьез? Как это меряется? Душевым доходом? Продолжительностью и качеством жизни? Интегральным индексом цитирования ученых? Как, как он пришел к такому выводу?

В некоторых сферах бесспорным лидером.

Например? Пилотируемый космос? Это продолжалось буквально несколько лет, а не большую часть ХХ века. Еще? Только так, чтобы именно большую часть ХХ века!

Я уверен: Россия может вновь занять эти позиции, сделав человека, его интеллект, его способность к творчеству движущей силой развития общества. Тем не менее было бы неправильным копировать рецепты, которые сработали в прошлом. Мир ушел вперед. Новые методы должны использовать и мы.

Да уж, вы, пожалуйста, не копируйте старые рецепты, Дмитрий Анатольевич. А то ведь вы так и до шарашек додумаетесь.

Критически важным считаю вывод на новый уровень фундаментальной и прикладной науки, возвращение на лидирующие позиции нашего образования, устранение цифрового неравенства. Уверен: государство будет продолжать играть ведущую роль в решении этих задач. Но необходимо делать это быстрее, чем раньше. В том числе за счет привлечения частных инвестиций.

Ну да. Как же я не догадался раньше: разгром РАН и сокращение затрат на образование – это ведь все исключительно для этих задач предпринято!

Надо создать систему воспроизводства коммерчески востребованных новых технологий, приводящих к повышению производительности труда, улучшению экологической безопасности, удобству для потребителей. Главное препятствие — качество нашей регуляторной среды. В ближайшие месяцы завершим формирование необходимой правовой базы.

Эх, Дмитрий Анатольевич! Жаль, что вы так и не поняли, что наша проблема не в законотворчестве, а в правоприменительной практике…

Сегодня наш доступ к ведущим зарубежным технологиям ограничен. По разным причинам: политика, таможенные правила или регулирование. Импорт любой технологии в Россию дороже, чем у наших конкурентов. Считаю возможным обнулить пошлины на научное оборудование и материалы. Расширить практику предоставления грантов и субсидий из бюджета для ввоза научного оборудования, запчастей и материалов для научных исследований.

Продолжим развитие инновационного центра в Сколкове и реализацию других инновационных проектов, технопарков. Наши крупные компании и инвесторы должны более активно вкладывать деньги в науку. Создавать свои вузы. Пусть будут университеты «Газпрома» и «Лукойла», «Русала» и «Роснефти». Или, как минимум, кафедры. А государство должно подумать, как стимулировать такие инвестиции. Возможно — за счет снижения налогов.

Я недавно беседовал с ректором одного из крупнейших и успешных российских вузов. Так он прямо сказал, что количество вузов нужно не увеличивать, а сокращать: качественного преподавательского состава не хватает даже на существующие вузы, не говоря уже о вновь создаваемых…

По большому счету такие вложения выгодны и самим предпринимателям. Ведь сегодня, к сожалению, практически каждый проект спотыкается о вопрос — а кто будет работать? Готов ли сегодня среднестатистический россиянин соответствовать современным требованиям на рынке труда? Ответ на этот вопрос мы знаем, и он, к сожалению, не всегда положительный.

А мы таджиков завезем! Не правда ли?

На фоне замедлившегося экономического роста мы должны добиться, чтобы государство не занимало неоправданно много места в экономике. А госаппарат не создавал излишних помех для предпринимательской деятельности. Убежден, что государственным органам необходимо сконцентрироваться на выполнении своих основных функций. Нанимать негосударственные организации для исполнения остальных функций или полностью уходить из соответствующих сфер. Продолжить повышение прозрачности и подотчетности государства перед обществом. Важными шагами в этом направлении стали внедрение институтов общественного контроля, публичное обсуждение и принятие государственных программ, а также переход к федеральной контрактной системе.

Вот автор статьи недавно сам ревизовал свое детище – «Электронное правительство». Мы все видели по телевизору, до каких анекдотических случаев доходит, казалось бы, правильная программа. В моем представлении улучшить работу существующего аппарата уже невозможно. Он демотивирован, коррумпирован и разложен полностью. Его нужно просто полностью ликвидировать. Достаточно просто посмотреть на показатели исполнительской дисциплины (даже не погружаясь в содержание тех или иных мер), чтобы понять, что вся эта армада чиновников просто бессмысленно проедает народные деньги. Нам нужно маленькое компактное правительство, имеющее только самый необходимый набор функций и полномочий. Впрочем,  это уже банальность. Кстати, убежден, что Медведев это прекрасно понимает. Но для радикальных мер в этой области нужна политическая воля. А вот с этим в Белом доме – дефицит…

Наша долгосрочная цель состоит в построении меньшего по размерам, децентрализованного, но максимально эффективного государственного сектора.

Вот-вот! А вместо этого создаются все новые и новые ведомства. Типа загадочной конторы министра «Открытого правительства» г-на Абызова.

Недопустима ситуация, когда производительность труда и отдача от инвестиций в нем в разы ниже, чем в сопоставимых сегментах частной экономики.

Ой! А как уважаемый автор ее меряет? Эту производительность труда чиновника? И как он ее сравнивает с производительностью труда в частном секторе? Не иначе опять Нобелевкой пахнет!

Повышение эффективности невозможно здесь без дополнительных инвестиций в основные средства и обучение персонала. Но необходимо добиваться повышения эффективности и текущих расходов, прежде всего на закупки товаров и услуг. А в некоторых случаях просто прекратить тратить деньги налогоплательщиков на неэффективные проекты и учреждения.

О чем и спич! Дмитрий Анатольевич! Да закройте вы эту лавку! Поверьте, вы, ваши замы и аппарат правительства – это более чем достаточно для управления такой страной, как Россия. Все министерства и ведомства – не нужны. Это если по гамбургскому счету. Ведь вы опытный аппаратчик и знаете, что все равно все документы проходят аппарат правительства и там подвергаются тщательной экспертизе. Зачастую в аппарате они и рождаются. Контроль за исполнением – тоже на аппарате. Зачем ведомства – непонятно! В условиях директивной плановой экономики огромное количество ведомств имело смысл. В настоящее время – ни малейшего!

5. Решения

В условиях возросшей конкуренции ключевым фактором обеспечения конкурентоспособности российских компаний становится снижение их затрат.

А качество продукции? Разве оно не является важным показателем конкурентоспособности?

Важнейшее направление работы здесь — это тарифы инфраструктурных монополий. Тема очень непростая. Но уже мало кто спорит с тем, что высокие тарифы мешают большей части российского бизнеса, тормозят экономический рост.

Прежде всего будет осуществлен переход на долгосрочные принципы установления тарифов. А бюджеты крупнейших монополий будут взяты под общественный контроль. Что касается ближайшей перспективы, правительство приняло решение отказаться от индексации тарифов базовых инфраструктурных монополий в 2014 г. Затем — два года подряд — эти тарифы предполагается индексировать на сложившийся уровень инфляции. Но сделать это необходимо без сокращения обоснованных инвестиционных программ, т. е. без нарушения прав потребителей услуг инфраструктурных монополий.

Тарифы и цены большинства других инфраструктурных компаний (в коммунальной сфере, в отрасли связи и на пассажирском транспорте) будут индексироваться в ближайшие годы по формуле «инфляция минус». Параметры такой индексации могут быть разными в зависимости от стартовой ситуации. А также под воздействием отдельных структурных решений. В их числе минимизация перекрестного субсидирования в электроэнергетике, постепенная либерализация газового рынка и введение социальной нормы потребления отдельных коммунальных услуг, модернизация почтовых услуг.

А демонополизацией и созданием реальной конкуренции в этой области правительство заниматься так и не будет? Что мешает создать конкурентную среду, например, в области добычи и переработки газа? Так мы и не услышали хоть что-нибудь содержательное по этому поводу. Только бесконечные заклинания про «национальное достояние».

Параллельно с отказом от неконкурентоспособных производств нам жизненно необходимо появление новых бизнесов, обеспечивающих эффективные рабочие места. Это и есть смысл модернизации экономики. При этом основной акцент будет сделан на поддержку малого и среднего предпринимательства.

Ну да. Опять вспоминается сокращение числа индивидуальных предпринимателей в течение одного квартала на 300 тысяч. Как говорится, «храни нас пуще всех печалей и барский гнев, и барская любовь»…

Во-первых, скорректировано решение о значительном и немедленном повышении обязательных страховых платежей. Ставки будут возрастать постепенно. Подчеркну: речь идет не об увеличении налоговой нагрузки, а о должном уровне страхования работников малых предприятий. Они должны иметь такие же права, как и работники любых других организаций.

Только вот 300 тысяч уже не вернешь. Интересно, а кто-нибудь был наказан за это «волевое» решение?

Во-вторых, расширяются льготы для малого бизнеса в сфере информационных технологий. С 2014 г. они будут предоставляться компаниям с численностью работающих не менее семи (ранее — не менее 30) человек.

В-третьих, считаю целесообразным дать возможность регионам и местным органам власти вводить налоговые каникулы для новых малых предприятий в определенных, прежде всего производственных, сферах деятельности. Эта мера применялась во многих странах. Конечно, ее использование сопряжено с рисками ухода от налогов недобросовестными лицами. Полагаю, что при должной системе контроля эти риски можно минимизировать.

Ну да. Прокуратура и Следственный комитет проконтролируют и разберутся. Всенепременно. Не сомневайтесь. А если что, и полиция всегда готова им помочь. Это же их работа. И наши гуманные суды тут как тут.  С чего, как говорится, и живут…

Не, Дмитрий Анатольевич, дураков больше нема! Никто уже вам больше не поверит. Знают предприниматели ваши льготы. Лучше не надо. Вон Ходорковский (как и тысячи других в его время) воспользовался вполне легальными льготами по индивидуальному предпринимательству без образования юридического лица, а также вполне законными схемами с калмыцкими льготами, и что? Сидит болезный! Уже десяточку отмотал…

В-четвертых, будет расширена финансовая поддержка малого и среднего бизнеса. Внешэкономбанк — за счет депозита из средств фонда национального благосостояния — начнет фондирование инвестиционных кредитов малым и средним компаниям. А Банк России — рефинансирование таких секьюритизованных кредитов.

Конец заначке! Вот вам и «бюджетное правило». Перекладывают из одного кармана в другой и наслаждаются своей непреклонностью. Как дети, честное слово. Неужели неясно, что все растащат? Вот хоть на секунду кто-нибудь сомневается? Хотя, собственно, для этого и принимают такие решения, что это я, в самом деле…

Кроме того, будет значительно увеличена гарантийная поддержка малых предприятий, в том числе за счет создания федерального и максимального применения региональных гарантийных фондов.

Опять казну потрошат. А говорят: кризис, нужно, мол, пояса подтянуть…

В-пятых, исходя из успешного зарубежного опыта в системе государственных и муниципальных закупок, а также в рамках закупок крупных государственных компаний должны быть определены квоты на приобретение товаров и услуг у малого и среднего бизнеса.

У наших чиновников, как у Деточкина: много родственников. И все они без исключения – малые и средние предприниматели! Дмитрий Анатольевич! Ну право! Вы же все понимаете.

Наконец, особенно важно осуществление программ поддержки малого и среднего бизнеса в моногородах. Нужно еще раз внимательно проанализировать, как работают принятые ранее для таких населенных пунктов специальные программы. Там, где необходимо, создать практические механизмы их финансовой и организационной поддержки.

В целом на эти направления правительство предусмотрело в проекте трехлетнего бюджета средства в объеме более 100 млрд руб.

Макроэкономически – это ничего. Распыление средств. Никакой реальной отдачи все эти меры не дадут. Лучше бы просто снизили налоги.

Но дело не только и не столько в государственной поддержке бизнеса. Более значимой для бизнеса является проблема длинных и дешевых денег. Правительство и недавно созданный в структуре Банка России финансовый мегарегулятор готовят меры по защите пенсионных накоплений и расширению направлений их инвестирования. Весной правительство анонсировало пакет налоговых мер, направленных на стимулирование долгосрочных инвестиций розничных инвесторов и развитие национальной финансовой индустрии. Рассчитываю, что этой осенью Государственная дума рассмотрит соответствующий законопроект.

Мы будем обеспечивать макроэкономическую стабильность, реализовывать меры по развитию финансового рынка, превращению Москвы в один из международных финансовых центров.

Программа «Нью-Васюки».

Продолжим создание комфортной среды для долгосрочных иностранных инвестиций.

Как! Оказывается, эта программа есть и она продолжается? Ничего себе! Это не в результате ли этой программы абсолютный отток капиталов из России составляет который год десятки миллиардов долларов? Что ж, поздравляю, молодцы! Только, может, уже не надо создавать этим самым капиталам комфортную среду? Во всяком случае, так, как это делают наши силовики и суды? А то мы скоро вообще без штанов останемся…

Политика Банка России по переходу к таргетированию инфляции и плавающему валютному курсу будет способствовать решению этих задач, включая появление в России по-настоящему длинных денег.

Красиво… А что это значит практически?

6. Будущее

Мир не стоит на месте, и глобальная конкуренция будет жестче, чем раньше. Для России это может стать историческим шансом изменить свою роль в международном разделении труда. Мы выгодно выделяемся на фоне других стран низкими индикаторами долговой нагрузки и высоким уровнем резервов.

Вот и потратьте этот резерв на проведение пенсионной реформы. Ведь знаете же, что иначе все равно все растащат. А так хоть на дело пойдет.

Но время простых решений прошло. Экономические вызовы, которые стоят перед нами сегодня, нельзя недооценивать. Впереди у нас непростой путь. Нам необходимо в трудных, фактически кризисных условиях продолжать двигаться к постиндустриальной экономике. К умному государству, основной ценностью которого является человек.

Опять заклинания и лозунги… Снова коммунизм строим. Вернее, новую версию: Коммунизм 2.0. И мы, конечно, не сомневаемся, что нынешнему правительству такая задача по плечу! Сплотимся все, как один, вокруг ленинского ЦК!

Нужно выйти на траекторию устойчивого развития. При этом сохранить достижения предшествующих лет по снижению уровня бедности. По поддержке наименее защищенных граждан и проблемных территорий.

Но такое государство только усилиями власти построено быть не может. Социально ответственная личность — ее полноправный партнер в этой непростой работе. Причем осознание этой ответственности не зависит от социального статуса: этим качеством должен обладать и рабочий, и студент-первокурсник, и академик, и бизнесмен, и чиновник. Государство должно меняться только вместе с людьми. За последний год правительство радикально расширило механизмы обратной связи с гражданским обществом и бизнесом при принятии важнейших решений в области экономической политики. Мы заинтересованы в конструктивных общественных инициативах. В ходе согласования большинства решений проводим консультации с бизнесом и экспертами. Деятельность ведомств теперь более доступна для общественного контроля. «Открытое правительство» стало фактом нашей жизни. Этот формат мы будем развивать. То же необходимо делать также на региональном и муниципальном уровнях.

Изобретение велосипеда – это любимое занятие нашей власти. Человечество уже давно разработало механизмы контроля общества над исполнительной властью. Они называются «парламент» и «свободная пресса». Только парламент, честно выбранный в результате открытой и гласной конкуренции всех политических сил общества и реально представляющий его срез, и пресса, реально свободная от регулирования власти. Такой парламент и такая пресса действительно оппонируют правительству, а не являются конторами по штампованию его законотворческих инициатив и его восхвалению и всеобщему одобрению.  Это и есть единственный действенный механизм общественного контроля за властью. Всякие доморощенные пародии на такой контроль в виде миллиардера Абызова (при всей моей симпатии к этому хрупкому юноше) не могут заменить парламент как орган народного представительства и контроля за властью. И всякая попытка обойти необходимость создания такого парламента и такой прессы – это в лучшем случае самообман, а в худшем – злонамеренная попытка вывести себя из-под контроля общества.

Работая вместе, мы должны сделать серьезный шаг вперед. Реализовать намеченные планы. С честью выйти из непростой экономической ситуации, сложившейся в мире.

Опять!

И в результате создать сильную Россию, в которой обеспечивается высокое качество жизни.

Автор — председатель правительства Российской Федерации

Вот на этот счет есть большие сомнения.

Предыдущий материал

Шесть шагов в пропасть: что хотел сказать Медведев?

Следующий материал

Что сказать вам, москвичи?