Новости Календарь

Почему нацболы превратились в нашистов

Почему нацболы превратились в нашистов Фото: Валерий Мельников / Коммерсантъ

Такое уже было не раз, самый нашумевший случай, наверное, тот, ульяновский. Прошлой весной на митинге против открытия в Ульяновске базы НАТО выступал лидер еще не запрещенного «Левого фронта» Сергей Удальцов, и к нему подошла какая-то девушка. Подошла, потом отошла, потом крики: избили, убили, милиция. Милиция тут как тут, Удальцова задерживают, и сразу же в новостях: Удальцов избил журналистку «Дорожного радио» Анну Позднякову, возбуждено уголовное дело. Сразу же выяснится, что Позднякова на «Дорожном радио» просто внештатница, зато в ульяновской «Молодой гвардии» – известная активистка, и загадочная история с ее избиением сразу же перестанет быть загадочной, потому что прокремлевские молодежные движения в том числе и для этого нужны – чтобы устраивать провокации против оппозиционеров, инсценировать вот такие избиения, создавать поводы для уголовных дел. До самой «Анатомии протеста», почти полгода, Удальцов будет ездить в Ульяновск на заседания суда и доказывать, что никакую Позднякову он не избивал.

Что-то похожее произошло теперь на встрече Алексея Навального с избирателями в Митино. Двое молодых людей, парень и девушка, задают Навальному какой-то вопрос (что-то про пересмотр итогов приватизации), их почему-то прогоняют со сцены, после чего они, совсем как Анна Позднякова, жалуются, что их избила охрана Навального. Единственное отличие от привычных таких случаев вроде того же ульяновского – пострадавшие отказываются жаловаться в полицию, но это тоже объяснимо, потому что это уже не нашисты. Место прокремлевских молодежных движений заняла теперь «Другая Россия» Эдуарда Лимонова, и это ее активисты утверждают, что охрана Навального их избила. Нацболы в полицию не жалуются – может быть, это последняя черта лимоновской партии, отличающая ее активистов от таких, как та Анна Позднякова.

В середине нулевых, когда создавались «Наши», «Молодая гвардия» и прочие, многие обращали внимание на то, что эти организации и своей эстетикой, и своей организационной иерархией, и вообще всем слишком откровенно копируют лимоновскую партию, которая как раз в те же годы подверглась, как тогда казалось, окончательному разгрому. Меньше всего тогда можно было ожидать, что пройдет несколько лет, исчезнут «Наши», уйдет Сурков, и последним хранителем нашистских ценностей окажется как раз Эдуард Лимонов со своей возрожденной под другим именем партией. Формально «Другая Россия» только слегка скорректировала тезисы своей программы, добавив к списку своих врагов «буржуазную группировку Навального», но в действительности кроме этой «буржуазной группировки» никаких врагов у нее больше и нет, «Другая Россия» заняла освободившееся после «Наших» место политической силы, тратящей всю свою энергию на борьбу с оппозицией. И внешнее сходство нынешних другороссов с нашистами пятилетней давности настолько завораживает, что слишком велик соблазн сделать из происходящего с «Другой Россией» какой-нибудь неприятный вывод: может быть, им платят? Может быть, они бегают в Кремль? Попробуйте представить: приемная Володина, в приемной очередь, и где-то среди губернаторов и лидеров парламентских фракций сидит, отхлебывая из стакана с подстаканником кремлевский чай, Эдуард Лимонов, ожидающий получения очередных инструкций. Возможно ли такое? Наверняка возможно, но все-таки проще поверить, что основная политическая миссия Лимонова и его партии остается неизменной на протяжении последних двадцати лет – они всегда против власти, они всегда против мейнстрима. И если сегодня они против Навального, то этому может быть и простое, без всяких заговоров, объяснение: Навальный уже мейнстрим, Навальный уже почти власть. Нацболы – это самый надежный индикатор, лучше любой социологии. Проигравшие им неинтересны. Если с тобой борются нацболы, значит, ты уже победил. 

Предыдущий материал

Кремль и его воображаемые друзья

Следующий материал

Четвертое поколение российских предпринимателей. Эпилог