Новости Календарь

Будни депутата «ЕР»: в Госдуме о нас вытирают ноги, многие будут уходить

Будни депутата «ЕР»: в Госдуме о нас вытирают ноги, многие будут уходить Николай Борцов © gorod48.ru

Уход из Госдумы единоросса Владимира Пехтина и миллиардера Анатолия Ломакина лишь предвестники настоящего кризиса в здании на Охотном Ряду. О нынешней жизни богатых парламентариев Slon поговорил с членом фракции «ЕР», мультимиллионером Николаем Борцовым, бывшим владельцем крупнейшего в России производства соков «Лебедянский» (по оценке Forbes, состояние $0,7 млрд на 2012 год). По его словам, о депутатов «вытирают ноги», избранники недовольны постоянными проверками. Его прогноз: из Госдумы «многие будут уходить», вакантные места заменят «кухарками».

Николай Иванович, Владимир Пехтин недавно отказался от мандата, так же решили поступить еще два депутата от «Единой России». Как вам кажется, Дума по-прежнему остается привлекательной для бизнесменов?

(Смеется.) А вы многих бизнесменов из списка Forbes видели в Думе?

Несколько человек.

– Вот-вот. Да никого их в Думе почти нет. Ни Абрамовича, ни Дерипаски. Никого. И, насколько я знаю, очень многие будут уходить из Думы. Я уже десять лет здесь работаю и вижу, что разговоры пошли. И хотя я не могу сейчас назвать фамилии этих людей, могу сказать, что они довольно небедные люди. Потому что, если говорить простыми словами, о депутатов начали все вытирать ноги. Достаточно посмотреть на то, что сейчас пишут про Пехтина, чтобы это понять. Я такого вала грязи еще не читал. Ну, сын у него там где-то чем-то владеет, ну и что? У нас миллиарды долларов лежат в Америке, которые правительство отправило, и это ничего. А он сыну купил где-то квартиру! Я Пехтина знаю еще с «Единства». Я знаю, что он очень порядочный человек. И считаю, что он правильно сделал, что, когда пошла волна в отношении него, когда начали в федеральных газетах на первой полосе появляться статьи под заголовком «За виллу вилы в бок», он правильно сделал. Ну, неприятно. Поэтому он повернулся и ушел, чтобы грязь на него не лили.

А чем привлекателен депутатский мандат?

– В принципе, Дума никому ничего не дает. Вот я десять лет в Думе, и что она мне дала? Я получаю вал негативных отзывов, хотя стараюсь кому-то помочь, но больше я ничего не имею. Начиная с четвертой Думы все это пошло. А теперь решили вообще доконать депутатов. А на место нас наберут, как говорил Владимир Ленин, «кухарок», которые могут управлять государством. Таких наберется много, но я бы не хотел повторения 37-го года, когда самых умных людей сгноили в Сибири, а потом на селе оказалось, что некому работать. Ведь не каждая кухарка на самом деле может управлять государством. Ведь если я не художник, я же не берусь рисовать картины, но у меня получилось быть руководителем. И все эти меры, я считаю, будут только во вред государству.

Но ведь борьбу с коррупцией инициировал президент. С его подачи депутаты начали заполнять декларации о доходах и имуществе, были созданы комиссии по контролю за доходами...

(Смеется.) Во вторник у нас в Думе был глава Следственного комитета Александр Бастрыкин. И у него все спрашивали про бывшего министра обороны Сердюкова, про которого все пишут, что он украл миллиарды. Об этом все пишут, а его подруга сидит в тринадцатикомнатной квартире под домашним арестом, хотя должна была сидеть где-то в другом месте. А в это время начинают искать какую-то недвижимость у депутатов. Если человек украл – посадите, а если он купил и может доказать это, что этого человека мутызкают? Я этого не понимаю.

Получается, что таким образом внимание общества пытаются переключить от серьезных антикоррупционных расследований к доходам депутатов?

– Может быть, и так, чтобы позаигрывать с народом. Тем более что народу это очень нравится. И я не возражаю, чтобы с коррупцией боролись. Но только в том случае, когда зарплата чиновника 50–60 тысяч, а у него дом за 50–60 млн. Тогда его и берите.

А если в отношении вас лично какой-то блогер выложит в интернете сведения о том, что у вас тоже, к примеру, есть незадекларированная недвижимость, вы тоже, как и Пехтин, сдадите мандат?

– Меня уже только что разбирали на комиссии по доходам. У меня сын умер, и мне достались от него акции, и я отчитывался, носил копию свидетельства о смерти, копию нотариуса, что эти акции я получил легально. И я все это носил, доказывал. Мне это было крайне неприятно. Я ведь ничего не украл. И если в отношении меня еще раз появятся какие-то вопросы, то я плюну и уйду из Думы. На мое место всегда найдутся желающие, но я не знаю, выиграет ли от этого власть или народ.

Николай Иванович, а как вы относитесь к законопроекту, который сегодня принимает Госдума о запрете иностранных счетов за рубежом?

– Сейчас из-за этого закона многие уйдут с госдолжностей. Уже три человека ушли из правящей партии и еще уйдут, и из других партий тоже. Уже разговоры пошли. Вот возьмите меня. Почему я на какого-то дядю эти деньги должен переложить? Вот я пошел в российский банк, где у меня лежат деньги, и мне Ирочка дает справку с ошибкой на несколько миллионов. Ошиблась. Но завтра меня обвинят, что я подал не ту декларацию. Ведь мы же не особо за собой эти копейки считаем. И тут начнут меня полоскать, что я скрыл там что-то. И в глазах народа тут же получится, что я украл. Я считаю, что если коррупционера поймают, то пусть сажают. У меня счетов за границей нет, но у многих есть. Хотя у нас почему-то даже правительство свои деньги за границей держит под 0%. Я так считаю, что нужно принять закон о конфискации имущества. А сегодня человеку за коррупцию дают три года, и притом условно, при этом у него остаются и квартира и деньги. Да и увольнение ничего не даст.

Для партий помощь и сотрудничество с бизнесменами это большое преимущество. Ни для кого не секрет, что многие из миллионеров финансируют избирательные кампании партий. Если сейчас бизнесмены начнут уходить из политики, кто будет тогда помогать партиям?

– А кто в 90-е годы, помните, помогал? Бандиты. Я считаю, что сейчас будут заинтересованы в думском мандате только те, кто на самом деле виноват. Я ничего не украл, и мне эта неприкосновенность не нужна, но таких, как я, будет все меньше и меньше. И первые ласточки уже пошли.

На следующие выборы в Госдуму пойдете?

– Не пойду. Даже если сейчас, как говорят, будут перевыборы, то я и сейчас не пойду. А зачем? Если я приезжаю на съезд фермеров и мою машину – депутата Государственной думы – прогоняют аж до мэрии Москвы? Не положено стоять, хотя моя машина с пропуском депутата Государственной думы. Просто начали вытирать ноги обо всех депутатов. Такого раньше не было. Даже на мой запрос правоохранительные органы не отвечают по две недели, о чем после этого можно вести разговор. Хотя по Конституции мы приравнены к федеральным министрам. Ну что я как федеральный министр почувствовал, когда со мной даже власть считаться не хочет? Я только, грубо говоря, зарплату получаю. Поэтому многие поглядели да и решили, что лучше будут работать на своей работе, чем здесь в Думе. У меня ведь тоже, к примеру, есть акции, но я пустил туда чужих дядей, и неизвестно, как они ими управляют. Я же в Думе не могу следить. И я сейчас больше теряю, чем имею.

А партии власти как-то пытаются удержать депутатов? Или действуют по принципу: ушли, ну и ладно?

– Во-во, правильно вы сказали. Так и будет. Ну, мальчики придут какие-нибудь в Думу. У нас много молодежи сейчас. Они ничего не говорят, не возникают, нажимают на кнопки, и все. А таких, как мы, будет все меньше и меньше.