Новости Календарь

Решения оргкомитета шествия 4 февраля в лицах

Решения оргкомитета шествия 4 февраля в лицах
В эти минуты в Центре имени Сахарова проходит заседание Оргкомитета митинга 4 февраля, в котором принимают участие: писатель Дмитрий Быков, журналист Олег Кашин, телеведущая Татьяна Лазарева, юрист Елена Лукьянова, политик Алексей Навальный, политик Борис Немцов, журналист Сергей Пархоменко, журналист Ольга Романова, политик Владимир Рыжков, политик  Анастасия Удальцова, писатель Григорий Чхартишвили (Борис Акунин), политик Сергей Митрохин, политик Сергей Удальцов, журналист Леонид Парфенов, политик Геннадий Гудков, политик Евгения Чирикова, политик Гарри Каспаров, телеведущий Михаил Шац.

Ведущий оргкомитета Гарри Каспаров. 

Повестка заседания:

1. Построение колонны, жеребьевка участников
2. Порядок выступления
3. Резолюция
4. Креатив, реклама, акции
5. Безопасность участников
6. Подготовка сцены, сбор денег
7. Выполнение предыдущих резолюций
8. Списки заключенных
9. Дата следующего комитета и след митинга

Оргкомитет начался сразу со споров о том, как решить вопрос с построением колонн. Мнения разделились между жеребьевкой и голосованием в интернете. Вопреки недовольству Сергея Митрохина, решили все же отдать это решение слепому случаю.

Решено, что всего будет 4 колонны. Первая колонна – общегражданская. Вторая – либералы, третья – националисты и замыкают шествие – левые. 

Каспаров: Странно, что представители националистов не участвуют в жеребьевке. Возможно, кто-то из представителей к нам присоединится? Вряд ли мы поручим Рыжкову или Удальцову вести колонну националистов.

Доронин: Если будет слишком много командиров, то никакого построения и порядка не будет. Внутри колонн можете строить, что хотите, и выставлять любые флаги, но в любом случае все должны придерживаться общего построения. 

Удальцов: Предлагаю сделать по два человека главных в каждой колонне. Мало ли что может случится.

Пархоменко: Надо отдавать себе отчет, что Якиманка – улица не очень широкая и гораздо меньше проспекта Сахарова. В прошлый раз стояло порядка 50 металлоискателей в ряд. На этот раз их будет около 25. Поэтому понятно, что проход затянется, поэтому просьба никому не опаздывать, а по возможности и проходить заранее. Будет отдельный вход для прессы. И еще важно: для тех, кто не успеет на шествие, или по каким-то причинам не может в нем участвовать – я говорю сейчас о пожилых людях, которым может быть просто тяжело идти – то для них есть отдельный вход сразу на Болотной площади. Лужков мост будет закрыт. Стоять на нем нельзя и ходить по нему тоже нельзя. Его будут использовать как возможность для выхода. Если кто-то захочет уйти раньше, то сможет сделать это там. Основные способы подхода и подъезда к нашему шествию – это радиальная «Октябрьская». В котором часу надо прийти чтобы попасть в первую колонну? Приходите все сразу, а то, в какую колонну встать, зависит только от вас. Каждый встает туда, куда хочет. 

Чирикова: У нас будет своя часть «зеленых», куда нам встать?

Каспаров: В первую колонну.

Гудков: Несколько вопросов, связанных с безопасностью. 24 рамки на Якиманке, пропускная способность – 1500 [человек] в час. Будут дополнительные рамки для оргкомитета и для прессы. Аккредитация.

Что можно брать и что нельзя. Термосы будут запрещены. Поэтому будет организовано питание и горячие напитки. Все прилегающие переулки будут перекрыты барьерами, и входа с них не будет. Заходить нужно будет только с Октябрьской площади.

Завтра будет совещание по безопасности. Нам надо отработать систему, чтобы у нас была единая волна и синхронизация действий. Сегодня же надо назначить ответственных по колоннам.

По итогам голосования было решено, что координатором первой колонны станут: Пархоменко и Доронин. Второй – Шнейдер, третью координируют – Тор и Белов, четвертую – Удальцов и Удальцова.

Колонны движутся по Якиманке. Впереди колонн будет одна машина со звуком, которую нам разрешили, чтобы была возможность лучше координировать колонны. 

На Болотной будет два дополнительных кармана для входа. Со стороны Третьяковки и со стороны набережной.

Будут работать сотрудники ГУВД, курсанты, сотрудники полиции. Главная задача – не допустить провокаций и беспорядков, и в этом смысле наши задачи с правоохранительными органами совпадают.

Рыжков: По поводу резолюций: власти, не выполнили ни одного из требований, которые были объявлены после митингов на Болотной площади и проспекте Сахарова. Та резолюция, которую мы сейчас заявляем, имеет те же требования, что и предыдущие. В преамбуле выражается недовольство тем, что наши требования до сих пор не выполнены. К пяти требованиям добавлены два пункта призыва: не голосовать за Путина и идти наблюдателями на выборах.

Каспаров: Если мы говорим о том, что мы требуем расследований, может, мы пригласим Бастрыкина и Чайку? Третий пункт нашей резолюции напрямую относится к их деятельности.

Чхартишвили: Мы против революции. Я готов дать оппонентам немного воздуха, поэтому не думаю, что надо прописывать точную дату в резолюции. Давайте не будем делать из этого небольшого документа, политическую программу. Он написан не для этого. На мой взгляд, все излишнее идет во вред. Политическая реформа? Ну, Путин обещает нам политическую реформу, и что? Любой кандидат скажет, что с этим пунктом у меня проблемы нет.

Навальный: Пункт про политическую реформу надо оставить, просто сократить его и сформулировать как «провести реформу политической системы». Этот кандидатский минимум, который мы разработали, воспринимается в контексте других наших заявлений. У нас есть расшифровка в резолюции, что мы понимаем под политической реформой. Надо понимать, что политическая реформа, гораздо более важная вещь, нежели проведение немедленных перевыборов.

Гудков: Я хотел бы настоять на проведении политической реформы, потому что весь смысл не в свержении Чурова и не в чем-то еще, а в проведении этой реформы. Если ее не будет, то все наши акции бессмысленны.

Пархоменко: Что есть сердце политической реформы? Думаю, что ответ на этот риторический вопрос есть. Мы все за честные выборы. Есть формула, устоявшаяся во всем мире: прямые, равные и свободные выборы. Мне кажется, что если мы напишем провести реформу политической системы, обеспечивающую прямые, равные, тайные, свободные выборы, то мы этим забьем этот гвоздь достаточно глубоко. И будет в точности понятно, что мы имеем ввиду. Это сердцевина политической реформы. Если в стране есть выборы, в ней есть в политическом смысле все остальное.

Каспаров: Мы можем долго обсуждать этот вопрос. Предлагаю остановиться на «провести комплексную демократическую реформу политической системы в России». В течении двух лет провести новые президентские выборы.

Удальцов: Я предлагаю дать этому документу новое название: «Общественный договор»

Каспаров: Кандидатский минимум слишком хорошее название, чтобы от него отказываться. Предлагаю оставить название, а «общественный договор» дописать рядом за скобками.

Пархоменко: Говорим про сцену. Имеется договоренность с той же компанией, которая поставила сцену в прошлый раз. Поскольку сейчас не Новый год и мы заказываем сцену меньших размеров, все это будет гораздо дешевле. При этом звук и экраны будут такими же мощными, как и в прошлый раз. Но всей технике нужна охрана. В прошлый раз их осознанно кто-то испортил на митинге на Сахарова, кабель просто разрубили на куски.

Я сегодня с изумлением прочел у себя в ЖЖ упрек, что так никто и не объяснил на что были потрачен деньги, что является неправдой, поскольку Романова публиковала даже сканы, но об этом попозже. Что касается технической стороны дела – передвижная ретрансляционная установка будет ехать перед колонной, мощность ее не может быть очень большой, будет только одна машина. У нас нет места, чтобы ставить машины перед каждой колонной, а то мы растянемся от старта до финиша. 

Лазарева: Давайте поставим несколько машин, они не будут никуда ехать.

Пархоменко: Хорошая идея.

Лазарева: Сапрыкина нет, но я предлагаю обсудить некоторый креатив. Возможно, для первой общегражданской колонны нужна белая символика, например все идут с белыми шариками. Это очень недорогой креатив. 

Чирикова: А у нас будут экологические зеленые шарики.

Лазарева: Если у нас не будет звукоусиливающей аппаратуры, будет тихое мрачное шествие. Единственное место, где можно поставить машину, – это у магазина «Гименей» – там может стоять единственная машина.

Гудков: У меня вопрос про десантников – будет ли у нас эта песня?

Удальцов: В прошлый раз обсуждалось, что будет в конце мероприятия. 

Гудков: Холодно, наверное, у нас будет мало креатива.

Каспаров: Сбор денег и подготовка сцены и вопрос Шевчука и других творческих групп.

Немцов: Шевчук сказал, что он будет. Если -20, то петь он не будет. Если мы только не поставим тепловые пушки. Шевчук на акции точно будет петь.

Каспаров: Один наш отечественный бизнесмен предложил нам в качестве помощи 240 японских грелок, нам нужны? 

Пархоменко: По последним сведениям, Шевчука не будет в Москве.

Каспаров: У нас будет какое-то художественное наполнение сцены.

Лазарева: Стоять на обогреваемой сцене и делать музыкальные номера, когда люди мерзнут, – нечестно. Концертные номера – исключены. Кому они нужны, околевающим людям?

Пархоменко: Пока очевидного кандидата на эти музыкальные номера у нас нет. Вполне вероятно, что какой-то один номер может быть, но пока мы не знаем. Если есть такая вещь, ради которой можно заставить пятьдесят тысяч человек заставить стоять на морозе, – давайте делать.

Давайте все музыкальные номера до начала митинга, пока все собираются.

Ольга Романова: Скажу сразу – денег нет. Алексей Навальный, я хочу сразу к тебе обратиться, как к популярному блогеру, я еще раз пришлю отчетность по прошлому разу – чтобы у тебя в блоге появилась отчетность по 2,5 миллионам рублей на прошлый митинг.

Перед прошлым митингом мы за 4 дня собрали практически 4 миллиона рублей, примерно на этом мы сейчас и выезжаем. 3 миллиона были потрачены на митинг на проспекте Сахарова. К оставшимся деньгами добавилось совсем немного. На этот митинг почти ничего. То есть по финансам и этому способу финансирования, который гениально сработал в прошлый раз, на сегодняшний день можно констатировать, что он себя абсолютно исчерпал.

Остальные деньги – 252 000 рублей – это работа социологов, 200 000 зарезервированы за туалетами. Есть еще проблема налогов – сумму я резервирую.

Пархоменко: Все очень обрадовались по поводу того, что удалось добиться того, чего мы хотели. Но на самом деле нам всем предстоит реализовать то, чего мы добились. И я просил бы всех, кто нас слышит, – отдайте себе отчет, что без вас мы не начнем. Сумма у нас достаточно небольшая. Мы не хотим раздобывать эти деньги. Если все скинутся, все будет хорошо. Это вопрос психологической поддержки и политической акции. Для нас важнее, чтобы вы скинулись, а не мы у кого-то взяли.

Романова: Номер кошелька есть на страничке организаторов и митинга, кошелек Романовой в «Яндекс-деньгах». Нам нужны деньги на сцену, пушки, экраны, туалеты, машину с усилителем. И мы поддерживаем поезд, который идет по регионам, и рассказывает о том, что происходит в Москве. Так вот о поезде можно забыть – на него нет денег.

Пархоменко: Поезд – это другая история. Мы хотим, чтобы люди, идущие на митинг, заплатили за свой митинг.

Немцов: Думаю, что митинг должен вести Владимир Рыжков. У него огромный опыт проведения митингов, он этим занимается лет 20 уже. Там надо иметь хороший, сильный голос и умение принимать быстрые и важные решения.

Чхартишвили: Я предлагаю вообще не морозить людей. Пусть ведущие митинга зачитают резолюцию и кандидатский минимум, и на этом вообще закончим. В противном случае, это закончится тем, что многие замерзнут, и после наши митинг станет причиной ОРВИ и пневмоний. Все свои речи выступающие могут опубликовать в СМИ и своих блогах. 

Гудков:
Я считаю неправильно говорить о том, что не надо устраивать митинг. А для чего тогда все эти усилия? Для чего мы тогда собираем людей. Я так же считаю неправильным говорить о том, что ведущими должны быть новые лица и не политики. Надо понимать, что ведущими должны быть те, у кого есть опыт, матерые волки, способные справиться с такой ответственностью. Надо понимать, что все собравшиеся здесь, теперь политики, в конце концов, мы сейчас требуем здесь политических реформ. Поэтому надо проводить митинг, короткий, но проводить.

Митрохин: Я считаю, надо проводить короткий митинг. Если мы не будем проводить короткий митинг и не дадим выступить приглашенным ранее кандидатам в президенты, то мы будем выглядеть странно.

Чирикова: В прошлый раз мы при помощи «Сетевизора» проводили два опроса. Первый – по поводу выступления кандидатов в президенты, и большинство поддержали эту идею. Второй – проведения концерта, и снова большинство поддержали. Я думаю, что концерт надо проводить. Слушать все это время только политиков – это скучно. Не лишайте людей счастья услышать в живую Шевчука.

Немцов: Давайте не будем устраивать бенефис политиков и кандидатов в президенты. Короткий концерт надо проводить и разбавлять выступления политиков.

Удальцов: Думаю, будет неправильно, если люди соберутся, пройдут всю Якиманку, а в итоге послушают, как им зачитают резолюцию и попросят разойтись. Мы должны оставить выступления участников и концерт для собравшихся. Что касается выступающих, то мне кажется, что правильно будет, если у нас будут выступать три кандидата в президенты, три представителя «Лиги избирателей» и по представителю от каждой колонны, и Юра Шевчук, завершающий все выступления. Мне кажется, это справедливо. И поставить регламент 3 минуты на выступление.

Каспаров:
Тогда утверждаем этот вариант: 9 выступающих, по три минуты каждый.

Чхартишвили:
«Лига избирателей» вчера связывалась со всеми штабами кандидатов в президенты, на предмет того, готовы ли они принять наблюдателей. Все штабы, кроме Путина, это заявление приняли.

На этом заседание оргкомитета было закрыто.

Предыдущий материал

Революция бухгалтеров и юристов

Следующий материал

Дальше действовать будем мы