Новости Календарь

Россия. Перепрошивка 2.0

Давайте проанализируем то, что произошло и что происходит с точки зрения технологий и механик.


Почему люди проснулись?

Здесь целиком и полностью заслуга сработавшей стратегии «приди на выборы и проголосуй за любую партию, кроме партии жуликов и воров». Люди проголосовали. И теперь фальсификации стали не абстрактными, а коснулись непосредственно их. Сделайте так, чтобы человек, не интересующийся футболом, перед матчем поставил деньги на одну из команд, и вы увидите страстного футбольного болельщика. Здесь произошло то же самое.

Если бы были призывы голосовать за конкретные партии, то скромные результаты любой из них еще можно было бы как-то объяснить. Но поскольку самым распространенным вопросом друзьям был «Ты голосовал, надеюсь, не за ПЖиВ?», а ответом – «Конечно!», то объявленные результаты выборов люди восприняли как плевок в себя лично. Если и я сам, и все мои друзья и знакомые видят, что на дороге лежит какашка, а г-н Чуров утверждает, что это пирожное «Картошка», то я поверю своим органам чувств, а не заверениям г-на Чурова, пусть он хоть тражды официально уполномочен на это. Perception is reality.

Еще раз: в голосование против ПЖиВ удалось вовлечь огромное количество людей, и именно поэтому людям перестало быть все равно. Здесь ключевое слово «вовлечение», это важно для того, чтобы чуть позже понять, что еще нужно сделать.


Почему власть так боится?

Ключевым элементом концепции удержания власти Путин сделал контроль над источниками получения гражданами информации. Когда источников с большим охватом лишь несколько, над ними можно взять контроль, и держать граждан за население. Но с развитием социальных сетей количество источников получения людьми информации неимоверно возросло – им стал каждый из нас. Каждый такой источник обладает сравнительно небольшим охватом, но их совокупный охват огромен. А учитывая скорость распространения информации, которую граждане считают стоящей распространения, а также то, что информация распространяется этими источниками (т.е. нами) не только в онлайне, но и в офлайне – своим близким и знакомым, – «Первый канал», НТВ и прочая сурковская пропаганда отдыхают.

Очень важно, что к новым источникам информации гораздо больше доверия. Мы получаем информацию не от абстрактной Екатерины Андреевой, а от людей, которых знаем, и которым доверяем значительно больше. Это отнюдь не феномен соцсетей. Если Екатерина Андреева вдруг объявит Цапка национальным героем, то жители Кущевки поверят не ей, а своим знакомым, которые сталкивались с этим «героем». То же самое мы видели в Беслане. Так что это тоже не феномен соцсетей – просто соцсети сделали возможным гораздо более быстрое распространение мнений.

Власти находятся в прострации, они просто не знают, что им делать

Нынешние события стоит назвать iPhone-революцией. Позавчера в прямом эфире я смотрел, как менты бьют на Триумфальной площади мою знакомую Алену Попову, которая на этих выборах была кандидатом в депутаты от «Справедливой России» в Новосибирске. Трансляцию вел со своего смартфона один из участников митинга. Некоторые бы не поверили в то, что на избирательных участках в кабинки для голосования положили стирающиеся ручки, – если бы не увидели видео, снятое на телефон одним из нас. А непрерывная трансляция в соцсети записей, фоток, видео, отметок о местоположении и т.д. от наших голосующих, наблюдающих и митингующих друзей позволяет нам чувствовать, что мы не одни такие, что нас много, хотя наши друзья находятся и не рядом с нами. Это называется social proof. А по-русски – «на миру и смерть красна».

Поставить под контроль такое количество источников информации невозможно. Именно поэтому власть сейчас в прострации. Они верят в эффективность вещания – в Екатерину Андрееву, в «Первый канал», в НТВ и в то, что если арестовать на 15 суток Алексея Навального, то на эти 15 суток все стихнет. Однако подавляющее большинство людей, проголосовавших на выборах «за любую другую партию, кроме партии жуликов и воров» были убеждены пойти и все-таки проголосовать отнюдь не Навальным, при всем моем к нему уважении, а своими знакомыми.

Более того – если бы к нынешним событиям имел отношение «вашингтонский обком», то ему было бы гораздо более выгодно, если бы Алексея замучил «кровавый режим» или, на худой конец, упрятали бы надолго за решетку – он бы тогда стал символом, как тот тунисский торговец фруктами, который сжег себя, как Нельсон Манделла. Но вашингтонский обком у нас базируется на Старой площади. С такими «стратегами» никаких внешних сил и не надо – лозунг «Свободу Алексею Навальному!» гораздо эффектнее и эффективнее, нежели «Пойдем за Алексеем Навальным на площадь!».


Алексей Навальный на митинге 5 декабря, фотография: Ridus

Еще одним мифом, которым утешали себя «стратеги» на Старой площади (и продолжают надеяться на него), является миф о том, что интернет-аудитория – это маргиналы, и что их мнение совершенно нерелевантно мнению народа. Народ, дескать, смотрит «Дом-2», «Аншлаг» и «Пусть говорят», а в интернете эти передачи презирают. Месяц назад компания  SMM3.org по просьбе «Коммерсантъ Деньги» провела исследование рейтинга телевизионных передач по интересу к ним онлайн-аудитории. Оказалось, что этот рейтинг в точности повторяет данные, публикуемые TNS по результатам офлайновых измерений. Так что, миф о том, что «в интернете не народ» – уже устарел.

Поэтому власти и находятся в прострации. Они просто не знают, что им делать. Ключевой элемент, на котором была выстроена стратегия удержания власти – контроль над источниками информации – утерян, причем не потому, что плохо держали, а в результате технологического прогресса. Вещательная модель, построенная на том, что если сказать одно и то же с кучи зарегистрированных аккаунтов в социальных медиа, то это будет иметь эффект, также не работает, поскольку люди доверяют не всему, что написано, а мнению тех людей, которых они знают, – а кто знает этих киберзомби? Не работают тактики с арестом Навального и глушения DDoS-атаками независимых интернет-СМИ, поскольку они также исходят из ложной идеи наличия единого центра (или нескольких таких центров), из которых осуществляется руководство и вещание.

Когда выясняется, что не работает ничего из того, что считалось абсолютно надежным, возникает отчаяние и хаотическое метание из стороны в сторону. Отсюда и ретвиты сообщений о «е..ных в рот баранах», и попытки переобуться в прыжке с заявлением о том, что Путин – «независимый кандидат» и к ПЖиВ имеет отношение постольку поскольку...


Что еще можно и нужно сделать?

Для меня очевидно, что гражданское общество (как классно осознавать, что оно у нас уже есть!) пока просто размялось. Встало, как Илья Муромец после 33 лет лежания на печи, потянулось и почувствовало в себе силушку богатырскую. И, тем самым, начало активно готовиться к президентским выборам, во время которых, думаю, и развернутся основные баталии. Уверен, что гражданское общество естественным образом само найдет нужные инициативы и самоорганизуется вокруг них, однако хотел бы прокомментировать ряд моментов с чисто технологической точки зрения.

Мы видим, что огромное количество людей вовлечено в защиту своего конституционного права самим решать, кому они делегируют право управлять страной в течение следующих нескольких лет, и права сменить тех, кому они делегировали это право ранее, но кто не оправдал их ожиданий. Однако, степень готовности этих людей к тем или иным действиям разная. Это нормально, и не стоит осуждать тех, кто не готов выйти на митинг, или же пикетировать изоляторы временного содержания, в которых находятся задержанные. Сторонников нужно сегментировать по степени их готовности к той или иной активности, а также предложить различный набор возможных действий для различных сегментов.

Давайте сначала подумаем не над тем, что именно делать, а для чего мы хотим совершить то или иное действие. Итак, мы хотим, чтобы власть увидела, что общество больше не готово терпеть псевдовыборы – типа тех, которые произошли 4 декабря, или чуть раньше, 24 сентября, когда нам объявили, кто победил на выборах 4 марта будущего года. Для этого нам нужно показать, что нас много. Выйти на улицу – это один из вариантов. Ну, а что могут сделать те, кто поддерживает наши требования, но кто не готов выходить на митинг? Они могут, например, повязать на ремень сумки, пальто, машину и т.д. белые ленточки. Готов к более активным действиям, но все-таки пока еще не созрел для митинга? Ты можешь помочь задержанным, привезя им в ОВД воду и еду.

Очевидно, что гражданское общество пока только размялось! 

Таких вариантов должно быть много. Чем больше их будет, тем выше будет вероятность, что большинство людей, возмущенных бесстыдной кражей их страны и их будущего, найдут для себя приемлемый вариант, и вовлекутся в защиту своих прав еще больше. Хакеры, например, могли бы поковырять зараженные ботнеты, которыми власть атакует независимые онлайн-СМИ, чтобы найти и расковырять троян, сидящий в них, – возможно, это позволит найти управляющие ботнетом компьютеры, и, если не выйти на тех, кто запускает атаки, так хоть вывести ботнеты из строя (создать новый ботнет – не самая легкая и тривиальная задача). Кто-то мог бы взять на себя задачу по агрегации сообщений от участников событий в различных соцсетях о нарушениях в ходе выборов – скажем, в едином твиттер-аккаунте. Или их переводу на иностранные языки – это позволит еще больше усилить резонанс с помощью как независимых российских, так и зарубежных СМИ.

Еще раз: я уверен, что гражданское общество само найдет стоящие инициативы и самоорганизуется вокруг них. Очень важно предложить каждому, кто сейчас возмущен поведением властей, поучаствовать в каком-то активном действии, которое будет лежать в пределах того, что человек считает лично для себя допустимым. В этом случае игнорирование властями требований честных выборов будет игнорированием и их личного мнения. Подавлением властями людей, позволивших себе возмутиться фальсификацией выборов, будет действиями, направленными и против них лично. Вспомните – если бы люди не пошли голосовать, то они бы сейчас не воспринимали фальсификацию властями выборов как кражу их собственного голоса. Сейчас нужно сделать то же самое.

Следующее, что нужно сделать – это наладить постоянные каналы коммуникации с различными сегментами сторонников. То, что у нас этим совершенно не озабочены, является для меня лучшим доказательством того, что никакие «вашингтонские политтехнологи» рядом с нынешними событиями и не валялись. Для них это азы, основа основ.

Власти всеми силами будут стараться оттянуть все до Нового Года

До волонтеров, готовых агитировать соседей в офлайне, нужно доносить одну информацию, и устраивать для них отдельные встречи. До тех, кто публично поддерживает твои взгляды в Твиттере, и кто готов агитировать за тебя там – другую. Для тех, кто готов внести денежное пожертвование – третью, содержащую отчеты о том, на что пошли их деньги. Для тех, кто готов лишь проголосовать за кандидата – четвертую. Для волонтеров, готовых участвовать наблюдателями на выборах – пятую. И так далее.

У нас же традиционно рассчитывают на «авось» – что до человека как-нибудь через соцсети попадет нужная ему информация. Это хороший способ набора сторонников, но удерживать их нужно через сегментацию и персонализированную коммуникацию. С дублирующими каналами связи, особенно с самыми активными сторонниками (соцсети, e-mail, SMS). Порядок бьет класс, как говорил один мой знакомый. И этим нужно заниматься уже сейчас, особенно с теми, кто готов быть наблюдателями на президентских выборах. Если удастся мобилизовать значительное количество хорошо подготовленных и подкованных в плане избирательного законодательства наблюдателей, то Чуров повесится. Для сегментации и персонализированной коммуникации лучше всего использовать уже готовую CRM. Например, за рубежом многие политики и политические организации используют для этих целей онлайновую CRM Salesforce.


Что будут предпринимать власти?

Стратегически, в долгосрочной перспективе действенных вариантов сохранить status quo у власти нет. Народ уже проснулся, и не просто хочет, а требует перемен. Однако тактические варианты, чтобы заволокитить ситуацию и отодвинуть перемены на некоторый срок, у власти имеются.

Во-первых, они всеми силами будут стараться оттянуть все до Нового года, перед которым многие разъедутся, поскольку билеты уже куплены и отели оплачены. Да и предпраздничные хлопоты, по мнению кремлевских политтехнологов, наверняка должны сбить протестный настрой. Соответственно, до новогодних праздников маловероятно ожидать как принятия властью каких-то решений по требованиям митингующих (как положительных, так и отрицательных), так и чрезмерной жесткости во избежание обострения ситуации. Маловероятно также введение запрета на митинги, что неизбежно обострит ситуацию (хотя прощупывать этот вариант через вбросы они вполне могут). Позиция будет «дотянем без особых эксцессов до новогодних праздников, а там, даст бог, все постепенно рассосется, да и морозы покрепче будут».

Очевидным тут будет совет – не поддаваться на провокации

Параллельно с этим точкой приложения максимальных усилий «сурковской пропаганды» будет являться расслоение возмутившихся фальсификациями. Скорее всего, власти попытаются перевести протестные настроения против кражи у граждан кучкой жуликов и воров их голосов, их страны и их будущего, в плоскость «выходите на митинг в поддержку требований партии Х или политика Y». Это неизбежно оттолкнет от активных действий значительную часть граждан, неоднозначно относящихся как к «системной», так и к «несистемной» оппозиции, а значит, сработает на жуликов и воров.

Несомненно, власть будет использовать в этой тактике как эго лидеров «несистемной» оппозиции, которые будут примазываться к народному возмущению с подтекстом «вот видите, сколько людей поддерживают наши требования – это наш электорат, который бы проголосовал за нас, если бы нас допустили к выборам», так и руководителей «системной» оппозиции, которые тщательно будут объяснять гражданам и журналистам, что они, дескать, не присоединяются к акциям протеста, потому что их проводят те, с кем мы в один горшок какать не хотим.

Эта тактика позволит нам получить точное представление о том, кто гадит на одной поляне с жуликами и ворами от власти, но лучше продумать ряд мер, противодействующих ей. Лично у меня надежд на «системную» оппозицию в этом плане практически нет, но, не будучи сторонником «Солидарности» («Парнаса», «Другой России», или как там они сейчас называются), я надеюсь, что они поставят интересы страны выше собственного эго и будут максимально акцентировать внимание на том, что они помогают гражданам проводить митинги, но никоим образом не претендуют на то, будто на эти митинги собрались их сторонники. Это относится и к выступлениям на самих митингах, кстати, на которых стоит приглашать выступить прежде всего моральных авторитетов, а не действующих политиков как из «системной», так и из «несистемной» оппозиции.

Чувствуя, что перед Новым годом протестные настроения идут на некоторый спад (или, напротив, – почувствовав, что тактика замораживания ситуации до новогодних праздников не срабатывает), власти попытаются спровоцировать митингующих на действия, которые многим покажутся не необходимыми и адекватными (например, силовой прорыв полицейского оцепления без особой на то нужды), с одновременным жесточайшим ответом на это полиции, который будет направлен в основном на лидеров и активистов «несистемной» оппозиции, которые, как показывает опыт, сами всегда рады поддаться на провокацию.

Мы живем в эру статусов, фоточек и видео в соцсетях

Власти наверняка постараются максимально жестко публично прессануть «профессиональных оппозиционеров», по минимуму затронув при этом простых людей. А в сети потом будут распространяться фото и видео как «экстремистских действий оппозиционеров», так и жесточайшего их пресечения. Расчет тут будет на то, чтобы посеять в простых людх страх перед выходом на митинг, но при этом физическим прессингом затронуть только «тех, кто сам нарывался и спровоцировал полицию». Это должно будет, по идее, вызвать у простых граждан больше страха, нежели возмущения.

Очевидным тут будет совет не поддаваться на провокации. Однако, это оборонительная тактика – когда ты ждешь первого хода со стороны соперника, и начинаешь действовать после него. Вполне вероятно, стоило бы предусмотреть и превентивные меры – например, продвижение концепции максимально доброжелательного и даже нарочито нежного отношения к полиции, стоящей в оцеплении (пусть даже они и не располагают к такому отношению). Посмотрите на фотографии митинга колумбийских студентов против планов правительства по реформированию высшего образования – это один из вариантов противостояния вероятным действиям жуликов и воров. Не будем забывать, что мы живем в эру статусов, фоточек и видео в соцсетях, и после того, как такие фотки и видео распространятся (а они обязательно распространятся), властям станет невозможно реализовывать жесткие варианты и как-то оправдывать их, в том числе за рубежом, где хранятся их пенсионные накопления (да, я помню, как во Владивостоке люди водили хоровод вокруг елки, но у нас сейчас и ситуация гораздо погорячее, и народу вовлечено несравнимо больше).

Это же может подбить кремлевских приятелей на еще одну тактику, которые они наверняка запустят, – о том, дескать, что любые резкие перемены всегда заканчиваются в России кровью и катаклизмами. Все зависит от нас, и это лишь еще один предрассудок, который будут эксплуатировать кремлевские жулики. 

Предыдущий материал

Статистика выборов: чем выше явка, тем больше процент у ЕР

Следующий материал

Политические риски не выросли, они просто стали явными