Новости Календарь

«Политика государства в отношении НКО колеблется на 180 градусов»

«Политика государства в отношении НКО колеблется на 180 градусов»

В среду в СМИ появилась информация, что движение наблюдателей «Голос», правозащитный центр «Мемориал», Московская Хельсинкская группа и ассоциация «Агора» получили президентские гранты от движения «Гражданское достоинство» Эллы Памфиловой. Однако, по словам представителей этих организаций, официальной информации о результатах конкурса пока не было. С одной стороны, говорят они, президентский грант делает НКО более надежными в глазах граждан, которых долго пугали «иностранными агентами». С другой стороны, бюджетные деньги могут оказаться ловушкой для НКО: государство получит возможность привлекать их лидеров к ответственности за нецелевое расходование средств.  

В начале сентября Владимир Путин распорядился выделить «Гражданскому достоинству» 200 миллионов рублей для грантов НКО – и не просто НКО, а именно правозащитных проектов. По словам Памфиловой, на конкурс поступило 705 заявок из 77 регионов страны. В конкурсную комиссию по распределению грантов, помимо самой Памфиловой, вошли омбудсмен Владимир Лукин, глава президентского Совета по правам человека Михаил Федотов, член общественной палаты РФ Елена Тополева-Солдунова, депутат Госдумы Галина Хованская, руководитель организации «Справедливая помощь» Елизавета Глинка (доктор Лиза).

Официально результаты конкурса пока не оглашались, и представители тех НКО, которые журналисты уже назвали победителями, не спешат праздновать. «Хочу сказать сразу: официально мы пока ничего не получили, и радоваться преждевременно. Не знаю, откуда эта информация у СМИ, но результаты будут объявлены завтра», – заявил заместитель исполнительного директора «Голоса» Григорий Мельконьянц. Председатель «Агоры» адвокат Павел Чиков тоже подтверждает, что официально организаторы конкурса еще не называли победителей.

На что НКО просили денег у президента? Конкурсный проект «Голоса» «Время честных выборов» состоит из нескольких частей. «Во-первых, традиционное наблюдение на выборах – мы хотим охватить досрочные выборы в феврале 2014 года и единый день голосования в сентябре 2014-го. Мы планируем организовать в регионах площадки для диалога между участниками выборов, организаторами, наблюдательскими сообществами, чтобы предотвратить недопонимание и конфликты. Непосредственно во время выборов будут работать горячая линия и «Карта нарушений». Сегодня в России нет юридических приемных для граждан по защите их избирательных прав – мы хотим создать такую, где юристы будут помогать избирателям документами, советами и так далее. Наконец, мы разработали новые методические материалы, в том числе для членов избиркомов, для полицейских, для наблюдателей», – рассказал исполнительный директор «Голоса».

Проект «Агоры», по словам Чикова, более «рисковый», именно поэтому адвокат с сомнением относится к возможной победе ассоциации в конкурсе. «Это Правовая школа "Агоры" – мы давно хотели и наконец решились обучать юристов навыкам работы по делам, связанным с нарушением прав человека. Мы это сами неплохо умеем, и нам давно пора расширить когорту юристов, которые такими делами профессионально занимаются. Это гораздо более чувствительный проект для властей – не в их интересах расширять группу юристов, которые это умеют», – уверен Чиков.

У «Голоса» были сомнения, стоит ли подавать заявку на грант, признается Мельконьянц, так как на федеральном уровне движение до сих пор обходили стороной все государственные программы поддержки (региональные отделения иногда все же получали субсидии). «Надежда была лишь на то, что сама по себе личность Эллы Памфиловой вызывает доверие», – пояснил он. «Была ситуация, когда мы подавали заявки, будучи твердо уверенными, что нам откажут, и подавали умышленно, чтобы потом была возможность говорить, что мы пробовали этот путь, но нам никто не дал денег», – вспоминает Чиков. В начале 2013 года Slon писал о сомнительных организациях, которым обычно достаются самые крупные правительственные гранты. Так, каждая пятая НКО, получившая грант свыше 3 млн рублей, не сообщала о себе в заявке ничего, кроме самой скудной справочной информации, а о большинстве мы ничего не услышали и после получения гранта. Судьба крупных сумм чаще всего оставалась неизвестной.

Сумма гранта, который (вероятно) получит «Голос», пока остается в секрете, хотя в их заявке указывалась цифра 8,9 млн рублей. Но даже этого не хватит «Голосу», чтобы полноценно продолжать все проекты, запущенные до принятия закона об «иностранных агентах», говорит Мельконьянц: «В год "Голосу" нужно минимум 14 млн, и вне зависимости от того, какую сумму мы получим, мы обязательно будем обращаться за помощью к гражданам». В «Голосе» надеются, что государственное финансирование не станет их основным источником денег: закон об НКО стал для всех уроком, что источники финансирования должны быть разными. «Но мы надеемся, что президентский грант станет сигналом для простых граждан и частных компаний, что мы не опасны и нас можно поддерживать», – добавляет он.

Большая часть граждан с недоверием относятся к некоммерческому сектору, ведь по центральным каналам регулярно показывают передачи об «иностранных агентах». Голос Григория Мельконьянца за кадром методично повторяет: «Вы сурковская пропаганда!» в ролике, снятом, когда журналисты НТВ ворвались в офис «Голоса» зимой 2012 года. Как получается, что государство одной рукой перекрывает кислород НКО, а другой – раздает гранты? «Во власти есть разные мнения на этот счет, – уверен Мельконьянц. – Такие проекты, как наш, безумно полезны и важны для стабильности. "Голос" всегда говорил, что проблемы должны решаться цивилизованным путем – улучшением избирательного законодательства, общественного контроля, а не путем выхода на улицы и свержения власти. Цивилизованные люди во власти, которые понимают это, поддерживают правозащитные организации, а другие снимают пропагандистские фильмы».

Государственная политика в отношении НКО крайне непоследовательна, утверждает Чиков, и говорить об «оттепели» нельзя. «2013 год начался с того, что вступил в силу закон об иностранных агентах, но спустя месяц министр юстиции пообещал, что этот закон не будет применяться для репрессий, и все успокоились. Еще через месяц началась масштабная проверка НКО по всей России, а потом прокуратура столкнулась с консолидацией гражданского общества, которое противостояло применению этого закона, и поняла, что надо действовать иначе. Политика государства в отношении НКО колеблется на 180 градусов. Может пройти два-три месяца, и маятник опять качнется в обратную сторону», – говорит он.

Президентские гранты могут оказаться ловушкой для независимых НКО. «Организации, которые сейчас получат бюджетные средства, открывают для себя новый сектор проверок со стороны контролирующих органов, более того, оказываются под угрозой привлечения к уголовной ответственности за якобы нецелевое расходование бюджетных средств. Уголовные дела могут появиться в конце следующего года, когда подойдет время сдавать отчеты», – предсказывает Чиков. Но даже в такой ситуации отказываться от гранта НКО не намерены. У «Агоры» есть и дополнительная мотивация, признается Чиков: «Мы сами хотим пройти этот путь от начала до конца, и, вероятно, в следующем году мы начнем консультировать НКО по этому вопросу». Ряд претензий к грантодателям, по словам Чикова, есть уже сейчас – например, к тексту договоров, по которым переводятся деньги.  

Предыдущий материал

«Навальный будет претендентом на второе место в президентской гонке»

Следующий материал

Как ОНФ замещает собой правительство