Новости Календарь

Политический 2012. Куда приведет гражданская активность?

Политический 2012. Куда приведет гражданская активность?
В социальном прогнозировании есть одно правило: шансы на реализацию оптимистических сценариев невелики. Так и сейчас, в преддверии 2012 года. Скорее всего, этот год ознаменуется началом нового – теперь уже шестилетнего – правления Владимира Путина. Возможно, ему засчитают победу уже в первом туре президентских выборов. Постепенно возрастает вероятности того, что все-таки будет второй, но, опять-таки, победоносный для нынешнего премьера. Вернувшись в президентское кресло, он подкрутит гайки, а окончательно закрутит их при первых же экономических осложнениях: антикризисное управление, не шутки. Тогда же отправится на заслуженный отдых Медведев со всеми своими обещаниями, а кризисным управлением займется команда, формирующаяся уже сейчас: Сергей Иванов, Дмитрий Рогозин. Серьезные, суровые люди, без либерального миндальничания.

Впрочем, любой сценарий, предполагающий сохранение Путина у власти – это пессимистический сценарий. Он означает стагнацию и постепенный развал, сопровождающийся разворовыванием друзьями национального лидера всего того, что еще остается в государственных загашниках. Соответственно, оптимистический сценарий – это уход Путина, другого не дано. Каким он мог бы быть? Разверну по месяцам, оговаривая наиболее серьезные риски для каждого этапа.

Январь-февраль
Оптимистический сценарий предполагает, что в течение этих двух месяцев продолжит развиваться массовое движение, начало которому положил митинг 10 декабря. Целью движения должна быть отмена результатов думских выборов. Именно фальсификации послужили причиной всплеска негодования, и было бы вопиющей непоследовательностью смириться с наглым обманом. Кроме того, борьба против несправедливых выборов была бы хорошим вкладом в президентскую кампанию. К 4 марта избиратели должны ясно понимать, что при сохранении Путина у власти честных выборов не будет, он – главное препятствие. Нельзя отдать ему ни одного голоса.

Риски этого этапа многообразны. Главный из них – это снижение интенсивности протестного движения. Скажем, если январский митинг в Москве полностью проваливается, то у властей не будет стимула к тому, чтобы идти на дальнейшие уступки, и они запустят машину фальсификаций на полную мощность. А провалиться он может, в частности, потому, что потенциальные участники могут принять уже полученные уступки как достаточные. Ведь «лучшим людям» уже пообещали и свою маленькую партийку, и (совершенно бесполезные, по правде сказать) веб-камеры на избирательных участках, и хорошего – «успешного» – кандидата в президенты, и площадку для диалога с властью в Фэйсбуке. Все, что угодно, только оставьте Путина, пожалуйста. Но нет: если останется Путин, то отъем уступок будет вопросом времени и техники.


Март
По оптимистическому сценарию, Путин не сможет получить 50%+1 голос на президентских выборах. Будет назначен второй тур.

Риски этого этапа, помимо очевидного стремления властей к предотвращению такого исхода, связаны с тактикой оппозиции. Нужно любой ценой избежать повторения НаХ-НаХовщины. Думская кампания ясно показала, что единственная разумная тактика – это голосование за любого кандидата, кроме Путина. Учитывая, что все кандидаты одобрены (а в большинстве, фактически, выдвинуты) самим Путиным, довести мысль до избирателей будет еще сложнее, чем осенью. Но без этого ничего не выйдет. Кроме того, именно на оппозицию ляжет основная работа по наблюдению за выборами, и трудно сказать, насколько успешной она будет. На помощь официальных кандидатов рассчитывать еще труднее, чем на думских выборах. Возможно, однако, что продуктивной окажется идея объединений избирателей.


Апрель
Второй тур, в котором побеждает альтернативный кандидат.

Риски колоссальны. Остаются все те же самые проблемы, что и с первым туром, но к этому добавляется то обстоятельство, что агитировать «за любого другого кандидата» уже не получится. Надо будет поддержать конкретного кандидата, причем наиболее высока вероятность того, что это будет Зюганов. Это – вызов и для массового движения, для которого Зюганов, мягко говоря, не свой, и для избирателя, и для оппозиции. Остается лишь надежда на историческую память. Общество не должно позволить провести себя так же, как в 1996 г.


Май-июнь
первые шаги нового президента. Эти шаги будут обусловлены тем, в какой мере своим избранием он будет обязан массовому движению, и какие обещания удастся у него получить в промежутке между двумя турами. Поскольку основным требованием движения должна остаться отмена результатов думских выборов, то именно этот шаг я рассматриваю как важнейший для оптимистического сценария. Дума должна быть распущена, и чем скорее, тем лучше. После этого должны быть назначены новые, свободные выборы. Нужно обеспечить свободу политических объединений и реформировать избирательную систему, и сделать это президентскими указами. Надеяться на то, что это сделает Дума в порядке реализации медведевских реформ, совершенно бессмысленно. Кроме того, новому президенту нужно будет сформировать приемлемое для общества правительство. Лучше всего, если бы до созыва новой Думы оно носило не политический, а технический характер.

Основной риск связан с тем, что новый президент ничего этого делать не захочет, а попытается консолидировать свою власть, взяв «ручное управление» системой на себя. Это серьезный риск, но надо понимать, что этот президент будет политически слабым, а переформатирование «ручного управления» – невероятно сложная, долгосрочная задача. Если народ не впадет в сон, а оппозиция будет готова к такому повороту событий, то добиться от него уступок будет вполне реально. По большому счету, он сам будет заинтересован в институциональных решениях. А вот Путин, если вернется, возьмет назад даже данные Медведевым обещания.


Июль-ноябрь
Регистрация партий, новая думская кампания и выборы. Здесь основная политическая ответственность будет лежать на оппозиции, которой придется в крайне сжатые сроки сформировать несколько приемлемых для избирателей лидеров и партий. Возможны два варианта. Один состоит в том, что на основе основных элементов протестного движения сформируется широкая партия с общедемократической повесткой дня, которая получит в новой думе абсолютное большинство мест. Другой вариант – это несколько демократических партий. Скажем, Национально-демократическая (которая получит относительное большинство, 30-40% мест) и «либералы», от ПАРНАСа до «Яблока», которые вместе могли бы претендовать на 10-20. КПРФ выступила бы на новых выборах не хуже, чем в декабре – но не думаю, что существенно лучше, где-то 25% мест. Перспективы других партий выглядят блеклыми. Я нахожу оба варианта, которые, по аналогии с посткоммунистическими переходами, можно было бы назвать «чешским» и «венгерским», приемлемыми в рамках оптимистического сценария. После созыва новой Думы можно было бы сформировать новое – уже политическое – правительство. Это не было бы завершением переходного периода, потому что для окончательного демонтажа авторитаризма надо будет запустить процесс изменения конституции через Конституционное (Учредительное) Собрание. Но оптимистический сценарий на 2012 год здесь заканчивается, начинается сценарий-2013.

Основным риском этого этапа была бы попытка сузить общедемократическое движение народа до партии, основанной на «либерализме» образца 90-х гг., с унаследованными оттуда же лидерами и идеологами. За такую партию просто не проголосуют, с неизбежными эффектами в виде воплей «Россия, ты одурела!» и самодовольной физиономией Жириновского (скорее всего, в новом и сильно ухудшенном воплощении) на телеэкране. Этот риск тем более силен, что такая партия апеллировала бы к московскому активу протестного движения. Но если выходить на выборы, то российская демократия должна найти более широкую общенациональную базу, иначе игра не стоит свеч. Впрочем, не буду развивать эту тему, чтобы не заходить слишком далеко в жанр фэнтэзи.



В заключение хотел бы выделить нечто общее, объединяющее все элементы оптимистического сценария: гражданская активность. Она важна на каждом этапе. Без нее ничего не будет. Нужны митинги.

Следующий материал

Жизнь в «летнем» времени – тонкий замысел или техническая ошибка?